December 15, 2016, 9:15 AM

В истории с ЧП на МЗиКе вновь всплыли разоблачающие документы

Они противоречат официальным заявлениям завода.

Машиностроительный завод имени Калинина в Екатеринбурге выдал обескураживающий комментарий об экспертизе корпуса №15, где 9 ноября обрушилась крыша и погибли люди, передает корреспондент агентства ЕАН. На предприятии заявили, что на 12 декабря так и не получили заключения о состоянии конструкций, которое должно было быть готово к началу июля. Однако у агентства ЕАН появились новые доказательства, что обследование все-таки состоялось и соответствующий акт подписали представители предприятия. Все это может говорить о том, что на заводе действительно пытаются скрыть информацию об экспертизе, о неутешительных выводах которой, видимо, знали, но сотрудников продолжали отправлять на работу в опасный цех. Между тем угроза, похоже, нависла и над другими корпусами. О сомнительных подписях, загадочных конкурсах и прокурорских странностях – в материале агентства ЕАН.

 Акт, который не учли

Как сообщается в официальном ответе завода на запрос ЕАН, весной был объявлен конкурс на оценку технического состояния конструкций корпуса №15. В документах заказа поясняется, что обследование необходимо по трем причинам. Во-первых, наблюдается отслоение защитного слоя бетона стеновых панелей, оголение арматурного каркаса, а на фасадах образовались раковины диаметром более 15 и глубиной свыше1,5 сантиметра. Кроме того, экспертиза была призвана помочь заказчику определиться с экономической целесообразностью реконструкции здания. Из этого можно сделать вывод, что на заводе, видимо, не исключали вероятности сноса корпуса – в том случае, если специалисты посчитают реконструкцию экономически нецелесообразной. В обосновании необходимости экспертизы также говорится об увеличении «нормируемых природных климатических воздействий», то есть ветровой и снеговой нагрузки.

На конкурс по выбору подрядчика заявились 5 фирм. Однако он был признан несостоявшимся. Все заявки отклонили с формулировкой «несоответствие технических, функциональных и прочих характеристик работ». Согласно положению о закупке ПАО «МЗиК», заказ в итоге разместили у единственного исполнителя. Договор с подрядчиком подписали 1 июня, но отчета предприятию он так и не представил, говорится в официальном ответе МЗиКа на запрос ЕАН.

Как уточнил замгендиректора завода Александр Косинцев, деньги фирме не перечислялись.

«В данном случае, как мне объясняют юристы, работы окончательные не были завершены, то есть финальный акт не был нам представлен официально. Таким образом, не получив результаты работ, не рассчитались с ними, а договор считается автоматически расторгнутым», - отметил он.

Между тем в распоряжении агентства оказались снимки копии акта об обследовании строительных конструкций за август 2016 года на 982 тысячи рублей, который подписан 17 августа с одной стороны главным инженером завода Евгением Павловым, с другой – директором ООО «Электрострой» Ильясом Зайнутдиновым.

При этом этот образец подписи Евгения Павлова кажется непохожим на его автографы в других документах. Например, в одном из протоколов рассмотрения заявок, выложенном на госзакупках.

Инсайдеры указывают, что завизировать августовский акт об обследовании мог некий «Г.В.И». Отметим, что среди членов комиссии, которая рассматривает заявки на участие в конкурсах, проводимых МЗиКом, есть человек с похожими инициалами: Гаганов Владимир Иванович. Образец его подписи можно также наблюдать в вышеупомянутом протоколе.

Отметим, что акт является основанием для перечисления денег подрядчику.

Убивающая нерасторопность

Как бы там ни было, позиция представителей завода вызывает недоумение. Если акт был, то почему информация о нем и о выводах экспертизы не раскрывается? Это наводит на мысль, что документ содержит неутешительные выводы. В противном случае МЗиКу было бы выгодно их обнародовать. А если выводы были неутешительные и эксперты указали на аварийное состояние корпуса, то почему его не закрыли и продолжали подвергать опасности жизни большого числа сотрудников?

Допустим, мы видели копию не «финального» акта, который «не был представлен официально». Но тем не менее там должна была содержаться информация об исследованиях стоимостью около миллиона рублей. В таком случае поставленные выше вопросы остаются актуальными.

Если заключение экспертизы действительно не было представлено заводу, то почему крупное оборонное предприятие не смогло «выбить» этот документ у подрядчика? Согласно конкурсной документации, фирма должна была приступить к работам в течение 5 дней с момента заключения контракта и завершить их спустя месяц с даты подписания договора. Если подрядчик оказался недобросовестным и не выполнил обязательства в срок, то это было очевидно уже не позднее начала июля, то есть за 4 месяца до трагедии. Однако с тех пор новое обследование никто не заказывал. Повторимся, что, судя по документам закупки, состояние корпуса изначально вызывало определенные опасения и не исключался его снос. Непонятно, почему в такой угрожающей ситуации менеджмент не поторопился с оценкой здания и при этом не закрыл злополучное помещение. Более того, без экспертизы несущих конструкций и стен (если верить ответу МЗиКа) затеяли ремонт крыши.

«Вы задаете вопросы, когда нам уже известен результат – ЧП. А когда мы работаем, мы же не можем подозревать, что у нас все настолько в критическом состоянии, и мы просто прикрываемся и заказываем экспертизу», - так пояснил Александр Косинцев.

 Прокурорское разоблачение

О том, что здание корпуса было аварийным, заявил на встрече со СМИ и прокурор Свердловской области Сергей Охлопков. По его словам, вместо того, чтобы снести здание, были потрачены 20 миллионов рублей на его ремонт. Таким образом, по версии прокурора, отмывались деньги. В результате ремонта, сказал он, была изменена конфигурация окон, увеличилась нагрузка на конструкции, и они в итоге не выдержали снега.

О заявлении Сергея Охлопкова про МЗиК написали несколько СМИ. Соответствующий комментарий его был замечен и в эфире областного телевидения, однако сейчас эту запись почему-то не удается найти ни на сайте телекомпании, ни на популярном видеохостинге. Корреспондент агентства ЕАН попыталась попросить аудиозапись встречи с прокурором в Союзе журналистов, который организовал мероприятие. Но коллеги ответили, что оперативно поделиться файлом не могут, поскольку запись изучает прокуратура. В пресс-службе ведомства аудио агентству ЕАН также не предоставили.

Нависшая угроза

Между тем вопросы вызывает и состояние других зданий завода. Так, известно, что на обследование корпуса №27, построенного на 5 лет раньше корпуса №15, также объявлялся конкурс. При этом указывалось точно такое же обоснование, что и в случае с корпусом №15: отслоение защитного слоя бетона на стенах, оголение арматуры, крупные раковины на фасадах – и необходимость заключения об экономической целесообразности реконструкции здания. То есть здесь опять можно предположить, что оно является настолько аварийным, что предприятие выбирало между восстановлением и сносом.

Заявки на участие также подали 5 организаций, названия 4 из них совпадают в обоих случаях. В итоге все заявки отклонили по тем же основаниям - «несоответствие технических, функциональных и прочих характеристик работ». Сведений о заключенном договоре на портале госзакупок нет.

В июле завершился конкурс по выбору подрядчика на обследование корпуса №3, где также отклонили все заявки.

Александр Косинцев затруднился оперативно дать пояснения относительно экспертизы этих объектов.

По его словам, сейчас организовано обследование корпуса №15, чтобы выяснить, нужно ли снести его остатки, или здание можно восстановить. Подрядчика опять определили без конкурса. Как уточнил Александр Косинцев, договор заключили с единственным поставщиком, поскольку речь идет о чрезвычайной ситуации: «В условиях чрезвычайной ситуации конкурсные процедуры не проводятся, в оперативном порядке выбирается подрядчик, который обладает необходимыми лицензиями и разрешениями, отвечает критериям оперативности, обладает техникой, обладает опытом работы. Кроме того, надо понимать, что это работа на закрытом предприятии – надо согласовывать все с соответствующим ведомством».

Напомним, что в результате обрушения крыши в 15 корпусе МЗиКа погибли 4 человека, еще 14 пострадали. Было возбуждено уголовное дело. Обвинение в причинении смерти и тяжкого вреда здоровью по неосторожности вскоре после ЧП предъявили бизнесмену, который контролирует фирмы, проводившие ремонт кровли злополучного корпуса. Всего в деле 4 состава:  кроме уже названных там фигурируют статьи о выполнении работ, не отвечающих требованиям безопасности, а также о нарушении правил безопасности при проведении работ.

P.S.: Агентство ЕАН намерено следить за развитием событий и для этого отправило на МЗиК новый запрос. Европейско-Азиатские Новости.

 

Комментировать