April 5, 2022, 06:28 AM

Реанимационная палата – купе поезда: врачи свердловского Центра медицины катастроф доставили в Москву тяжелую пациентку

Сотрудники Территориального центра медицины катастроф Свердловской области на поезде доставили из Челябинска в Москву тяжелую пациентку для проведения реабилитации. Для врача-реаниматолога Ольги Асхатовой эта межрегиональная командировка стала первой за 2,5 года ее работы в центре.

«Это был очень интересный опыт транспортировки реанимационного пациента поездом на дальнее расстояние. У нашей пациентки была установлена трахеостома, дыхание было спонтанное (собственное – прим. ЕАН). Но у нее ранее были эпизоды патологического дыхания с изменением его ритма и глубины. Мы не могли исключить, что в дороге может произойти остановка дыхания, поэтому у нас с собой был аппарат искусственной вентиляции легких», - говорит Ольга.

Переносной аппарат ИВЛ весит около 10 кг. К нему в багаже у медиков был монитор, который отслеживает все жизненно важные функции, электродефибриллятор, полная укладка со всеми препаратами – это тот самый «рыжий» ящик, с которым приезжает на вызов реанимационная бригада скорой помощи, реанимационный набор и аспиратор. Полный вес оборудования составил около 50 кг.

«Это нормально, вдвоем мы это можем унести. У нас было отдельное купе для инвалидов, оно чуть больше обычного по площади, и еще отдельная койка в соседнем купе. Но мы всю дорогу не отходили от пациентки. В дороге с ней были я и наш фельдшер, Василий Кальсин», - рассказывает Ольга.

На мониторе во время всей поездки были выставлены «границы тревоги» - это те показатели, при превышении или при падении которых раздается сигнал тревоги. Частота сердечных сокращений – от 50 до 120 ударов в минуту, систолическое артериальное давление – не ниже 90 мм. рт. ст. Также монитор фиксирует изменения на электрокардиограмме, уровень сатурации, частоту дыхания.

 Когда счет на минуты: как «летающие врачи» спасают свердловчан из глубинки 

«К счастью, наша пациентка была без склонности к повышению артериального давления. Но, к сожалению, она могла «забыть» дышать, - рассказывает Ольга. - Однако с дыханием в дороге у нас проблем не возникло, но была другая ситуация, и мы с ней справились. Было большое количество отделяемого из бронхов, поэтому санацию трахеобронхиального дерева (удаление отделяемого с помощью специального аспиратора – прим. ред.) мы делали каждый час. Поезд шел чуть более суток".

При таких транспортировках родственники направляют в Минздрав области медицинские документы пациента, в которых описаны его состояние, диагноз и цель поездки – на лечение или реабилитацию. После принятия решения о транспортировке родственники покупают только билеты на самолет или поезд, а вся медицинская помощь оказывается бесплатно.

Из дома пациентку забирает бригада на реанимобиле, в данном случае машина привезла реанимационную бригаду с пациенткой на железнодорожный вокзал. Здесь, как сетуют врачи, часто возникает одна и та же ситуация: реанимобиль не пускают подъехать ближе к перрону, из-за чего тяжелого больного со всем оборудованием приходится до поезда нести несколько сотен метров.

" Но в этот раз мы своего добились, нас пропустили подъехать ближе к перрону, правда, все равно из подземного перехода на перрон пациентку пришлось поднимать на руках, на нашей каталке. Там есть лифт, но он рассчитан только на кресло-каталку, а это был не наш случай, - говорит Асхатова. – У нас лежачая пациентка, и вверх по ступенькам мы ее поднимали сами. Хорошо, что помогли родственники. А в Москве нас прямо у вагона встретили коллеги из московского центра медицины катастроф".

Как нам рассказали в ТЦМК Свердловской области, такие командировки у сотрудников, когда приходится везти пациента из одной области в другую, случаются нечасто, всего несколько раз в год. Чаще – на самолете. На поезде больных везут крайне редко, в данном случае такое решение было принято из-за тяжести состояния пациентки и большого количества оборудования, благодаря которому купе поезда на сутки удалось превратить в реанимационную палату.

"Если отвлечься от чисто профессиональных моментов, то мы обратили внимание, что у московских коллег, которые нас встречали, оказалась красивая и явно удобная форма. Красная. Но дома нам все равно лучше, - поделилась с нами Ольга. - Мы, конечно, одна страна, но такие разные. Чувствуется, что разное отношение к медикам в родном городе и там, на железнодорожном вокзале. Небо и земля просто - всё же мы, люди северные, добрее что ли.

Ольга также рассказала, что один момент заставил ее задуматься: "На Ярославском вокзале мы обратились «на удачу» в медпункт, чтобы найти уголок для укладок и оборудования, пока сбегаем перекусить до обратного поезда. А коллега нас встретила очень тепло, выделила закрывающееся помещение с двумя кушетками, дала свой номер телефона, если вдруг будет на вызове, когда мы вернемся, а потом спросила - покушали ли мы перед дорогой, не надо ли чаем напоить? А знаете, почему она поинтересовалась? Да со скорой она просто! Много лет проработала на СМП Москвы. Сказала, что своим всегда помогает, а по нам видно было, что свой народ. И вот если человек человеку - волк, то СМП друг другу - брат. И пусть я не «скоровский» сотрудник, но все же рада, что связала свою жизнь с совершенно другим миром, так не похожим на работу в стационаре!"

Подготовила Татьяна Ауст


Источник фото: ЕАН
Комментировать
Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
18+