July 26, 2019, 5:41 AM

Политическая колонка Александра Пирогова: последний герой Госдумы

Тридцать девять дней, 18 участников, 1 млн долларов победителю. Шесть недель, восемь кандидатов и минус 1 млн долларов у победителя. Почувствуйте разницу между популярным американским шоу «Последний герой» (Survivor) и его российским собратом «Выборы в Госдуму».

Правила игры

Правила этих социальных игр на выживание просты и похожи. Группу незнакомцев помещают в отдаленном месте среди дикой природы. Здесь они должны пройти многочисленные испытания и трудности, бороться не только с природой, но и друг с другом. Выстраивать стратегии поведения, просчитывать ходы соперников, втираться в доверие, создавать коалиции, постоянно интриговать и без колебаний предавать союзников. Главный приз того стоит. Мандат депутата Госдумы у нас, 1 млн долларов - у них. От желающих отбоя нет.

 Как и в «Последнем герое», победитель только один и до финала доходят не все. Во время игры участники выгоняют друг друга, снимают с выборов. Да и попасть на игру не так-то просто. Претенденты проходят жесткий отбор. Готовы потратить большие деньги, лишь бы поучаствовать. Часть отсеивается еще до старта. Но это если говорить о полноценной игре.

Довыборы в Госдуму в этом году – это короткий забег. Серьезная игра начнется лишь через два года, тогда и ставки будут выше, и конкуренции больше. Сейчас ажиотажа нет, разыгрывается всего «полмандата». Генеральная репетиция, так сказать. Поэтому и кандидаты от «ЕР» весьма специфические: певица Вика Цыганова в Хабаровске да биатлонист Антон Шипулин на Урале. Какие уж есть.

Но ход игры определяют не фамилии, а социальные роли кандидатов. От типажей зависит очень многое. Не все из восьми выдвинувшихся кандидатов по Серовскому округу имеют яркий и узнаваемый образ, но некоторые – очень даже. О них чуть подробней.

Харизматик

Энергичные, общительные и харизматичные представляют для других игроков наибольшую опасность, их выгоняют первыми, чтоб не плодить сильных конкурентов.

Так, например, на госдумовских довыборах по Серовскому округу первым изгнали Сергея Капчука. Формально за то, что судим за тяжкое преступление, хотя амнистирован, а значит – не судим. Верховный суд разбирается. Заседание, кстати, как раз сегодня.

 И если чудо случится, а такое с Капчуком бывает, то он вернется в бой. 

Ежели нет - юристы рекомендуют ему не опускать руки, а идти в Конституционный суд, чтоб попытаться доказать ущемление своих прав и признать эту норму неконституционной. Так, по крайней мере, он сможет открыть себе двери на участие в следующих выборах. На том же округе, уже через два года. Или уйти из политики еще на целых десять лет, выполняя требования закона.

Кандидат яркий и интересный. И пусть его сегодняшняя активность хаотична и бессистемна, имея ресурсы, он с легкостью смог бы победить нынешнего фаворита – Антона Шипулина. Опыт публичной политики, накопленный с 90-х, не пропьешь даже за 15 лет изгнания.

Единоросс

Единороссы в этой игре получают персональные иммунитеты от преследований других участников. Юридические проблемы им не грозят, пища лучше, постель мягче, огонь добывать не надо. Единственный недостаток – они всех бесят и раздражают и потому могут проиграть даже в самых тепличных условиях. Из-за этого их роль особенно сложна: замаскировать принадлежность к партии, прикинуться, с одной стороны, скромным и незаметным, с другой – незаменимым и полезным.

Всем помогать, не выпячивая свое эго, мягко формировать свое лидерство и потихонечку, шаг за шагом, избавляться от соперников.

 Особенно важно для единоросса находить участников, к которым бы остальные испытывали еще большую ненависть и раздражение, чем к нему. 

Прикрываться чужим антирейтингом, чтоб свой и партийный в глаза не бросался. Стратегия малых добрых дел: одному кокос сорвал, другому костер разжег, третьему воды принес. В общем, за все хорошее и против всего плохого.

С такой стратегией игроки обречены начинать кампанию раньше всех, тратить больше всех, но зато и выигрывают они чаще остальных. Проигрывать им нельзя: нельзя подвести продюсеров, спонсоров и всю остальную табель о рангах.

В серовской игре кормить комаров, соблазнять медведей и охотиться на избирателей отправили олимпийца Шипулина. Ранний старт кампании, административный ресурс глав и предприятий – всего в избытке. Не орел, но на фоне оставшихся даже воробей кажется орлом. Так что до 70% вполне может долететь.

Красный вождь

В каждом «Последнем герое» есть особый участник. Он выступает этакой коллективной совестью, защитником сирых и убогих. Поборником правил, ответственности, справедливости. Часто идет наперекор общим решениям, если уверен, что они неправильны.

 Следит за распределением продуктов, коллективным хозяйством и бытом. Щепетилен и придирчив. Обидчив и искренне убежден, что его мнение – единственно правильное. В альянсы вступает неохотно. Инстинктивно вынюхивает единоросса и становится его антагонистом и главным критиком. Если это обнаружение произойдет на раннем этапе игры, то вполне способен перевернуть расстановку сил и настроить против кандидата от «ЕР» остальных участников.

Коммунисты сейчас здорово подросли за счет роста недовольных и протестников. Однако в Серовском округе КПРФ, как и остальные парламентские партии, не нашли или не захотели выдвигать кандидатов-тяжеловесов. Даже лидер свердловских коммунистов Александр Ивачев решил пропустить этот раунд и выдвинул Габбаса Даутова - профсоюзника, чья известность локализована маленьким Качканаром. Не имеющий ни известности, ни ресурсов кандидат-коммунист не способен сегодня повлиять на сложившиеся расклады.

Как впрочем, и другие кандидаты, часть которых – спойлеры, спарринг-партнеры, но есть и простые, честные и наивные горожане, которые сами не понимают, зачем они выдвинулись на эти выборы.

Протестная мобилизация округу не грозит. Конкурентам не хватит ресурсов даже на то, чтоб выявить и пригласить своих сторонников, не говоря уже о том, чтобы организовать и проконтролировать их полноценный привод на участки. Явка будет около 20%, две трети из которых – отмобилизованные бюджетники и рабочие.

Личные встречи с избирателями – тоже не панацея. Этот великий инструмент необходим на любых выборах, но не может заменить полноценную агитационную кампанию в большом полумиллионном округе. Даже если кандидат подсядет на жесткие стимулирующие препараты и будет как сумасшедший проводить по 10 встреч в день, на каждой из которых будет присутствовать 30-50 человек, без перерывов и выходных, то за оставшееся время он охватит до 20 тыс. избирателей. Из которых половина на выборы не пойдет, четверть забудет фамилию, оставшиеся проголосуют за другого, например, за «Коммуниста России», заботливо выдвинутого на всякий случай.

Кто побеждает?

Как правило, в американском «Последнем герое» побеждают спокойные середнячки, в меру спортивные, общительные, с хорошей стратегией. Они тащат к финалу тех, у кого будет легче выиграть.

Тройка лидеров, дошедших до финала, зачастую выглядит так: самый слабый участник, который сам удивляется своему везению и благодарен лидеру, что тянул его все это время; самый хитрый и коварный интриган, готовый мать родную продать, чтоб пройти подальше; и, наконец, довольно выносливый и умный победитель, который на фоне этих болезных выглядит настоящим чемпионом. Правда, иногда бывают исключения.

 Изредка победу вырывают и харизматики, и буйные отморозки, и хитрюги, а иногда она случайно достается кому-то очень слабому, тому, кого лидер тянул за собой как консерву, но под конец что-то пошло не так.

В российских выборах такое тоже случается, но, как правило, все гораздо прозаичней: побеждают либо самые приспособленные, либо самые богатые, либо самые буйные. На нынешних выборах все очевидно. Хотя шансы для жаждущих власти были очень высоки, видимо, жажда была не так уж сильна.