January 25, 2017, 9:10 AM

Экспертиза выяснила, почему обрушилась крыша МЗиК в Екатеринбурге

Завод незаконно затеял ее ремонт, говорится в заключении.

В распоряжении агентства ЕАН оказались данные экспертизы причин обрушения крыши на машзаводе имени Калинина в Екатеринбурге. Это не экспертиза следствия, а альтернативное исследование, которое заказал адвокат бизнесмена Юрия Ожиганова – единственного обвиняемого по уголовному делу о ЧП на оборонном предприятии. Ранее защитник предполагал, что силовикам могли дать указание не разбираться в трагедии как следует, а просто осудить крайнего, то есть главу фирмы-подрядчика, ремонтировавшей крышу. Получить комментарий у самого адвоката Александра Абрамова пока не удалось. Впрочем, данные экспертизы, которые предоставил источник агентства ЕАН, говорят сами за себя.

Снег как последняя капля

Изначально в день трагедии следствие назвало в качестве предварительной причины обрушения в цехе №15 сильный снегопад. Альтернативная экспертиза подтверждает эту версию. Однако осадки лишь спровоцировали ЧП, для которого ранее уже были серьезные предпосылки.

«Обрушение явилось следствием начального локального повреждения несущих конструкций покрытия (металлических ферм) и несущих железобетонных колонн в зоне опирания ферм», - отмечается в заключении. Нагрузка на них значительно увеличилась в результате ремонта кровли, который, как следует из экспертизы, завод инициировал незаконно. Прежде чем затевать его, предприятие должно было привести в порядок несущие конструкции, на которых держится крыша, говорится в документе.

О том, что несущие конструкции были не в порядке, свидетельствует, в частности, обследование корпуса №15, которое комиссия завода проводила еще в июне 2015 года. Она обнаружила, что вверху одной из колонн среднего ряда разрушился защитный слой бетона и оголенная арматура начала ржаветь.

«Появлению данного дефекта способствовали протечки кровли на протяжении длительного времени», - пояснила тогда комиссия завода, по сути признав факт ненадлежащей эксплуатации здания.

Кроме того, несущие конструкции нуждались в усилении из-за пересмотра строительных норм. По современным СНИПам, здания должны выдерживать снеговую нагрузку, в 1,8 раза превышающую прежний максимум.

Тяжелое наследие крыши

Ситуацию усугубило и состояние самой крыши. В то время как фермы и колонны по уже названным причинам требовали реконструкции, кровля, которую они должны были держать, прибавила в весе.

Дело в том, что перечень работ, выполнение которых завод согласовал с подрядчиком в рамках ремонта кровли, фактически допускает утолщение цементной стяжки с проектных 20 миллиметров до 40.

«Заказчик без каких-либо обследований технического состояния здания и без каких-либо проверочных статических расчетов несущей способности колонн, ферм покрытия и плит покрытия самостоятельно, в нарушение требований закона №384-ФЗ, принял решение об увеличении нагрузки на покрытие за счет устройства дополнительной толщины стяжки (до 40 миллиметров) и за счет наклейки на существующие слои рубероида еще двух слоев», - констатирует альтернативная экспертиза.

Причем есть основания полагать, что это было уже не первое утяжеление и стяжка вместо проектных 20 миллиметров достигала 50.

«С 1981 по 2016 год проводился не один капитальный ремонт кровли (так как стяжка была до 50 миллиметров) без выполнения проекта и без усиления несущих конструкций. При каждом капитальном ремонте по заявке заказчика (именно он принимает техническое решение о том, какой проводить ремонт) добавлялись нагрузки на покрытие», - отмечается в заключении.

Побочный довесок

Вдобавок ко всему этому, говорится в экспертизе, увеличению нагрузки способствовало обустройство навесного вентилируемого фасада с креплением на колонны. Причем наибольший объем разрушений, судя по фото и видеоматериалам, приходится именно на тот пролет корпуса, снаружи которого были видны строительные леса.

«Работы по отделке фасадов здания (устройство навесного вентилируемого фасада здания), проводимые на день обрушения на здании корпуса №15, не соответствуют строительным правилам и законодательству для повышения механической безопасности здания, так как так же, как и кровельные работы, проводились без проекта, разрабатываемого на основе результатов обследования технического состояния здания», - свидетельствует документ.

Предположительно, об устройстве этого фасада и говорил прокурор Свердловской области Сергей Охлопков, когда указывал на изменение конфигурации окон. Напомним, что, по его словам, увеличение нагрузки в результате изменения такой конфигурации могло спровоцировать ноябрьскую трагедию. Напомним также, что прокурор заявил об аварийном состоянии здания еще до начала ремонта. По данным Сергея Охлопкова, его нужно было снести вместо того, чтобы ремонтировать. Однако в таком случае было бы трудно «отмывать» деньги.

Возможный виновник гибели людей

В альтернативной экспертизе говорится, что при заказе ремонта кровли в корпусе №15 завод ввел подрядчика в заблуждение, указав на удовлетворительное состояние здания.

«ПАО «МЗИК» заказывает кровельные работы без результатов обследования, беря на себя ответственность за то, что состояние здания «удовлетворительное», - сообщается в документе, при этом отмечается, что термин «удовлетворительное» вообще не является нормативным.

Между тем к моменту заключения договора на ремонт крыши уже была заказана экспертиза, которая впоследствии пришла к выводу, что цех аварийный.

Напомним, что на заводе подтверждают факт заказа той экспертизы, но заявляют, что ее исполнитель официального отчета об итогах предприятию не представил.

В распоряжении агентства ЕАН оказались копии документов, еще раз доказывающие, что экспертиза была проведена и что об итогах ее должен был знать как минимум один представитель завода – Владимир Гаганов.

Ранее уже обнаружились снимки копии акта об обследовании конструкций корпуса №15. Там были 2 подписи: директора фирмы-подрядчика и главного инженера МЗиКа Евгения Павлова. Однако возникли сомнения, что Евгений Павлов там действительно расписывался. Заинтересованные лица заказали графологическую экспертизу, которая пришла к выводу, что подпись, скорее всего, принадлежит Владимиру Гаганову.

Наверняка прежде чем поставить свою подпись, представитель завода должен был ознакомиться с выводами экспертизы. Таким образом, если предположение графолога верно, Владимир Гаганов, скорее всего, знал, что в корпусе №15 людям находиться опасно. Об этом свидетельствуют выводы того самого обследования (снимки копий есть в распоряжении ЕАН).

Акт по итогам обследования был датирован августом 2016 года, обрушение произошло 9 ноября. И в тот момент в здании находилось большое количество рабочих. Погибли 4 человека, еще 14 попали в больницу.

Видимо, представитель завода, видевший неутешительные выводы экспертов, не принял должных мер, чтобы оградить людей от опасности. Конечно, если принятие таких мер находится в его компетенции. Остается также открытым вопрос, были ли знакомы с этими выводами другие представители завода, ответственные за допуск сотрудников в корпус №15.

Агентство ЕАН попытается еще раз выяснить это на предприятии. Но шансы получить информацию невелики. По крайней мере, на предыдущий запрос агентства на заводе ответили, что основным видом его деятельности является производство, а не переписка со СМИ.

Самая секретная экспертиза

Инсайдеры утверждают, что в рамках уголовного дела по факту ЧП проводится уже вторая экспертиза причин обрушения, инициированная правоохранителями. Первая была заказана почти сразу после трагедии, а вторая – лишь в конце декабря.

В пресс-службе свердловского управления СКР от уточнения деталей воздержались. Там сообщили, что вопрос назначения и проведения судебной технической экспертизы согласовывался с центральным аппаратом Следственного комитета РФ. Выяснилось, что в государственных экспертных учреждениях подходящих специалистов нет. В итоге к оценке произошедшего привлекли специалистов Уральского федерального университета.

Специалисты, проводившие первую экспертизу, также указали на существенные недостатки несущих конструкций. Во-первых, обнаружились дефекты, допущенные еще при изготовлении ферм, которые были сделаны на Нижнеисетском заводе металлоконструкций еще в 1964 году. В несущие конструкции корпуса №15 входят уголки, у которых одна сторона примерно в 1,5 раза длиннее другой. Такая асимметрия была предусмотрена, однако в каркас их приварили не той стороной. Это привело к неправильному распределению нагрузки, свидетельствует источник.

Кроме того, в нарушение расчетной схемы фермы каждого пролета верхнего пояса намертво сварили между собой и жестко приварили к вертикальным опорам. Нагрузка на опорный раскос увеличилась на 30 процентов от показателя, предусмотренного проектом.

«Схема из однопролетной превращается в трехпролетную, то есть становится жесткой, следовательно, вверху возникает надопорный момент (растяжение), что приводит к дополнительному придавливанию опорного раскоса», - пояснил инсайдер.

В результате осмотра ферм, уцелевших после ноябрьской трагедии, были обнаружены признаки начала потери устойчивости, добавил он.

Напомним, что крыша корпуса №15 рухнула днем 9 ноября. Было возбуждено уголовное дело. В нем 4 состава. Бизнесмену Юрию Ожиганову предъявлено обвинение в причинении смерти и тяжкого вреда здоровью по неосторожности. Также в деле фигурируют статьи о выполнении работ, не отвечающих требованиям безопасности, и о нарушении правил безопасности при проведении работ. Европейско-Азиатские Новости.

Комментировать