November 11, 2021, 09:49 AM

«Поселили в прачечной»: в Бирске жильцы сгоревшего дома требуют компенсации за лишение их права собственности

Анна Хузиахметова с мужем и тремя детьми еще четыре года назад были владельцами квартиры в самом центре небольшого провинциального города Бирска, в доме в полукилометре от знаменитого Свято-Троицкого собора и центральной городской площади. Теперь они живут на отшибе поселка в черте этого же города, в холодной и сырой, покрывающейся плесенью комнатушке. После пожара в старинном деревянном особняке у Хузиахметовых и их соседей еще оставалась надежда — строение оказалось выявленным памятником архитектуры. Однако минувшим летом эксперты объявили результат своего исследования: никакой ценности особняк не представляет. А теперь всем бывшим жильцам приходят иски о лишении их права собственности. Подробности — в материале ЕАН.

Культурное наследие или простое пепелище

От Уфы до Бирска по трассе — больше 100 км. Небольшой провинциальный городок, первое упоминание о котором относят к 1455 году, насчитывает около полсотни тыс. жителей (по данным Wikipedia на 2010 год). Сейчас в населенном пункте кроме знаменитого Свято-Троицкого собора и прилегающей к нему территории мало что может порадовать глаз. Разбитые дороги (местами полное их отсутствие), укатанные до состояния обочины газоны вдоль них, обветшалые домики и осенняя грязь — и так всюду.

Когда-то Хузиахметовы жили в деревянной двухэтажке неподалеку от центральной городской площади и Собора. Анна с мужем и первым сыном поселились в небольшой квартире (всего 15,6 кв. метров) еще в 2007 году. После рождения дочери, в 2010 году, эту недвижимость удалось выкупить за материнский капитал.

Всего в деревянной двухэтажке было 15 квартир. Одна из них, угловая на втором этаже, пустовала после смерти пожилого владельца. Незадолго до происшествия сын умершего затеял ремонт. Как вспоминает Анна, он планировал заменить печное отопление газовым. Именно в той квартире, по словам жильцов, начался пожар. По их сведениям, в заключении МЧС о причине возгорания указан неисправный дымоход, тянущийся от печки с первого этажа, где тоже не успели провести газ.

Так выглядел особняк до пожара

В феврале 2018-го, когда случился пожар, семья Анны лишилась всего нажитого имущества. Удалось спасти только часть документов — спасатели вынесли с пожарища. В мае того же года Хузиахметовы получили письмо от мэрии, в котором сообщалось, что сгоревший дом признан аварийным и подлежит сносу (копия документа имеется в распоряжении ЕАН). Вот только делать это пока было нельзя.

«Указанный дом относится к выявленным объектам культурного наследия „Жилой дом Чиркова“ и включен в перечень объектов культурного наследия (памятников истории и культуры). Поэтому до принятия решения о включении его в единый государственный реестр объектов регистрации культурного наследия (памятников истории и культуры) либо отказе во включении его в Реестр, он подлежит государственной охране и не может быть снесен», — сообщали в письме чиновники.

От особняка остались обугленные руины, тут иногда играют дети

Как памятник дом выявили уже после пожара — приказ об утверждении охранного обязательства опубликован на сайте управления Башкультнаследия 20 марта 2018 года. Приказ об отказе во включении в реестр ОКН подписан начальником этого ведомства Олегом Полстоваловым 1 июня 2021 года.

Квартира с неприятным сюрпризом

После пожара Хузиахметовым пришлось воспользоваться пунктом временного размещения, который развернули в местной гостинице.

«В итоге мы прожили там полтора года за свой счет, в месяц по 6,5 тыс. платили, — возмущается Анна. — Когда пришел новый глава [города Антон Талалов], мы с юристом составили обращение, чтобы нам компенсировали эти затраты. Но отказали».

 В Уфе прокуратура проверяет аварийный барак после публикации ЕАН об обрушении потолка 

Чиновники предлагали Хузиахметовым маневренное жилье вместо гостиницы, но и там, как вспоминает Анна, условия для семьи с тремя детьми оказались неприемлемыми. Параллельно женщина через прокуратуру и суды добивалась от администрации города квартиры по соцнайму. И 18 марта 2019 года Верховный суд Башкирии обязал мэрию Бирска предоставить Хузиахметовым «отдельное благоустроенное помещение, отвечающее установленным санитарным и техническим требованиям общей площадью не менее 15,6 кв. м».

В тесной квадратной комнате поместились только узкая кровать, диван, холодильник да стол в углу для кухонной утвари

Спустя полгода, в сентябре, мэрия передала им жилое помещение площадью 18,2 кв. м в поселке Пономаревка. По странному стечению обстоятельств, на той же улице, что и в центре Бирска, — на Ленина, только номер дома 35. Когда-то это двухэтажное здание было общежитием местного кирпичного завода. Как выяснила Анна уже после заселения, их новая квартира была переделана из помещения прачечной. Об этом ей рассказала соседка, которая сама живет в комнате, служившей раньше для сушки белья.

Первый недостаток проживания в бывшей прачечной, выявленный Хузиахметовыми, — полное отсутствие вентиляции. Позже администрация города устранила это упущение, однако сырость из квартиры на 18,2 квадрата никуда не исчезла, и по поверхности пластиковых окон и на стенах в санузле начали расползаться темные пятна плесени. А ближе к зиме стало понятно, что без обогревателя дома не обойтись.

«Я этим летом, 7 июня, обратилась в следственный комитет с заявлением о предоставлении жилья, не соответствующего санитарным нормам. Но решения до сих пор нет, мы ждем», — сетует Анна.

О своих бедах Анна рассказывает в просторной ванной, где за неимением другого места пришлось поставить шкаф для одежды. Но в уборной нет обогревательного прибора

Бесправные

Несмотря на невозможность восстановления дома номер 10 на улице Ленина в Бирске, жильцы там прописаны до сих пор, а собственники продолжают платить налог на имущество. Прописываться в квартире, предоставленной в социальный наем, Хузиахметовы не хотят. Как и все их бывшие соседи, они стремятся сохранить свои права на квадратные метры в сгоревшем доме — надеются получить компенсации. Но недавно они узнали, что администрация города подала в суд.

«Право собственности прекращается при отчуждении собственником имущества, отказе собственника от имущества и гибели или уничтожении имущества. У нас произошла как раз гибель имущества, право собственности прекращается в силу закона», — объяснил, ссылаясь на ч. 1 Статьи 235 ГК РФ, начальник юридического отдела Рустам Мирзаянов позицию мэрии Бирска.

 «Ликвидировать проблему аварийного жилья в России может только государство»: экономист рассказал о главных проблемах ЖКХ 

Чем закончится эта история, пока непонятно. Сейчас погорельцы готовятся в суде отстаивать свои права на жилье и компенсации за его гибель. Хузиахметовы же, помимо этого, все еще ждут решения следователя по их вопросу. ЕАН следит за развитием событий.

Ольга Блажнова

Есть новость — поделитесь! Мессенджеры ЕАН для ценной информации

+7 922 143 47 42

Источник фото: ЕАН; из личного архива Анны Хузиахметовой
Комментировать
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
18+