December 25, 2019, 2:58 PM
Дмитрий Моргулес

Прораб на галерах. Как Алексей Текслер новый формат общения с населением и прессой осваивал

Губернатор Челябинской области Алексей Текслер провел в эфире телеканалов «Россия-24» и ОТВ "прямую линию", в ходе которой пообщался с жителями Южного Урала и с журналистами. Свидетелем этого стал корреспондент ЕАН.

Конец года — время для отчетов, подведения итогов и тому подобных мероприятий, в том числе публичных. Например, каждый декабрь, примерно в середине, проходит традиционная большая пресс-конференция Владимира Путина. В современной российской политической традиции принято, что региональные начальники отчитываются о своих делах позже главнокомандующего. Почти всегда — также в форме пресс-конференций. Но губернатор Челябинской области Алексей Текслер явно не ищет легких путей.

Потому что организовать аналог другого известного «путинского» формата — «прямой линии», где совмещены прямые включения с мест, общение с журналистами, с колл-центром, вопросы «из Интернета» (или из соцсетей), а также с гостями студии, — история куда более сложная с организационной точки зрения. Но было принято решение делать именно «прямую линию». В том числе (наверное) чтобы показать, что просьбы и чаяния «простого народа», обычных людей для Алексея Текслера всегда приоритетнее, чем что-либо (ну, кроме, наверное, поручений Владимира Путина, что понятно).

Основную технологическую ношу организации «прямой линии» взяла на себя ГТРК «Южный Урал». В том числе потому, что только старая добрая «гытырка» располагает необходимой для этого инфраструктурой — просторной студией, возможностью организовать колл-центр, корреспондентской сетью в регионе и широкими возможностями по передаче готового сигнала. Впрочем, и телекомпания ОТВ, принадлежащая правительству Челябинской области, в стороне, мягко говоря, не осталась.

То, что Алексей Текслер немного, вольно или невольно, «косплеит» Владимира Путина, было заметно по деталям. Ведущие — по бокам от главного героя. Журналисты — напротив.

Как и у Путина, рядышком, на столе, белая кружка-термос.

Собственно, и цель всего мероприятия не только (а может, и не столько) послушать вопросы, сколько дать ответы. Рассказать, какие есть проблемы, что делается, что уже сделано и что планируется сделать в дальнейшем. Продемонстрировать планы на будущее, отреагировать на какие-то конкретные ситуации и тут же, в прямом эфире, дать поручения конкретным чиновникам. Продемонстрировать уверенность в себе, в том, что делается, и в будущем региона в целом.

А какие-то конкретные истории — записать к себе в почти легендарный красный блокнот (записей, кстати, оказалось много, почти на полблокнота).

Собственно, именно этим Алексей Текслер немедленно и занялся.

Первый же вопрос — про скорую, которая добиралась до поселка Аэропорт в Челябинске 2 часа 40 минут, — вылился в немедленное поручение разобрать этот случай. И в классический переход от частного к общему, а именно — к общему состоянию службы скорой помощи в Челябинске и в области и к мерам, которые уже принимаются и будут приниматься, чтобы это состояние улучшить. 

Было предсказуемо, что большая часть вопросов — и из колл-центра, и из соцсетей, и от собравшихся в студии журналистов — касалась прежде всего социальных проблем. Соответственно, «социально ориентированными» были и ответы. 

От просьбы залить лед в поселке — к строительству многочисленных спортивных объектов в области и в том числе ледовых площадок. 

От просьбы «убрать уже маршрутки с улиц» — к грядущему перераспределению полномочий по транспортному обслуживанию областного центра из города на уровень региона, к закупкам новых единиц автобусов, трамваев и троллейбусов, к перспективам строительства метро.

От обращения одного из обманутых дольщиков — не просто к рассказу, что будет с именно его домом, но и к общей ситуации с долевым строительством и даже к личному воспоминанию Алексея Текслера: «Я и сам в некотором роде дольщик, пять лет назад покупал квартиру в Москве, так она до сих пор не сдана».

От крика про «спасите детей от снюса» — к конкретному законопроекту, который запретит на территории области не только его продажу в торговых точках, но и какое-либо обращение никотиновых смесей в регионе в целом.

Конечно, было и про экологию. Про выбросы. Про их снижение. Про то, что «технологии все давно есть, но нужна (политическая) воля» (и, конечно же, вовремя сжатая в кулак рука).

Про Томинский ГОК. Который хоть и откроют (и Алексей Текслер в январе его посетит, видимо, на открытии), но так «обложат датчиками», что мало не покажется.

От вопроса про слабое озеленение — к тому, что инфраструктурные МУПы и ОГУПы, так беспечно уничтоженные в свое время («и те решения я считаю неправильными»), будут возрождаться, прежде всего в Челябинске.

Разумеется, затронули вопрос строительства детского хирургического центра на территории городского бора. 

Конечно же, подняли вопросы водоснабжения Челябинска и вспомнили спасительный в этом плане Долгобродский канал, который скоро достроят.

Вспомнили про Верхний Уфалей, рассказав, что впервые с советских времен построят там новое жилье — три пятиэтажки.

Вспомнили и о том, что в Челябинской области есть проблемы со строительством социальных объектов. Причем как по части наличия грамотных проектировщиков, так и по части адекватных подрядчиков.

Конечно, Алексей Текслер выглядел куда увереннее, чем в самом начале своего губернаторства весной. Он потихоньку привык к новому для него уровню публичности и не просто говорил правильные фразы, но и позволял себе пространные уходы «чуть в сторону», а то и почти спонтанный юмор.

И тем, как он быстро обучается публичности, Текслер также напоминал Владимира Путина. Автор этих строк был на одной из первых пресс-конференций главы государства, и тогда ныне блестящий оратор, способный разговаривать с кем угодно по пять-шесть часов, выглядел совсем по-иному — даже в чем-то боязливо...

«Прямая линия» длилась два часа. Алексей Текслер ответил примерно на 30 вопросов. До Владимира Путина с его более чем четырьмя с лишним часами далеко. И это хорошо и правильно. И потому, что, как известно, краткость — сестра таланта, и потому, что надо соблюдать субординацию.

Алексей Текслер, прошедший до губернаторства большую школу федерального чиновника в минэнерго, безусловно, прекрасно это понимает. И соблюдает.

«Я тут прорабом на некоторых стройках поработал», — шутил Алексей Текслер, вспоминая инспекционные поездки. Но почему-то вновь вспоминался Владимир Путин и его легендарное про «раба на галерах». В конце концов, они одно дело делают...

Комментировать