October 10, 2017, 5:28 AM

Екатеринбургские оппозиционеры в подрясниках — кто они?

За последние несколько месяцев среди постоянных участников протестных акций в уральской столице примелькались молодые люди в подрясниках. Активисты в церковных одеяниях представляются выпускниками Екатеринбургской православной духовной семинарии (ЕПДС). Свое участие в акциях они объясняют тем, что, с их точки зрения, идеи оппозиции близки к христианским ценностям.

До настоящего времени к бывшим семинаристам сохраняется повышенный интерес со стороны горожан и журналистов. Для одних их появление стало своего рода экзотикой и местной достопримечательностью протестных акций. Другие воспринимают активистов в подрясниках как некий символ «внутрицерковной оппозиции», которая впервые громко заявила о себе и вышла к народу. Каковы корни этого протеста и насколько это массовое явление для всей Екатеринбургской епархии Русской православной церкви (РПЦ), разбирался корреспондент ЕАН.

Из семинаристов в оппозиционеры

Духовная семинария — высшее учебное заведения для обучения и подготовки священников.

Число экс-семинаристов, которые посещают протестные акции в Екатеринбурге, невелико. Их всего двое — Виктор Норкин и Владимир Головин. Норкин и ранее посещал акции протеста, но в гражданской одежде, и его деятельность, как правило, ограничивалась отчетами в социальных сетях.

Ситуация изменилась после дела блогера Руслана Соколовского, на котором Норкин и Головин выступили свидетелями защиты от лица неоскорбленных верующих. В здании суда они впервые появился на публике в подряснике, и сразу обратили на себя внимание журналистов.

В последующие месяцы после дела Соколовского оппозиционеры в подрясниках стали появляться чуть ли не на всех акциях протеста: от «Обними пруд» (против застройки Городского пруда) до пикетов и митингов сторонников Алексея Навального. Не раз они оказывались в центре внимания. Тот же Навальный во время своего митинга в Екатеринбурге 26 сентября увидел в семинаристах символ недовольства внутри РПЦ.

«Вот! Представляете, как достали уже? Священнослужитель спрашивает, когда закончится мракобесие в церкви!» — заявил с трибуны оппозиционер.

На субботнем пикете один из бывших семинаристов оказался в числе трех десятков участников, задержанных полицией.

«Подрясник — это как подштанники»

Одновременно с политической деятельностью экс-семинаристы занимались «разоблачением» церковной системы. По мере роста их популярности журналисты все чаще стали обращаться к ним за «альтернативной точкой зрения» по вопросам, касающимся РПЦ.

Виктор Норкин  

«После дела Соколовского мне стало понятно, что подрясник позволяет привлекать внимание к острым социальным и политическим проблемам. Поэтому хожу в нем. Когда мне стало ясно, что оппозиция вытеснена в поле морали, то это стало дополнительным аргументом моего участия в акциях. Я представляю свою личную позицию. Она расходится с позицией руководства нашей епархии, которые придерживаются провластных взглядов»

Головин в свою очередь пояснил, что он хочет через подрясник подчеркнуть на мероприятиях свою причастность к своей альма-матер.

Хотя бывшие семинаристы и надели подрясники для привлечения внимания, вместе с тем они заверяют, что никакой смысловой нагрузки в этом одеянии нет. Поэтому ничего предосудительного в своем участии в политических акциях они не видят.

«Подрясник изначально был чем-то вроде подштанников. Его носили везде, всегда. В советское и постсоветское время подрясник стал ассоциироваться с чем-то «священным», появилась ассоциация, что носить его можно только на службах и крестных ходах, хотя это не так», — отметил выпускник ЕПДС.

«Честь мундира»

В Екатеринбургской епархии публично на деятельность семинаристов-оппозиционеров никак не реагируют. Норкин утверждает, что церковное руководство действует кулуарно, запрещая студентам ЕПДС и священникам контактировать с ним.

Впрочем, в самой семинарии нет опасения смуты, которую могут вызвать оппозиционеры. По словам одного из преподавателей, уровень политизированности студентов никогда не был высоким. Вести какую-либо агитацию среди семинаристов также не в интересах преподавателей.

«Во-первых, это не то учебное заведение, где была бы столь интересна тема политики. Во-вторых, да, бывает, что после выпуска некоторые студенты уходят в крайности, но таковых единицы», — пояснил в негласном разговоре один из преподавателей ЕПДС.

Бывшие сокурсники семинаристов-оппозиционеров в свою очередь сами не горят особым желанием общаться с ними. И вовсе не по причине разногласия во взглядах, а из-за ношения подрясника на политических акциях.

Выпускник ЕПДС, иерей Семен Шестаков пояснил ЕАН, что никто не запрещает священникам или мирянам высказывать свою личную позицию. Другой вопрос, в какой форме это сделано.

«На мой взгляд, любая спецодежда обязывает к определенному роду поведения. Коли ты ее надел, так уж будь добр, веди себя соответственно. В противном случае может оказаться, что ты просто будешь позорить честь мундира, а не выражать позицию определенной группы. Участие в разного рода политически ангажированных мероприятиях нарочито в подряснике — это уже перегиб. Присутствие человека в этой одежде на акциях может ввести людей в заблуждение относительно позиции Церкви к кандидатам в президенты или иным политическим вопросам», — пояснил ЕАН иерей Семен Шестаков, учившийся на два курса старше Норкина и Головина.

На смену Кураеву

Слова священника подтверждает реакция горожан и журналистов на семинаристов-оппозиционеров. Появление на публике человека в рясе или подряснике воспринимается обществом как активное участие представителей РПЦ в жизни общества. Об этом красноречиво говорит упомянутая реплика Навального, который принял семинаристов за священников. По-прежнему происходит путаница в прессе: бывших семинаристов называют то священнослужителями, то богословами.

Игумен Флавиан (Матвеев) — наместник Крестовоздвиженского монастыря в Екатеринбурге. С конца 90-х до 2007 года был известен активной миссионерской деятельностью в уральской столице. Неоднократно проводил акции, направленные против сект и мероприятий, проведение которых было недопустимо с точки зрения священника. В 2005 году наместник монастыря лег перед дверями киноконцертного театра «Космос», где проходил концерт Бориса Моисеева.

Неразборчивость горожан в церковных одеждах семинаристы-оппозиционеры в полной мере оценили во время акций. По признанию Норкина, к нему часто подходят прохожие, чтобы получить ответы по религиозным вопросам. В итоге вместе с политической агитацией ему попутно приходится заниматься миссионерской деятельностью.

Сложившаяся картина напоминает уже другую историю, когда священники несколько лет назад выходили на улицы Екатеринбурга, чтобы пообщаться с горожанами. Так, до конца «нулевых» на площади 1905 года «дежурил» наместник Крестовоздвиженского монастыря игумен Флавиан (Матвеев). Любой прохожий мог подойти к нему и задать вопрос о вере.

Недалеко от него на проспекте Ленина можно было встретить священника Александра Игонина. По воспоминаниям прихожан, он устраивался на улице возле храма святителя Иннокентия Московского, и горожане свободно обращались к нему с вопросом.

В федеральном масштабе «хождение священников в народ» больше всего запомнилось поездками по стране богослова, протодиакона Андрея Кураева. На тот момент он не ограничивался обычными лекциями и выходил с проповедью в необычных местах, например на рок-концертах.

Протодиакон Андрей Кураев — известный богослов, проповедник и миссионер РПЦ. До 2009 года активно занимался просветительской работой, объездив с лекциями всю страну. С 2013 года находится в конфронтации с Московским патриархатом.

С 2010 года активное взаимодействие РПЦ с обществом пошло на спад. Уличную проповедь сменила идея массового строительства храмов. Предполагалось, что люди теперь сами будут заходить в церкви, чтобы получить ответы.

Однако новая стратегия начала приводить к конфликтам. Достаточно вспомнить противостояние из-за площади Труда (в 2010 году) и продолжающиеся споры из-за храма-на-воде. В обоих случаях одной из причин открытого столкновения было отсутствие конструктивного диалога. Епархия не пыталась устроить хотя бы публичную дискуссию с противниками проектов.

Этот вакуум невольно и заполнили оппозиционеры в подрясниках. Каких-то определенных миссионерских целей перед собой они не ставили. Но для горожан, недовольных действиями РПЦ, эти семинаристы стали олицетворением Церкви, которая их слышит и пытается с ними говорить напрямую. Однако кроме подрясника их ничего не роднит с такими посредниками между Церковью и обществом как Андрей Кураев или игумен Флавиан (Матвеев). Последние обладают и соответствующим опытом общения, и поддержкой со стороны верующих, в отличие от оппозиционеров в подрясниках.

Сергей Беляев специально для "ЕАН"

Фото: Социальные сети. Личные страницы Владимира Головина и Виктора Норкина

«На карандаш просятся сайентологи и кришнаиты» - в какого бога нельзя верить в России?