December 12, 2019, 2:27 PM
Дмитрий Моргулес

«Понимаю серьезность обвинения». Как бывшего главу Челябинска Евгения Тефтелева отправили под арест

Сегодня в Центральном районном суде Челябинска избирали меру пресечения для бывшего мэра Челябинска и Магнитогорска, бывшего вице-губернатора Челябинской области Евгения Тефтелева задержанного накануне сотрудниками ФСБ и обвиняемого в получении взятки в особо крупном размере. О том, как это происходило — в материале ЕАН.

В маленьком и узком холле Центрального районного суда Челябинска было не протолкнуться. Судебный пристав, в одиночестве стоявший возле входных рамок металлоискателя, почти судорожно проверял содержимое рюкзаков, сумок и карманов многочисленных (около 40 человек) представителей прессы. Консультант суда, отвечающая за работу со СМИ, раз в две минуты одергивала кого-то, требовала опустить объективы камер, выключить телефоны и напоминала, что съемка в здании суда запрещена, а разрешить съемку в зале заседаний может только судья. И только тогда… А может и не разрешить...

В итоге представители прессы полностью, словно шпроты в банке, заполнили собой один из залов заседаний суд, и похихикивали над этой ситуацией. Они явно были в тесноте, но совсем не в обиде. Впрочем через некоторое время было решено перенести заседание в другой, более вместительный зал. Хотя и его в итоге хватило с трудом. 

Евгения Тефтелева привели трое конвоиров в полицейской форме. Запустили внутрь железной клетки, сняли наручники. Бывший глава Челябинска был одет во все черное — полупальто, брюки, ботинки. Лицо его было бледноватым, но вел он себя спокойно, и какой-то неуверенности или боязни не выказывал. Пошептался о чем-то с адвокатом Анастасией Татарченко, глянул на помощницу адвоката, сидевшую в пол-оборота к нему. 

«Общение запрещено!», — рявкнул конвоир, когда журналисты попытались спросить Тефтелева хоть о чем-то.

В этот момент в зал вошел судья Григорий Важенин, и все встали. 

Для начала судья удостоверил личность обвиняемого, проверил его документы, социальный статус, место жительства.

 

Первое же ходатайство, которое подала судье адвокат Татарченко — удалить из зала суда прессу.

«Мой доверитель — известный человек. И пока суд не вынес решения по существу дела… Кроме того, он все-таки человек в возрасте, мы планируем огласить данные о болезнях моего доверителя...»

Судья Важенин спросил самого Евгения Тефтелева.

«На усмотрение суда», — ответил тот.

Следователь Илья Давыдов также попросил суд удалить прессу из зала заседаний. Правда, под другим предлогом — мол, якобы в материалах дела есть сведения, составляющие чуть ли не государственную тайну.

Однако представитель прокуратуры, поддерживающий гособвинение, заметил, что оснований закрывать заседание суда от представителей СМИ нет. И в итоге судья Важенин пришел к этому же выводу, разрешив «акулам пера и фотовидеотехники» и присутствовать, и осуществлять диктофонную запись, фото- и видеосъемку. Правда, без права транслировать видео и снимки в интернет в режиме онлайн.

Затем Евгения Тефтелева спросили, о какой мере пресечения он хотел бы ходатайствовать.

«Я понимаю всю серьезность обвинения», — спокойно заметил бывший мэр Челябинска. Но прошу суд учесть, что у меня есть ряд заболеваний — диабет, гипертония, атероселкроз ног... Просил бы определить мне домашний арест».

Адвокат поддержала своего доверителя. Госпожа Татарченко подчеркнула, что обвинение ее подзащитному уже предъявлено, и более того — он частично признал обвинения (а вот это было новостью!), и готов давать показания по делу.

Кроме того, у почти 65-летнего Тефтелева действительно имеются заболевания, что подтверждается справкой из городской больницы №1 Магнитогорска, где Тефлеев находится под наблюдением. Справка, разумеется, подписана главврачом и заверена. Более того, он нуждается в ежедневном приеме препаратов, а в условиях СИЗО оказание необходимой для него квалифицированной, постоянной и ежедневной помощи врачей вряд ли возможно, и это может привести к тому, что здоровье Евгения Тефтелева может быть серьезно подорвано, и даже есть угроза жизни.

Также госпожа Татарченко пояснила, что следователь в материалах дела излагал неверную информацию о том, что обвиняемый якобы часто ездит заграницу, а загранпаспорт не был обнаружен. Адвокат предъявила загранпаспорт Евгения Тефтелева и попросила суд приобщить его к материалам дела.

«Последняя дата выезда за границу обозначена 2013 годом», — заметила госпожа Татарченко. — «Нечасто он выезжал».

Кроме того, суду были представлены выписка на право собственности жилого помещения, которым владеет обвиняемый (в теории, оно должно послужить местом, где он будет отбывать домашний арест), а также государственные, региональные и прочие награды, которые имеются у Евгения Тефтелева. Среди них — медали ордена «За заслуги перед отечеством» первой и второй степеней, Знак «За заслуги перед Челябинской областью», удостоверение лауреата премии правительства РФ за технологические новации, которые Тефтелев внедрял на магнитогорском метизно-металлургическом заводе, который он возглавлял вплоть до середины 2000-х. 

А еще среди наград была медаль «За укрепление финансового контроля в Российской Федерации». Что, конечно, добавляло пикантности происходящему, учитывая то, по какой статье обвиняют экс-главу Челябинска.

Следователь и прокурор в свою очередь настаивали на аресте. Но не на домашнем. Аргументы, в общем, были стандартны — обладает связями и влиянием, не работает, при обыске обнаружена крупная сумма денег, может скрыться от следствия, оказать давление на свидетелей, уничтоить еще не найденные, но возможные доказательства по делу (по которому, разумеется» ведутся активные оперативно-розыскные мероприятия), и так далее и тому подобное. Разве что представитель прокуратуры подчеркнул, что медицинских документов, подтвержающих заболевания, которые препятствуют нахождению Тефтелева в следственном изоляторе, не представлено (и, заметим, те заболевания, о которых говорила сторона защиты, формально не входят в список болезней, при которых признано невозможным содержание в СИЗО — прим. ЕАН).

Судья Важенин внимательно изучил все, что ему представили стороны процесса. С особым интересом, как показалось, он рассматривал награды и удостоверения к ним.

В итоге, посовещавшись сам с собой минут 20, судья Важенин принял решение отправить Евгения Тефтелева в следственный изолятор до 11 февраля будущего года. Оговорив, что это постановление можно обжаловать в вышестоящей инстанции.

Все заседание Евгений Тефтелев просидел спокойно, сложив руки, и поглядывая то на судью, то вниз перед собой. В момент вынесения вердикта на его лице не дрогнул ни один мускул. Лишь на мгновение он чуть закусил нижнюю губу. 1 января ему исполняется 65, максимальное наказание по предъявленному обвинению - 15 лет лишения свободы. Плюс болячки... Жутковатые расклады, словом...

К камере подошли конвоиры и попросили протянуть руки, чтобы надеть наручники. Журналисты пытались то задавать вопросы, то кричать Тефтелеву, не хочет ли он извиниться перед челябинцами. 

«Общение запрещено!», — снова рявкнул старший конвоя.

Бывший мэр, покидая зал суда не произнес ни слова. А вот следователь Давыдов (однофамилец еще одного бывшего мэра Челябинска, предшественника Тетфелева, который также имел проблемы с законом) расплылся в широкой улыбке.

Почему-то вспомнилась старая театральная фраза, которую произносит массовка для создания эффекта шума толпы.

«О чем говорить, когда не о чем говорить?»

И правда что ли...





Источник фото: Дмитрий Моргулес
Комментировать