July 25, 2017, 8:30 AM

Cотрудники УрФУ подозревают администрацию вуза в подтасовке рейтингов

В разгар приемной кампании вокруг УрФУ опять возникает скандал. Оказалось, что в международных и отечественных рейтингах вуз позиционируется по-разному: показатели «для иностранцев» выше, чем для россиян. Обратившие на это внимание преподаватели вуза полагают, что разнобой нужен администрации УрФУ для гарантированного получения федеральных субсидий и абитуриентов. В самом вузе корыстный умысел отрицают, заявляя, что вообще не дают данных для британского рейтинга Quacquarelli Symonds.
«Кручу, верчу»
В редакцию «Европейско-Азиатских новостей» обратились преподаватели УрФУ (по понятным причинам мы не можем назвать их имена и конкретное место работы), которые привели свидетельства того, что данные, которые вуз размещает в британском рейтинге Quacquarelli Symonds, и сведения, которые отправляют для общероссийского рейтинга высших учебных заведений, сильно разнятся. Сравнение приведенных данных, на их взгляд, это наглядно демонстрирует.
Основные рейтинговые параметры: репутация вуза, индекс цитируемости публикаций сотрудников, соотношение числа преподавателей и студентов, отношение работодателей к выпускникам, относительная численность иностранных преподавателей и студентов – все эти показатели имеют разное значение. Но если для британского QS УрФУ дает одни значения индексов, то для российского рейтинга по этим же показателям приводятся уже другие цифры. Преподаватели, которые указали на эти несоответствия, уверены, что речь идет о намеренных манипуляциях. Правда, не очень понятно, для чего это нужно. Либо ради повышения статуса в глазах абитуриентов и их родителей, либо, возможно, получения средств федерального бюджета «за хорошие показатели».
По совету инсайдеров мы сравнили данные Казанско-Приволжского университета в QS и в отечественном рейтинге.
«Их цифры соответствовали друг другу в обоих источниках. Опять-таки в отличие от данных УрФУ и некоторых других вузов. С другой стороны, смотрите, у Казанского (Приволжского) федерального университета сразу четыре звезды, а у МГУ и питерского университета их нет. При этом Казанский вуз первый раз в рейтинге. Откуда у них звезды?» - недоумевают наши источники.
Зачем это надо?
«В английском рейтинге шесть позиций – академическая репутация, репутация работодателя, соотношение числа преподавателей к числу студентов, цитируемость, число иностранных преподавателей, число иностранных студентов. И если у иностранных вузов, например, Оксфорда, учитывают все показатели, то у наших – только эти выборочные. И, например, первое, что бросается в глаза, – плохой показатель цитируемости научных работ сотрудников УрФУ», - пояснили ЕАН преподаватели вуза.
Они загибают пальцы: рейтинговые параметры не соответствуют фактическим по количеству студентов, опубликованным научным работам, цитируемости.
«Фальсификации ради места в рейтинге и, может быть, субсидий в рамках госпрограмм по поддержке высшего образования. У нас задались вопросом: неужели за это ректор Виктор Кокшаров получил медаль ордена «За заслуги перед Отечеством»? Количество преподавателей не соответствует реальному хотя бы потому, что у нас сейчас активно сокращают ставки на волне оптимизации вузовских направлений. Кого не сокращают, переводят на почасовую оплату труда», - рассказывают собеседники ЕАН.
Действительно, как раз сейчас в УрФУ оптимизируют экономический блок – после объединения Высшей школы экономики и Института госуправления и предпринимательства новая структура переедет в здание на улице Гоголя. Как раз перед уходом в отпуск преподаватели начинали паковать вещи.
Сотрудники уверены, что «плавающие» показатели рейтингов, оптимизация и курс на сокращения педагогов и повышенный набор студентов – это все звенья одной цепи.
«Сейчас нас активно заставляют записывать дистанционные курсы. Все пишется в центре информационных технологий у Василия Третьякова. Сразу после записи курса права на него передаются УрФУ. Значит, как авторы мы уже никому не нужны. А может и как преподаватели – у нас сейчас тренд на дистанционное обучение. Все это делается для минимизации расходов на живое обучение. Мы мешаем им пилить. Мы им больше не нужны», - говорят преподаватели.
Несмотря на активное опровержение администрацией УрФУ слухов о сокращении преподавателей, этот риск велик.
«Сейчас мы ждем нагрузку в ставках. Кто не согласится, придется увольняться. Прежде так и было - кто не соглашался на меньшее, с ними первыми расторгали контракты», - сетуют сотрудники УрФУ.
И обращают внимание на то, что при внешнем курсе на обновление вузовская администрация не удосужилась проплатить систему «Антиплагиат». В итоге теперь сотрудники могут через нее проверять лишь ограниченное число тестов и дипломов: «В этом году, например, мы не смогли проверить все работы на предмет заимствований, ставили оценки так».
В свою очередь, в УрФУ подозрения своих сотрудников в манипулировании показателями отвергли.
«Мы не передаем и не можем передавать для команды QS никакие показатели. Методология этого рейтинга полностью исключает такой подход. Ведь если бы все основывалось на данных, представленных вузами, вряд ли это было бы объективно. Англичане собирают данные через собственных экспертов», - заявил ЕАН пресс-секретарь УрФУ Дмитрий Бенеманский.
Зато красиво
Впервые в рейтинг QS УрФУ попал осенью 2013 года. Это событие вузовская администрация подала, как невиданный успех. В местных СМИ вышла серия материалов, смысл которых сводился к тезису о наступившем международном признании УрФУ.

Британский Quacquarelli Symonds не единственный зарубежный рейтинг, где присутствует УрФУ. Год назад также британский журнал Times Higher Education (THE) опубликовал рейтинг World University Rankings 2016−2017. В обзор вошли 978 вузов планеты, в числе которых были 24 российских заведения. Из них 16 - участники проекта госпрограммы повышения международной конкурентоспособности вузов «5–100».
В прошлом году лидером рейтинга THE стал Оксфорд, среди российских «универов» первенство (188-е место) досталось МГУ им. Ломоносова. В свою очередь, УрФУ удостоился попадания в раздел 601–800. Остается заметить, что вузу есть куда стремиться – ректор Виктор Кокшаров рассчитывает в 2020 году занять место в топе-100 высших учебных заведений мира. Пока же это всего лишь 13-е место в рейтинге THE-2016 в сравнении с другими российскими участниками.
В отличие от QS методология THE предполагает 13 индикаторов эффективности, которые разделили на пять групп. Это образовательная деятельность, исследования, цитируемость, международная деятельности, доход от научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ для реального сектора. В случае УрФУ – промышленности. При этом в 2015 году показатели вуза в рейтинге THE были лучше: тогда он вошел в группу 451 – 500.
Мимо «альма-матер»
К сожалению, описанные игры в рейтинги не всегда оправдывают себя. Именно сейчас идет приемная кампания, на участников которой – абитуриентов и их родителей в том числе ориентированы вузовские показатели. «Чем выше, тем престижней». К сожалению, как показывает практика, такой подход не работает для сильных выпускников. Не имея возможности поступать в престижные мировые вузы, они выбирают Москву или Санкт-Петербург.
К примеру, в этом году два выпускника екатеринбургского СУНЦа УрФУ Константин Махнев и Дмитрий Рыбин получили на ЕГЭ по физике, информатике и профильной математике по 300 баллов. Этот результат в современной российской средней школе считается ошеломительным и открывает перед достигшими его учениками двери самых престижных российских вузов.
Но несмотря на родство СУНЦа с УрФУ, его выпускники решили получать высшее образование в столицах: Дмитрий решил поступать в Высшую школу экономики в Москве, а Константин - в университет ИТМО в Санкт-Петербург. Как рассказал ЕАН их преподаватель Артем Упоров, всего в этом году в Екатеринбурге было два 300-балльника.
«А всего по стране таких выпускников - 21 человек. Наши ребята решили поступать в столичные вузы. Это вполне естественно при таких показателях. Почему выбрали не УрФУ? Думаю, ответ очевиден. Впрочем, это личное дело семей», - добавил учитель.
Комментировать