May 4, 2020, 6:41 AM

Политическая колонка Александра Пирогова. Уловка-19

Лет шесть назад мне приснился сон, в котором я пишу статью про гениальную книгу «Уловка-22» «Уловка-22» — роман американского писателя Джозефа Хеллера, опубликованный в 1961 году. Известен возникшим в нём логическим парадоксом между взаимоисключающими правилами (в другом переводе – «Поправка-22») и нахожу множественные параллели с современной жизнью. Тогда я не придал ему значения, но сегодня, когда сел писать, меня накрыло мощное дежавю. 

Все это я уже видел и проживал во всех деталях. Именно сегодняшнюю статью я и писал шесть лет назад. Где-то в другом месте, в другой жизни, в другой реальности. Вся ситуация с пандемией COVID-19 до боли походит на абсурдную, сатирическую трагедию «Уловки-22». Неопределенность, страх, болезни, смерть. Бюрократия и полное отсутствие здравого смысла. Необходимость выживания любыми путями в агрессивной и враждебной среде.

Главный герой, капитан Йоссариан, пытается вернуться домой, отлетав на своем бомбардировщике положенную норму вылетов.

Вот только норму каждый раз увеличивают, отодвигая срок возвращения до бесконечности. Хитрый герой пытается «откосить» от новых вылетов в госпитале и даже пытается показаться сумасшедшим, но натыкается на непреодолимый логический парадокс – распоряжение правительства, которое невозможно обойти.

«Всякий, кто хочет уклониться от боевого задания, нормален», - гласит оно.

Если ты хочешь воевать – ты псих, и мы обязаны отправить тебя домой. Но нужно написать заявление. Как только ты его напишешь – ты нормален, потому что хочешь спасти свою жизнь. Эта уловка-22 используется и в других вопросах, позволяя шестеренкам бюрократической машины перемалывать всякое противоречие и подгонять любое решение под нормы официального абсурда. 

Йоссариан живет в «палатке Мертвеца» - солдата, убитого в первый день службы, но не успевшего официально оформиться в канцелярии. Солдата формально не существует, но вещи без его разрешения вынести нельзя. 

На собраниях вопросы могут задавать только те, кто вопросы не задает никогда. Майор Майор Майор (звание, имя и фамилия) принимает посетителей только в свое отсутствие. Солдат-бизнесмен богатеет на войне, торгуя в минус, покупает яйца по семь центов и перепродает по пять. Ресторан с табличкой «Вход запрещен» рекламирует отменные напитки и закуски.

Уловка – идеальный план на безвременье. Решения принимаются и не принимаются одновременно. Парадоксы взаимоисключающих правил становятся нормой жизни. Необходимо изолироваться, но невозможно не выходить из дома

Необходимо носить маски, но они нигде не продаются. Необходимо не работать, но надо покупать еду и платить квартплату. Надо прикрыть большинство предприятий малого бизнеса, но необходимо, чтобы они заплатили налоги. При симптомах надо обращаться к врачам, но заразиться можно как раз от них.

Нужно делать тесты, но зачастую они недостоверны. Надо запретить алкоголь, но не допустить бунта. Надо провести парад и салют, но на них никого не пустить. Надо перекрыть въезд в регион, но как-нибудь по-тихому. Надо закрыть церкви, но нельзя отбирать у людей святое.

Парадокс Бертрана Рассела,Бертран Рассел - британский философ, логик, математик и общественный деятель. Известен своими работами в защиту пацифизма, атеизма, а также либерализма и левых политических течений, и внёс неоценимый вклад в математическую логику, историю философии и теорию познания. кажется, смешивает фантасмагорию Уловки-22 с сегодняшней пандемией: «Одному деревенскому брадобрею приказали брить всякого, кто сам не бреется, и не брить того, кто сам бреется. Как он должен поступить с собой?". 

Очевидно, что никто особо не понимает что делать, когда все это кончится и что будет потом…

Кто-то оборачивает «военное положение» себе на пользу по-крупному, а кто-то - «мышкует» на перепродаже масок. Один теряет веру и отчаивается, другой - находит успокоение в близких и начинает ценить семью… Кто-то уже на грани, кто-то еще терпит. Кто-то обвиняет власти и одновременно уповает только на них.

Очевидно, что обнуление-2020 - это уже не про сроки президента. Пандемия спутала все карты, все планы, все сценарии. Теперь это про всю нашу жизнь. Про экономику и политику, про религию и традиции, про коммуникации и здоровье и много еще про что. 

Завершение пандемии потребует обнуления обнуленного. Новое правительство и председатель, новая Конституция, новая Госдума, новые правила и новые поправки. И новые уловки. Старые - уже просрочены. «Уловки-22 не существовало, он давно понял, что она выдумана, да только это не имело ни малейшего значения, поскольку, с одной стороны, все верили в ее существование, а с другой — тут-то и таилась подлая поправка ко всем человеческим законам, — не существовало реального документа, текст которого можно было бы отвергать или опровергать, изменять, критиковать или поносить, уничтожать, ненавидеть».

Уловки помогают снять ответственность за принятые решения, или не принятые. Даже за подтасовку решений, как например если брадобрея Рассела посчитать женщиной и так разрешить парадокс. Или отбиться от штрафа за отсутствие справки с работы поездкой на дачу справки не требующей. 

Смысл Уловки-19 в том, что каждый должен брать ответственность на себя, принимать решения и самостоятельно оценивать риски и опасности.

И выживать. Сам, как сумеешь. У Йоссариана – получилось.

Комментировать