April 24, 2020, 5:34 AM

«Продай машину, но животных - накорми»: как в челябинском приюте переживают пандемию коронавируса (ФОТОРЕПОРТАЖ)

Из-за пандемии коронавируса один за другим закрываются приюты для животных – их обитателей просто нечем кормить. Передвижные цирки и зоопарки просят о помощи. Среди этого потока негатива – вызволенный из лап изуверов львенок и подготовка транспортировки трех маленьких спасенных медвежат на дальний восток. Корреспонденты ЕАН съездили в челябинский приют диких животных и птиц Фонда зоозащиты «Спаси меня», и узнали о том, как там переживают коронавирус и все неприятности, с ним связанные.

 Стая уходит по рукам. Почему на Урале закрываются «хаски парки» 

На новости о закрытии приютов ветеринар и президент фонда зоозащиты «Спаси меня» Карен Даллакян реагирует остро и считает, что животных нужно содержать несмотря ни на что.

«В Златоусте застряли цирки шапито… Владелец дает интервью, а за спиной — огромный джип. Ну, так продай машину — корми животных! Они же тебе доходы приносили, ты за их счет эту машину купил», — негодует Даллакян.

Он надевает перчатки и заходит к недавно прибывшим в Челябинск медвежатам. Поправляет бревнышки, вытаскивает игрушки, которые проказники утащили в домик, выравнивает подстилку из сосновых иголок. «Ну вот, опять кашу вывалили!».

Двум братьям и сестренке всего три месяца — лопают кашу на молоке. Их маму-медведицу убили браконьеры. Медвежат нашли жители Ханты-Мансийского автономного округа и выставили на продажу. Волонтеры выкупили их и привезли на карантин в Челябинск. Уже 30 апреля они отправятся в центр реабилитации диких животных «Утес» в Хабаровском крае.

«Прямой рейс отменили, — Карену Даллакяну во время нашего разговора часто звонят на телефон: прививки, мастит у козы, какой корм лучше, а в этот раз — как медвежат в Хабаровск везти. — Теперь с пересадкой в Новосибирске полетим. Четыре лишних часа».

Из-за пандемии многие планы приюта были порушены. К тигру Гектору из-за границы должны были приехать ветеринары – делать операцию. Когда он был совсем котенком, во время неудавшегося ограбления зоопарка его пытались похитить, но так тянули сквозь решетку, что у него оказались разорваны связки коленей и таза. На какой срок откладывается осмотр и процедуры – пока не ясно. 

Африканского леопарда Еву должны были забрать в Италию, в центр, где живут ее сородичи. За пятнистую красавицу здесь, на Урале, предлагали деньги, но Карен Даллакян настоял, чтобы Ева жила в специализированном учреждении с другими леопардами. Еще, совсем недавно ее, трехдневного котенка, от которой отказалась мать, спасали, кормя из бутылочки, и вырастили в красивую, игривую кошку.

На других животных коронакризис напрямую не отразился. Однако из-за режима самоизоляции волонтеры не могут посещать приют, чтобы ухаживать за постояльцами. Теперь чистить вольеры, варить кашу, нарезать овощи приходится своими силами – на весенний субботник времени не хватает.

Посередине участка стоит ослица Эля. Она медленно жует. Вокруг нее, как ужаленный, скачет ослик Тайган. Компанию ему составляют две козы. Они запрыгивают на крыши вольеров, намереваются выскочить за двери – устраивают кипеж.



В старом здании приюта, построенном в 1958 году, продолжается ремонт – хотят встретить иностранных гостей, после пандемии, в светлом, чистом помещении. Уже заменили проводку – главную проблему многих приютов, из-за которой случаются пожары. На пол уложили плитку. Кое-где даже отремонтировали стены. Неравнодушный бизнесмен за свой счет установил котел – теперь в одной части приюта есть отопление.

В другой части дома отопления пока нет, пол состоит из деревянной трухи, а со стен кусками отваливается краска. Комната, в которой должна быть операционная, пока что используется как склад.

Карантинные боксы уже полностью оборудованы. Комнатка 1,5 кв. м. выложена плиткой. Сюда помещают вновь прибывших в приют животных на карантин, чтобы в случае чего они не заразили остальных постояльцев. Здесь же закрывают бешеных. А после каждого «посетителя» все тщательно моют и дезинфицируют.

Девушка в зеленой жилетке, с закрытым маской лицом моет пруд для гусей, лебедей и уток: тщательно сбивает помет и грязь водой из шланга. Молодой человек лопатой выгребает из вольеров подстилку в тачку. Увозит. Насыпает свежую. В течение двух часов, пока мы были в здесь, работа не затихала ни на минуту.

У приюта нет четкой специализации – принимают почти любых животных. Здесь нашли дом и слепой енот, и брошенный контактным зоопарком волк, и старый гриф с покалеченными крыльями. По соседству сидит обычная ворона с перебитым крылом – ей тоже не отказали в помощи.



На территории приюта выращивают животных «на корм»: мышей, цыплят, кроликов. Куры несут яйца, а козы дают молоко. Это необходимо, что бы хищники получали свежее, натуральное мясо – с косточками, перьями и шерстью, как в дикой природе. Над зверьками никто не издевается и не устраивает охоту – хищникам отдают уже тушки.

Студенты-ветеринары и биологи проходят в приюте практику, изучают анатомию животных, пишут исследовательские работы.

В музей приюта приводят школьников: они мастерят поделки, смотрят на животных. Но во время пандемии все образовательные мероприятия в музее прекращены — лекции от Карена Даллакяна только в прямом эфире онлайн.

До этого автор этих строк была в приюте для животных лишь однажды. Собаки сидели в темных клетках, жались в углах, когда мы подходили, и все время скулили. От жуткой вони резало глаза.

В приюте у Карена Даллакяна, совсем другая история. Да, впереди еще много дел по ремонту и обустройству старого здания, выделенного под приют. Но забота о животных, многие из которых в силу полученных увечий уже никогда не смогут жить нормальной жизнью, совсем на другом уровне. В приюте нет никакого запаха. Животные свободно гуляют. Подстилка свежая. Корм есть. Звери не истощенные, шёрстка у них мягкая и блестящая. Ластятся, играют. И людей не пугаются. А все потому, что здесь их любят.



Источник фото: Дмитрий Толстошеев для ЕАН
Комментировать