November 19, 2013, 11:00 AM

Юлию Лошагину перед смертью могли изнасиловать

Эксклюзивные подробности расследования громкого дела – в материале агентства ЕАН.

В Екатеринбурге продолжается расследование уголовного дела по факту убийства модели Юлии Прокопьевой-Лошагиной. Ее супруг, известный гламурный фотограф Дмитрий Лошагин, которого обвиняют в преступлении, свою вину так и не признал. Кто на самом деле мог убить девушку, и почему ее муж хранит молчание, в интервью корреспонденту агентства ЕАН рассказал юрист Иван Волков, который представляет интересы обвиняемого наряду с двумя другими адвокатами.

– Иван Павлович, известно, что ранее вы являлись адвокатом бывшей жены Дмитрия Лошагина – Татьяны, отношения которой с экс-супругом после развода испортились, и дело дошло до суда. Как получилось, что сейчас вы встали на сторону фотографа?

– Да, действительно у Татьяны были судебные разбирательства с Дмитрием. Дело в том, что ее экс-супруг отказывался платить предусмотренные нотариальным соглашением 25 000 рублей в качестве алиментов на содержание сына. Он заявлял, что его официальные доходы – 16 000 рублей, а значит он будет выплачивать 25 процентов от этой суммы, то есть 4000 рублей. Но мы знали, что у него есть лофт, в котором он сдавал в аренду помещения и получал 200 тысяч рублей в месяц. Кроме того, Дмитрий регулярно ездил за границу, покупал дорогие машины. То есть человек имел такие доходы, которые вполне позволяли ему выплачивать 25 000 рублей ежемесячно в качестве алиментов сыну. И мы сумели отстоять это в суде, то есть сумма алиментов осталась прежней.

После этого Дима начал предпринимать, на наш взгляд, не совсем адекватные действия, чтобы доказать, что это не его ребенок. Он приезжал в детский садик к сыну и пытался взять образцы его слюны, чем поверг в шок ребенка, заведующую и воспитателя. Мы обращались в прокуратуру, органы опеки и попечительства с просьбой ограничить родительские права Дмитрия, так как ребенок получал психологическую травму.

– Но Дмитрий на этом не успокоился?

– Нет, он обратился в суд с исковым заявлением к Татьяне о неосновательном обогащении, и потребовал, чтобы она возместила ему стоимость 1/2 доли в квартире, которую супруги приобрели, находясь в браке. Свою половину он давно уже подарил сыну, а вот Татьяна могла лишиться жилья. Мы пытались оспорить это, так как в брачном договоре экс-супругов, как мы считаем, были ошибки, но суд не согласился, и Татьяна оказалась должна Дмитрию 1 миллион 700 тысяч рублей.

Позже он согласился простить долг Татьяне в обмен на прекращение уголовного преследования в отношении него по статье 116 УК РФ «Побои». Дело в том, что, со слов Татьяны, в начале 2013 года Дмитрий явился в бар Fireside отеля «Hayatt», где его бывшая жена работала управляющей, купил стакан вишневого сока и при всех вылил его бывшей супруге на голову. После этого он схватил ее за волосы и несколько раз ударил об пол. Одновременно все происходящее он снимал на камеру мобильника. Его вторая жена Юлия в это время находилась там же.

После инцидента Татьяна в слезах позвонила мне, и уже через час мы подали заявление в полицию. До этого я позвонил Лошагину, но попал на Юлю. Она заявила, что Дима отдыхает, а на вопрос, зачем она провоцирует такие конфликты, сказала, что ей плевать, и у нее все в этом городе схвачено.

А после того, как Татьяна узнала об убийстве Юлии, она согласилась примириться со своим супругом. Мы вышли на то, что Дима прощает ей 1 миллион 700 тысяч, а мы прекращаем дело по статье «Побои» за примирением сторон, так как это дело частного обвинения. Вместе с тем, экс-супруга пожалела Дмитрия и очень просила нашу юридическую фирму «Юрлига» включиться в его защиту. Вместе с мамой Димы мы несколько раз летали на съемки федеральных телепрограмм, чтобы привлечь внимание к «белым пятнам» в этом деле и не позволить свалить убийство на невиновного человека.

– Все-таки вы считаете, что Дмитрий не убивал Юлию?

– Начнем с того, что, по непроверенным данным, результаты экспертизы тела найденной в лесу девушки лишь на 70 с небольшим процентов совпадают с пробами ДНК. Говорят, что рост погибшей также не соответствует росту Юлии: разница существенна - почти 10 сантиметров.

Что касается Дмитрия, то лично я не поддерживаю его позицию по делу - молчать. На мой взгляд, воспользоваться статьей 51 Конституции РФ, которая позволяет не свидетельствовать против самого себя и своих родственников, - в данном случае далеко не самый лучший выбор стратегии защиты. Все-таки погибла не кто-то там, а супруга, и он может знать много нюансов… Считаю что ему давно нужно сотрудничать со следствием и требовать проведения очных ставок, следственных экспериментов, экспертиз и других следственных действий, которые бы позволили изобличить виновных.

Его сегодняшняя позиция, насколько я могу судить, бесит всех, в том числе сыщиков убойного отдела и следователей СК РФ. Не случайно Дмитрию неоднократно отказывали в свидании с близкими, в том числе с мамой, а также с первой супругой Татьяной, когда мы хотели подписать соглашение о примирении. Нам пришлось его подписывать в суде через решетку. Но, возможно, Дима кого-то боится, может быть, даже тех людей, которые на самом деле убили Юлю, а потому предпочитает находиться в СИЗО – там с ним не должны расправиться, иначе выйдет грандиозный скандал.

– Кто же тогда мог убить Юлию?

– Мама Дмитрия недавно все же смогла попасть на свидание к сыну, и он ей рассказал часть этой загадочной истории: фотограф еще раз заявил, что не убивал жену. Об этом свидетельствует то, что, по данным экспертизы, внутренние органы Юли были сильно повреждены - перед смертью она, возможно, была изнасилована.

На вечеринку, которая, как уже всем известно, состоялась на крыше лофта Лошагина, кто-то из гостей принес много дорогого вина, и, смешавшись с другими спиртными напитками, оно возымело эффект «гремучей смеси». Вдобавок к этому, присутствующие могли употреблять наркотик. Многие люди в результате всего этого ничего или мало что помнят. Преступники могли воспользоваться таким состоянием гостей. В частности, есть сведения, что некая белокурая дама провела на крышу мужчину крепкого телосложения, возможно, бывшего сотрудника силовых структур или военного, который там всех и запер. То есть это сделала не Юля, как посчитали многие, а, видимо, преступник. Затем Димину жену схватил этот мужчина и унес в большой черный автомобиль по лестнице, где нет видеокамер.

Что было потом, сказать сложно. Может быть, преступники угрожали Диме, заставили его приехать на место убийства, пригрозив, что с ним могут поступить так же, как с Юлей. Этим объясняется тот факт, что геолокация мобильника показала его присутствие на месте преступления. А может быть, злоумышленники просто на время вытащили телефон у Димы и свозили на место преступления. Если подумать логически, то зачем бы человек возле трупа жены, в лесу, на месте сожжения тела стал заходить в Интернет? Это просто неразумно.

– Кому было выгодно убийство Юлии Лошагиной?

– Супруги общались с очень крутыми людьми, причем не только Екатеринбурга, но и Москвы. Юля прилетела из столицы незадолго до смерти, отпраздновав там свой день рождения. Не исключено, что ей отомстил, к примеру, один из высокопоставленных чиновников, которого она могла заразить ВИЧ. Говорят, она была носителем этого вируса.

– Но брат Юлии в соцсети «ВКонтакте» выложил справку о том, что его сестра была здорова…

– Это выглядит странным. Зачем Юля брала такую справку? Почему хранила ее у брата? Вопросов очень много. Следователь, ведущий дело, на последнем суде по продлению срока содержания Дмитрия под стражей утверждал, что сейчас рассматривает несколько версий, в том числе и те, в которых Лошагин никак не фигурирует. И это радует. Хотелось бы, чтобы расследование было проведено максимально объективно.

– Тем не менее, во многих СМИ говорилось о том, что защита Лошагина якобы настаивает на том, чтобы ему инкриминировали не статью «Убийство», а другую статью – «Причинение смерти по неосторожности». Зачем это все, если он невиновен?

- Поскольку дело вызвало такой большой общественный резонанс, было бы неправильно не использовать это как инструмент воздействия на общественное мнение, и не только на него.

Да, Дмитрий не признает свою вину, но защита выбрала такую тактику, так как у нас с 1978 года садят в тюрьму поголовно всех людей, которым было предъявлено обвинение в убийстве. Во всяком случае, мне об оправдательных приговорах по таким делам неизвестно. И вообще, по статистике 10-15 процентов осужденных в мире сидят за преступления, которые они не совершали. И в России расклад такой же. Именно поэтому решено сделать так.

Есть вероятность, что Юлия могла сама упасть с лестницы и убиться насмерть. Об этом могут свидетельствовать степень и характер повреждений тела, а также «механика» повреждений шеи убитой – уверен, экспертиза разберется. И в таком случае это тоже будет говорить о том, что Дмитрий не виноват.

Вот поэтому одной из стратегий защиты и является переквалификация вменяемой Лошагину статьи 105 УК РФ «Умышленное убийство» на статью 109 «Убийство по неосторожности», где санкции намного ниже.

– Какое наказание в таком случае грозит фотографу?

– По статье 109 УК РФ - до двух лет лишения свободы. Поскольку в СИЗО день идет за два, то, пока идет следствие, пройдет год из этого срока. Потом Дмитрий также сможет выйти по УДО.

Беседовала Мария Трускова, Европейско-Азиатские Новости.

Комментировать