October 30, 2019, 7:45 AM

Психиатр – о гибели роженицы в Екатеринбурге: диагноза будущий самоубийца не существует

Суицид молодой матери в роддоме Екатеринбурга обсуждает без преувеличения весь город. Едва родив, женщина свела счеты с жизнью. Медики уверяют: спасти ее было невозможно, слишком страшный был диагноз. Тяжелым психологическим расстройством женщина страдала с 18 лет, и отсрочить трагедию можно было разве что привязав роженицу к кровати.

Психиатр, руководитель клиники «Елизар-мед» Дмитрий Детков пояснил по просьбе ЕАН, что у медиков попросту не было полномочий ограничивать свободу передвижения женщины, а психиатрический диагноз – отнюдь не примета для самоубийцы.

«В роддоме медики не имеют права на подобные действия. Они оказали ей медицинскую помощь по своему профилю, а дальше это уже не их полномочия. Наличие диагноза на самом деле не имеет здесь большого значения. Суициды совершают и люди, которые не имеют официальных диагнозов. А если присмотреться к современным людям – диагнозы можно ставить практически всем. Особенно тем, кто активно работает и постоянно переживает стресс. Употребление сигарет и алкоголя в большом количестве – тоже диагноз. Есть депрессия, в которой человек никогда не сознается, повторяя себе: «Я сильный, я никому не скажу, я справлюсь сам», - говорит специалист.

Даже если у девушки, покончившей с собой, был диагноз, во время беременности гормоны защищают женщину от излишнего перевозбуждения. Многие во время беременности отменяют применение психофармацевтических препаратов, потому что организм сам начинает выполнять их роль. Нельзя сказать, что беременность и роды всегда приводят к обострению опасных состояний, потому что природа подготавливает женщин таким образом, что в случае наличия полноценного материнского инстинкта они переключаются на ребенка, меньше думают о себе, и уровень тревоги снижается. 

 «Мы просто не успели ее остановить»: женщину в роддоме Екатеринбурга убила тяжелая болезнь«Очень трудно предусмотреть такой исход событий, как самоубийство после родов. Одно дело, если девушка перед тем, как совершить суицид, говорила об этом кому-то: медикам, родственникам, - а совсем другое, когда человек задумал этот акт и молчал, опасаясь, что ему помешают уйти из жизни. Это никак не распознать, ведь нет такого диагноза, как будущий самоубийца», - уверен Дмитрий Детков.

Несколько лет назад в Свердловской области прошло исследование, которое показало, что люди с психиатрическими диагнозами совершают попытки самоубийства отнюдь не чаще, чем люди, не состоящие на учете. Это происходит потому, что проходивший лечение получил помощь и у него в каком-то смысле ситуация даже лучше, нежели у условно здорового человека, кто за помощью не обращался. 

 «Мы не можем говорить о том, каков на самом деле был диагноз у женщины, это врачебная тайна. В ответ на версии о том, что это шизофрения, я хочу сказать следующее: это настолько обширный термин, что скоро из международной классификации болезней такой диагноз из-за стигматизации попросту уберут, и это правильно. Сейчас врачи даже не сообщают пациентам, что у них шизофрения, потому что это морально давит на человека. Дело в том, что общество неправильно воспринимает этот термин, хотя известно, что люди, больные шизофренией, не опасны для общества, чаще преступления совершаются в отношении них, а не ими», - заключил Дмитрий Детков.

Отметим, что расследование обстоятельств трагедии продолжает Следственный комитет. От комментариев силовики пока воздерживаются.

Валентина Попова

Фото: pixabay.com

Комментировать