November 13, 2019, 3:53 AM
Дмитрий Моргулес

Quod erat demonstrandum. Как в Челябинске делали вид, что решали, кто станет мэром

Вчера в столице Южного Урала конкурсная комиссия просмотрела и оценила полтора десятка кандидатов на пост главы Челябинска. Несмотря на то, что процедура носила, скорее, сугубо формальный характер — губернатор Челябинской области уже публично поддержал исполняющую полномочия мэра Наталью Котову, - все действующие лица удачно справились со своими ролями в этом политическом спектакле. Подробнее — в материале корреспондента ЕАН.

Примерно за час до начала заседания конкурсной комиссии возле здания мэрии появился активист движения «СтопГОК» с плакатом, посвященным возврату прямых выборов мэра. Что, с одной стороны, было странно — лидер движения Василий Московец уже второй раз принимал участие в принятой сейчас в уставе Челябинска процедуре непрямых выборов главы города (избирается депутатами городской думы по итогам специального конкурса и представлению конкурсной комиссии, состоящей наполовину из депутатов, а наполовину - из представителей губернатора области). А с другой стороны — зачем лишний раз упускать возможность напомнить о себе и своих взглядах?

На входе в здании стали заметны некоторые меры… нет, не безопасности, а предосторожности. У журналистов спрашивали редакционные удостоверения и сверяли со списком аккредитовавшихся (о необходимости аккредитации в СМИ сообщили накануне), а участник конкурсной комиссии, зампред Законодательного собрания и бывший прокурор области Анатолий Брагин и вовсе не сразу смог пройти внутрь — вахта была на страже…

В лифтовом холле четвертого этажа стояли и переговаривались о чем-то между собой председатель городской думы Андрей Шмидт и его первый заместитель Дмитрий Тарасов. На резонный вопрос, как долго продлится совещание (на каждого из 15 кандидатов планировалось выделить по 20 минут плюс обед, плюс подведение итогов), господин Шмидт столь же резонно ответил: «Пока белый дым из трубы не пойдет». Удивительно, как порой резко и быстро меняется у челябинских политиков уровень собственных амбиций. Главное при этом — не оказаться ненароком святее того, кого выбирают с помощью белого дыма из трубы…

«Ну, нам пора на инструктаж», — простодушно произнес господин Тарасов, и вожди челябинских парламентариев отправились вниз по лестнице. Что-что, а уровень искренности у нового руководства городской думы просто зашкаливает. 

Кстати, на этот раз помещение для работы журналистов и зал заседания комиссии решили разместить не в соседних комнатах, а в разных концах коридора. Отдельное помещение выделили и для пребывания кандидатов, ожидающих своей очереди для выступления (его тут же окрестили «изолятором»).

Вскоре перед четырьмя десятками аккредитованных журналистов появился председатель конкурсной комиссии, вице-губернатор Челябинской области Анатолий Векшин. Он явно был в хорошем настроении, сыпал улыбками направо и налево, дождался, пока «выставится» оператор телеканала опоздавшего к началу события, и честно ответил на не самые сложные вопросы масс-медиа, подчеркнув, что ждет от участников «нестандартных подходов» к вопросам развития города. Ну, а почему бы и нет — иначе ведь совсем скучно было бы.

Первым на собеседование к комиссии отправился 28-летний Сергей Агарков, специалист сметно-договорного отдела ООО СК «Урал-строй».

Схема, по которой члены комиссии «допрашивали» кандидата, была простой — сначала выясняют уровень образования, затем задают вопросы на знание законодательства, затем - кандидат рассказывает о своем управленческом опыте, после чего представляет свое видение развития города, затем — снова вопросы. При этом дьявол, как водится, таился в деталях. 

Так, господин Агарков — рыхловатого вида молодой человек — после того, как пояснил, что имеет высшее образование (экономика и управление, ЮУрГУ), был поставлен сначала перед вопросом, кто является должностным лицом, определяющим деятельность правительства Российской Федерации, затем — про процент жителей области, которые должны отдать свои подписи кандидату в губернаторы субъекта федерации, затем — про количество членов избирательной комиссии города Челябинска.

Но главной изюминкой стал несколько иезуитский вопрос от зампреда комиссии Алексея Фартыгина (вот что значит быть выходцем из известной в регионе юридической семьи) про обстоятельства, возникающие при наличии у должностного лица недвижимости за рубежом. При том, что господин Агарков, мягко говоря, не выглядел так, словно имеет «в загашнике», скажем, квартиру на Кипре. Впрочем, в регионе, безусловно, есть те, кто может ответить на этот вопрос. В том числе среди начальства господина Фартыгина...

В части собственного управленческого опыта господин Агарков отметил, что «вообще-то я сметчик», но при этом, работая в небольшой компании, «вынужден решать множество самых разных задач». Потом кандидат посетовал, что в Челябинске нужен авиахаб, что нет современного концертного зала…

«Скажите, а вы только в мэры планируете идти или готовы к другой должности?» — продолжал иезуитствовать господин Фартыгин. Господин Агарков заметил, что главное для мэра — чтобы на него не влияли определенные бизнес-группы. И что глава города — лишь часть команды. Ну, а что не так?

Вторым шел 28-летний замдиректора ООО «Право и финансы» Максим Бакулин.

Ему в качестве вопросов достались «Каким актом утверждается перечень показателей для оценки эффективности деятельности муниципальной власти? Кому должен сообщить чиновник, если ему предложили взятку?» А также не менее каверзные про сроки вступления в силу документов в сфере прав человека, про особенности разделения полномочий между городским округом и внутригородскими районами и просьба перечислить полномочия, переданные Челябинску в сфере оказания медицинских услуг.

Господин Бакулин хоть и поведал о наличии у него юридического образования, местами откровенно «плыл». Впрочем, тут мог поплыть и куда более серьезно подготовленный профессионал. Ну, а кто сказал, что будет легко?

Когда дошло до преставления программы, господин Бакулин сначала заявил о том, что есть проблема недоверия населения к местным властям (и кто бы спорил), затем перескочил почему-то к вопросу строительства метро, а затем — к саммитам стран ШОС и БРИКС. После чего начал скороговоркой зачитывать по бумажке заранее подготовленный текст, наполненный банальностями. 

Третьим перед членами комиссии предстал Сергей Ворончихин — 43-летний безработный, активист странной организации с аббревиатурой НОД, который как-то угощал депутатов городской думы сахаром. Причем прямо на заседании городского парламента. От него можно было ожидать всякого. И господин Ворончихин в целом не подвел.

Сначала его спросили, кто в Челябинской области может претендовать на участие в выборах губернатора (хотя они прошли совсем недавно). Затем — про то, в какой момент у чиновника может возникнуть конфликт интересов. Ворончихин был явно озадачен.

«Я не могу понять вопрос, — заявил он. — Конфликт интересов? А что там? Давайте я просто поставлю свою презентацию?»

Кажется, происходящее вошло в конфликт с интересами господина Ворончихина. Ему явно хотелось высказаться. Впрочем, до этого его еще спросили про виды и органы финансового контроля на уровне муниципалитета. Но ответа у безработного НОДовца не нашлось.

«Я выше бригадира каменщиков не поднимался», — заявил Ворончихин, когда его спросили про управленческий опыт. После чего, наконец-то, заговорил о своем видении. Но если бы речь шла просто о развитии Челябинска… Нет, все было куда глобальнее.

Почти в самом начале 20-минутного соло господин Ворончихин заявил, что Сбербанк является иностранным финансовым инструментом и в силу действующего законодательства никому из чиновников нельзя пользоваться никакими услугами этого финансового учреждения. «Когда я приду, будет проведена профилактика», — заметил кандидат и продолжил этюдом про вопросы гражданства.

«Каждый, кто расписывается в паспорте, принимает американо-масонские правила игры», — неслось из уст господина Ворончихина. Почему-то подумалось про профилактику. Благо, среди членов комиссии были два человека с медицинским образованием и большим опытом руководства крупными клиниками.

Члены комиссии, несколько оторопев, слушали господина Ворончихина, пытаясь скрыть выражения лиц за руками. Лишь господин Векшин, немного улыбнувшись чуть наклонился вперед. Ему явно было интересно, до каких пределов сознания дойдет сидевший перед ним выступающий...

Следующим перед комиссией предстал еще один безработный — 41-летний Сергей Губанов.

Он сразу признался, что, несмотря на то, что он готовился, «юридический язык оказался неподъемным». И в ответ на большую часть вопросов просто просил задавать следующий.

Также выяснилось, что господин Губанов когда-то трудился в качестве руководителя отдела продаж, а также то, что он живет в Челябинске вместе с семьей и детьми и хочет «сделать наш город лучшим» (ну, а кто не хочет?).

«Я хочу обратиться к комиссии, — сказал напоследок кандидат. — Вы на пять лет выбираете мэра для 1,2 млн человек. В каждой вашей руке, если посчитать, судьба 75 тыс. человек...»

Я, конечно, пересчитал. И правда: восемь членов комиссии, по две руки у каждого. Точно — по 75 тыс. жителей. А если еще и на число пальцев разделить... 

Пятым выступал 52-летний Виталий Евгеньев, директор дома престарелых и инвалидов в Красноармейском районе. По образованию инженер-механик (ЧПИ, ныне ЮУрГУ) и управленец (академия госслужбы).

Он довольно уверенно отвечал на вопросы комиссии, даже те, что были с подковыркой. Затем рассказал, что 15 лет, с 1990 по 2005 год, работал заместителем главы Центрального района Челябинска (аккурат время правления мэра города Вячеслава Тарасова). Вспомнил про победу челябинской команды в Высшей лиги КВН, про создание современных органов соцзащиты на месте советских собесов…

Говоря о своем видении развития Челябинска, совершенно не фантазировал.

«Главное — кадры. Они должны быть готовы, обучены и четко понимать что такое противодействие коррупции», — подчеркнул господин Евгеньев, и вряд ли кто-нибудь мог бы с ним поспорить. Даже товарищ Сталин.

Виталий Евгеньев произвел впечатление вменяемого человека с большим опытом чиновничьей работы. Собственно, так оно и было. Не знаю, действительно ли он собирался выиграть конкурс. Но то, что после него он вполне может вернуться в кадровую обойму и, кто знает, получить приличную должность, — совершенно очевидно.

Выступавшая следующей Ирина Зезюкова совсем не выглядела безработной (именно такой статус был указан у нее в анкете). Опытный с виду человек, с добрым взглядом, она немного нервничала. Но кто бы на ее месте не нервничал, да еще и перед такой комиссией?

Госпожа Зезюкова пояснила, что у нее два высших образования (педагогическое и «Экономика и управление»), более-менее уверенно ответила на вопросы (количество и каверзность которых, замечу, порой была весьма различной в зависимости от кандидата), пояснила, что, работая в разное время в «Ремжилзаказчике» и Челябинскстате, в обоих случаях смогла наладить качественную работу и документооборот, в том числе связанный со сложным программным обеспечением. И благодаря этому, например, в нашем регионе успешно прошла сельскохозяйственная перепись.

«Я по образованию экономист и управленец. Меня волнуют проблемы города, — пояснила она причины выдвижения в мэры. — Я баллотировалась в районные депутаты, заняла второе место. Но выборами довольна... Меня устраивает нынешний порядок, но я могла бы что-то привнести... Я прислушиваюсь к мнению народа». Опять же — а кто не прислушивается?

Двадцатитрехлетний студент-заочник факультета журналистики ЮУрГУ Денис Ибрагимов отвечать на вопросы комиссии не собирался. 

«Кто осуществляет внешний финансовый контроль региона? Меня это не особо волнует», - отметил он и вежливо отказывался от ответов на каждый вопрос.

Оживился господин Ибрагимов, когда его спросили про взаимодействие с общественными организациями. Он пояснил, что является председателем «Открытой России» в Челябинской области, с печалью заметив, что эта структура не зарегистрирована в министерстве юстиции России.

Говоря про то, как он видит работу главы города, Ибрагимов заметил, что «это должность открытого человека». И привел в качестве примера Евгения Ройзмана в Екатеринбурге.

«Мэр - это в первую очередь лицо города», — отметил кандидат. И уже в который раз за день спорить решительно не хотелось. Да и не представлялось возможным.

«Город в кризисе. Мы идем в сторону Детройта, — продолжал Ибрагимов. — Надо распускать городскую думу, она не отвечает интересам людей... Надо отменить «володинскую реформу» и выборы депутатов гордумы через райсоветы. Необходимо вернуть прямые выборы мэра». 

Он говорил это в адрес конкурсной комиссии, как минимум половина которой получила депутатство гордумы именно вследствие «володинской реформы». И собирались выбирать мэра совершенно не прямым образом. Словом, у Ибрагимова шансов не было. Собственно, он и сам это понимал, поэтому в конце своей речи снялся с конкурса.

Восьмой по счету перед комиссией появилась исполняющая обязанности главы Челябинска Наталья Котова. Она была спокойна и уверена в себе. Напомнила, что по первому — педагогическому — образованию она учитель физики и астрономии, а по второму — управленец (Академия госслужбы).

Вопросов на знание законодательства ей задали немало.

И про субъекты законодательной инициативы в регионе. И про определенные нормы устава города. И про то, какие материальные ресурсы и финансовые средства вправе использовать муниципальная власть для осуществления государственных полномочий. И про гарантии местного самоуправления, прописанные в Конституции. И про виды муниципального финансового контроля…

Отвечала госпожа Котова уверенно, лишь моментами делая секундную паузу и вспоминая детали. В качестве успешного примера своего управленческого опыта привела свою работу в качестве вице-мэра. «Мы впервые за 20 лет начали строить в Челябинске новые школы», - напомнила она. И этот аргумент было трудно перебить.

Из ее довольно обширной речи, посвященной видению развития города и работы его главы, запомнились фразы про внедрение принципов бережливого производства и цифровую трансформацию работы мэрии. А еще — про комфорт и безопасность для населения Челябинска.

Завершив выступление перед комиссией, Наталья Котова вышла к прессе. Рассказала, что готовилась к экзаменам и что пришлось для этого «обновить знания» в законодательстве. Что немного волновалась и следила за выступлениями конкурентов.

«Есть ли у вас сомнения в победе?» — спросили ее.

«Посмотрим, как сложится», — ответила госпожа Котова, вскинув глаза наверх и слегка улыбнувшись.

Затем в работе конкурсной комиссии, до того безупречной, словно швейцарский часовой механизм, случилась легкая заминка. Изначально планировалось, что после выступления Натальи Котовой будет объявлен обеденный перерыв. Потому шедший вслед за госпожой Котовой глава Металлургического района Сергей Кочетков решил съездить немного поработать. Однако члены комиссии передумали и решили до обеда заслушать еще одного кандидата. Пришлось экстренно запускать в 401-й кабинет следующего — 59-летнего пенсионера Игоря Медведева, на досуге возглавляющего некую Ассоциацию общественного контроля в сфере экологии, ЖКХ и транспорта.

Господин Медведев отвечал на вопросы комиссии на знание законодательства, не опираясь на уверенные знания, а скорее исходя из собственных представлений о том, как это должно быть.

«Каким условиям должен соответствовать гражданин, чтобы иметь право избраться президентом? Ну, должен быть гражданином РФ, знать все нормативные акты Российской Федерации (прямо вот все, и никак иначе — прим. ЕАН). И вообще - чтобы был нормальным человеком. Полномочия главы города? Он должен знать свою работу, знать муниципальное образования и ну... руководить. И контакт с населением, чтобы у населения вопросов не было».

Личный управленческий опыт кандидата состоял в том, что он «после увольнения из Вооруженных сил вернулся в Челябинск и вошел в жизнь города… Попал в ЖЭК, начал с инженера, дошел до главного инженера… Участвовал в восстановлении поселка АМЗ, когда еще завод работал… Организовал строительную компанию, строил… Есть госнаграды и благодарности… Хочется просто приносить пользу городу...»

«Есть ли у вас опыт публичных выступлений?» — спросили господина Медведева.

«Конечно. И на YouTube есть», — не моргнув глазом, ответил он. 

Далее кандидат очень пространно, минут на 35-40, разъяснял свое видение ближайших перспектив города и нюансов работы градоначальника. Программа состояла из ни много ни мало 14 пунктов.

Примерно к 11-му пункту некоторые члены комиссии явно начали засыпать и из вежливости прикрыли лицо руками. Но это не остановило господина Медведева, и он еще успел напомнить, что 10 лет был председателем родительского комитета в спортшколе… А потом стал рассказать про братьев Ярцевых в дзюдо, про финансирование «Трактора», про то, что Челябинская область — регион 3 тыс. озер, про оптимальную глубину залегания труб отопления...

Ну, а когда еще он сможет излить все накопившееся...

Сергей Кочетков, вернувшийся в мэрию и все-таки добравшийся до конкурсной комиссии, предстал человеком предельно приземленным. В хорошем смысле, разумеется.

После ответов на вопросы (самым заковыристым был, без сомнения, вопрос от господина Фартыгина про условия роспуска Госдумы и выражение недоверия правительству РФ) глава Металлургического района перешел к «докладу» (он сам так назвал свое выступление).

Там было много, в общем, понятного, но уж больно практического. Про энергосбережение. Про свалки снега. Про развитие городских поселков, грейдирование дорог, обрезку деревьев, установку малых архитектурных форм… И лишь потом про образование и здравоохранение, про экологию… В общем, господин Кочетков, конечно, как был главой района, а до этого начальником управления ЖКХ, так им и остался. И, видимо, так и останется.

Анатолий Векшин почти внезапно спросил Кочеткова про то, смотрел ли он ролик «челябинского урбаниста» Льва Владова. Тот самый, где утверждается, что «город — в дерьме».

«Сети мы мониторим», — улыбнулся Кочетков. И заговорил о двух вариантах решения проблем. Первый — банальный: усиление контроля. А вот второй — куда менее стандартный: самоконтроль по системе японского менеджмента. Только для этого надо повысить зарплату чиновникам. Но и наказание в случае промахов ужесточить — увольнение или серьезный штраф... Комиссия с явным удовольствием и с чувством выполненного долга отправилась на обед.

После того, как члены комиссии и журналисты вкусили хлеба, вступило в действие выражение древнеримского поэта-сатирика Ювенала, описывавшего нравы плебеев. А именно — появилось зрелище.

Зрелище было глубоко персонализированным: в здании мэрии появился Александр Лебедев — известный в городе политический активист и скандалист, время от времени выдающий себя за журналиста. Он расположился в помещении для журналистов и вел милую беседу с парой из них. 

Вскоре сотрудники пресс-службы городской думы попросили господина Лебедева покинуть помещение, потому что он не был в списке аккредитованных журналистов. Разумеется, господин Лебедев отказался, мотивировав это тем, что правила аккредитации прессы не значатся в документах конкурса на пост мэра. Перепалка становилась все громче и даже возникла легкая стычка. Не смогла вывести господина Лебедева из помещения и охрана.

Он покинул кабинет лишь когда к процессу подключились другие журналисты, выглядевшие куда решительнее бойцов ЧОП «Витязь», — шум и гам из-за Лебедева мешали им наблюдать за выступлением лидера движения «СтопГОК» Василия Московца.

Впрочем, вскоре скандалист привычно для себя вызвал полицию. Прибывший экипаж патрульных оказался на удивление не готов к происходящему. Вплоть до того, что удостоверение одного из сотрудников полиции оказалось просроченным. О чем господин Лебедев немедленно возопил. В итоге в мэрию прибыло около десятка офицеров, которые еще пару часов опрашивали и самого Лебедева, и журналистов.

Тем временем Василий Московец приятно удивлял. И уровнем своей подготовки, и знанием законодательства (пасовал даже господин Фартыгин), и уровнем адекватности идей, которые он предлагал. При этом господин Московец прекрасно все понимал. Но использовал возможность выступления для того, чтобы лишний раз акцентировать внимание на актуальной для Челябинска проблематике, например, на проблемах с водоснабжением, разумеется, на угрозе от Томинского ГОКа, на плохом генплане, который готовят к принятию. Разумеется, сказал про необходимость возврата прямых выборов мэра. А еще про то, что «у нас нет никакой стратегии. Даже коренные челябинцы не знают, куда мы идем».

«Мы выбираем президента, губернатора, а мэра выбрать не можем? Выбирали тут Елистратова, и где он? И с 1995 года ни одного референдума в Челябинске», - констатировал господин Московец. И с ним спорить тоже совершенно не хотелось.

«Надо наполнять реальным содержанием рабочую группу по экологии», — продолжил он. И вновь прошелся по проблемам и способам их решения. Про необходимость создания детсадов для детей с аллергопатологиями (тут кивнула головой Галина Киреева — член конкурсной комиссии и главврач Областной детской клинической больницы). Про реагенты. Про уборку дорог. Про памятники культуры. Про инвентаризацию зеленых насаждений. Про обращение с животными и площадки для выгула собак. Про бессмысленные бюджетные траты на заборы, парапеты и так далее. Про долги городу. Про недополученные 500 млн рублей от использования имущества. 

«Всех первых лиц придется попросить на отдых. Это все одна и та же команда — Давыдов, Тефтелев, Елистратов, Котова, — резюмировал Московец. — Будем искать новую команду, в течение трех месяцев обновим. Хуже, чем сейчас, быть не может».

И был таков.

Шедший двенадцатым пенсионер МВД Георгий Невский сразу сообщил, что у него «есть объективные и субъективные основания ставить под сомнение итоги конкурса» (ну, а что не так?). После чего попросил снять его с этой процедуры. 

А ведь до этого прождал в «изоляторе» почти пять часов...

Примерно о том же высказался и Александр Нечепорук — 59-летний независимый эксперт по антикоррупционной экспертизе, а по образованию тренер по вольной борьбе, финансист и юрист.

«Можно я просто тезисно выскажусь? А то де-факто выбор-то уже сделан, а сейчас так, де-юре», — спросил он у членов комиссии...

Предпоследним выступал 34-летний индивидуальный предприниматель Алексей Фомин. Он запомнился лишь тем, что не запомнился совершенно ничем. То ли усталость нахлынула на журналистов (шел седьмой час заседания комиссии), то ли просто был невыразителен.

Завершал парад кандидатов 31-летний лидер регионального отделения партии «Яблоко» и предприниматель Ярослав Щербаков. От него можно было ожидать яркого выступления. Но Щербаков сначала подзавалил ответы на вопросы, а затем если и блистал, то косноязычием.

«Глава должен отправлять потребности и реализовывать права граждан», — сообщил он комиссии. Ну, ладно что не справлять нужду. 

Тут вдруг легкий срыв произошел у Анатолия Брагина, который зачем-то стал утверждать, что господин Щербаков «ненавидит» город. Но все как-то быстро удалось сгладить.

После выступления господина Щербакова комиссия около 40 минут подводила итоги и подсчитывала баллы, набранные кандидатами.

«Я рад, что в целом у кандидатов был высокий уровень подготовки», — констатировал Анатолий Векшин, после чего сообщил, что комиссия допустила до голосования депутатов городской думы Челябинска троих — Виталия Евгеньева, Сергея Кочеткова и Наталью Котову. 

Quod erat demonstrandum.

Наталья Котова станет мэром Челябинска 19 ноября.

Показать комментарии (1)