December 3, 2018, 7:19 AM

«Если вы просто посещаете лам - вы обычный турист»: как стать буддистом на Урале

Несколько лет назад свердловчане узнали о существовании единственного в регионе буддийского монастыря на горе Качканар. Произошло это «благодаря» судебным приставам, которые планировали снести постройки на горе, признанные самостроями по решению суда. История тогда прогремела на всю страну. Но приставы так и не добрались до поселения общины: из-за отсутствия финансирования из федерального бюджета. Последний раз управление ФССП по Свердловской области обещало снести постройки зимой 2017/2018 гг., но монастырь по-прежнему действует и проводит мероприятия.

О положении буддизма на Урале и о ситуации с горой Качканар корреспондент ЕАН поговорил с буддистом Анатолием Карнаухом.

— Александр Анатольевич, как много людей на Урале исповедуют буддизм?

— Я не могу ответить на этот вопрос, поскольку ни с кем, кто называет себя буддистами или дзен-буддистами, не контактирую.

 

Примерно 90% людей из тех, с кем я общался, кто называл себя буддистами, на самом деле таковыми не являются. По большей части это люди, которые просто занимаются так называемым самообразованием.

Но это сугубо мое мнение.

Мантры — голосовой звук несущий определенную вибрацию и наделенный смысловым содержанием, как правило образным

Они сначала начитались Кастанеды или другой эзотерической литературы, потом узнали о буддизме из энциклопедии - увидели знакомые слова и стали называть себя буддистами. Затем эти люди начинают заниматься йогой, какими-то другими практиками, о которых они узнали из медиа, ездят по семинарам, организаторы которых не имеют никакого авторитета в буддизме. Они зазубривают мантры на тибетском и проговаривают их, не понимая смысла. Хотя многие реальные практики переведены на русский язык, поскольку среди учителей буддизма есть понимание: люди должны осознавать, что они читают.

— Кто имеет право называть себя буддистом?

— Необходимо как минимум три года учиться под руководством носителей традиций. Затем необходимо сдать экзамен. В Русской православной церкви есть хорошая аналогия с крещением. Будущих христиан же не сразу проводят через этот обряд — сначала они проходят катехизацию, на которой им объясняют смысл веры и учат азам. И только после этой процедуры людей допускают к крещению.

«У меня была непомерная гордость»

— Расскажите о вашем опыте?

— Мое знакомство с этой регигией началось с изучения восточных единоборств. В 1983 году я начал заниматься карате. Через год меня призвали в армию, где я познакомился с армейским рукопашным боем. Это был такой сплав: и элементы карате, и элементы бокса, и элементы дзюдо-самбо. Вдобавок я проходил службу в Германии, где было очень хорошее снабжение: и художественное, и культурологическое. В Берлине я приобрел сборник востоковедческих статей, в том числе про дзен-буддизм, поскольку единоборства пересекались с дзен-буддизмом. Ну и в библиотеке подходящая литература оказалась.

На тот момент первичным для меня было изучение единоборств. Но мы изучали боевые искусства по видеоматериалам или спецлитературе, у нас не было доступа к носителям традиций, в которых зародились восточные единоборства, — японцам, китайцам, корейцам.

Вернувшись после службы в Екатеринбург в 1990 году, я решил обратиться, так скажем, к первоисточнику и отправился на Дальний Восток. Наиболее подходящим местом для обучения я посчитал Владивосток, ведь там рядом Китай, Япония и Корея. Я полагал, что там я смогу познакомиться с «настоящими» боевыми искусствами. Там как раз существовала дзен-буддистская община — Сёриндзи Кэмпо. Я и поступил туда, поскольку считал себя дзен-буддистом. К тому времени я был начитан, занимался медитацией и достиг того, что умел силой удара гасить огонь свечи и разрывать газетный лист.

— Вы сейчас описали людей, которых сами и раскритиковали…

— У меня также не было систематического образования, но была непомерная гордыня. Так было до того времени, пока в общину не приехал учитель Еше Лодоя Ринпоче из тибетского монастыря.

 

Я с ним встретился, начал рассказывать, чего достиг, что могу сделать силой удара. «А вот так ты умеешь?» - спросил он и сделал простое движение рукой. Сила удара была такой, которую я не мог себе представить.

Тем более почувствовать это от человека, которому около 60 лет.

Ретрит —собрание верующих для получения религиозного посвящения на выполнения практики: текста молитвы, последовательность движений если таковые есть и формы из мантр в ключевых местах практики

Затем он прошел в зал. Там для ретрита (занятие медитацией, – прим. ЕАН) на полу поставили масляные светильники. Он подходит к ним, роняет руки, и светильники гаснут. Не было никаких ударов, ничего. После этого он прогнал меня из зала. Я же, увидев все это, понял, что на самом деле ничего не знаю, и начал посещать его лекции. Затем приступил к систематическому изучению литературы и фактически учился под руководством ламы.

Только после систематического образования я перешел к практике. После получения образования и посвящения вернулся в Екатеринбург.

Есть ли на Урале ламы и монахи?

— Вернувшись на Урал, вы какую-то деятельность в качестве буддиста вели? Проповедь?

— У меня нет на это права. Для того, чтобы стать учителем, необходимо вдобавок к тем трем годам, о которых я говорил ранее, проучиться еще два года. Только после этого буддист может вести какую-то деятельность: объяснять основы учения, вести практику для самых простых начинаний.

Еще от 10 до 15 лет буддисту необходимо проучиться, чтобы стать особым учителем. Это когда Далай Лама признает, что вот этот человек является перерождением одного из лам. Особый учитель получает право открывать свои школы и дацаны (монастыри).

— А есть ли на Урале ламы?

— Иногда учителя приезжают в Екатеринбург для проведения практик, но это бывает очень редко. Для понимания, учителя, как и школы, и дацаны сосредоточены на канонических территориях буддизма в России — Бурятия, Калмыкия и Тува. Это регионы, где буддизм является доминирующим религиозным течением.

— Тем не менее в Свердловской области есть целый буддийский монастырь, основанный больше 20 лет назад на горе Качканар.

— Я знаю о нем из СМИ, но с членами общины не сталкивался. На мой взгляд, там в принципе неоднозначная ситуация. Основатель этого «монастыря» утверждает, что бывал в Бурятии, беседовал с учителем и учитель описал ему место, где может быть дацан. Потом этот человек путешествовал по Уралу как турист, и у него гора Качканар совпала с описанием учителя. Опять-таки это с его слов. Для того, чтобы разобраться в этом конкретном случае, нужно пообщаться с его учителем, если таковой существует.

— Какие условия необходимы для постройки буддийского монастыря?

— В качестве примера приведу буддийскую общину, с представителями которой я общался во Владивостоке. Ей выделили участок на вершине горы Туманная в горной цепи хребта Воробей. На этом месте они для начала желали поставить ступу, аналог поклонного креста. Для освящения этого места наняли вертолет и отвезли туда Еше Лодоя Ринпоче. Там был произведен ритуал очищения места для исполнения дальнейших действий. То есть все, что связано с религиозной деятельностью, проводят в следовании традициям и действующему уставу.

Кто может стать буддистом?

— Из ваших слов следует, что учиться буддизму на Урале практически негде, раз нет учителей. Что в таком случае делать человеку, который вдруг захотел стать буддистом?

 

— Буддистом себя может считать кто угодно, если человек принимает как руководство в своей духовной практике четыре благородных истины: жизнь есть страдание; есть достижение нирваны; есть путь прекращения страдания; есть путь достижения нирваны.

Большинство думают, что, читая или изучая литературу о буддизме или о мистике или через практики дыхания, можно приобщиться к буддизму. Это глубокое заблуждение. Сначала получают посвящение. Затем получают посвящение на практику, и здесь кому как повезет, так как практику вы получаете у конкретного ламы. В тибетской традиции это один из главных вопросов.

 

Если вы посещаете разных лам и гордитесь этим - вы просто турист. Даже для ретрита у Далай Ламы необходимо получить разрешение на паломничество у своего учителя. Поэтому к выбору учителя в тибетской традиции относятся очень серьезно, и прибежище звучит как: «Принимаю прибежище в учителе, принимаю прибежище в будде, принимаю прибежище в учении, принимаю учение в сангхе».

— К чему могут привести самостоятельные попытки научиться буддизму?

— К появлению сектантских направлений. В такие течения легко набирать людей, которые знают о буддизме на уровне «Википедии». Этим пользуются те, кто хочет получить власть над людьми. Они не сразу говорят потенциальному адепту: «Ты будешь моим учеником». Они улавливают слабости людей и давят на них. Они применяют методы психологического контроля. Подобные методы и идеи противоречат буддизму.

— В традиционном буддизме каким-то образом борются с сектантами?

— Я бы сказал, что в буддизме происходят процессы самоочищения. Лидеры деструктивных течений нередко приезжают на семинары, которые проводят представители традиционного буддизма. Во Владивостоке как раз был такой случай, когда к нам приехала представитель «Тибетского Ашрама» из Новосибирска, сама секта была разгромлена ФСБ. Эта женщина начала рассказывать, как ее слушаются ученики, и затем она спросила у помощника Еши Ринпоче, как ей объяснять, в чем суть буддизма. Он сразу понял, кто перед ним, и резко ее спросил: «А мы зачем?» Женщина сразу осеклась и с семинара исчезла.

Сангха — собрание монахов (от четырех человек) или лам в дацане

Псевдобуддистские общины можно распознать и по тому, как ее члены используют различные обозначения. К примеру, приходишь в организацию, которая называет себя буддистской, или на некий семинар, а там говорят: «Посмотрите, какая у нас сангха!» А сангха делится на малую и большую. Малая — это сообщество монахов (подчеркну, что монахом можно стать после очень длительного обучения), а большая сангха — это уже святые. Для понимания приведу в пример структуру православной церкви: православный приход, состоящий из мирян, — это не сангха. Сангха — это священник.

— Как не попасть на удочку лжеучителей?

—Учиться буддизму в традициях. На самом деле в буддизме очень строгая линия преемственности. Далай Лама знает каждого учителя, которого он признал перерождением. Это его окружение, это люди, которые с ним рядом. Особые учителя, в свою очередь, также должны знать людей, которым они передают знания. Каждый лама знает, кто из его окружения и по какому пути пойдет.

Тибетский буддизм иногда в Европе называют ламаизмом, то есть учением учителей. Достижение состояния Будды — это конечная цель в буддизме, это состояние не приходит только потому, что все собрались толпой поглазеть, послушать учителя. Лама это не конферансье, который рассказывает что-то. В ламриме (комментарий и практика «Гуру Йоги», - прим. ЕАН) в первую очередь указывают на то, что, прежде чем принять этого учителя, испытайте, сможет ли он быть для вас учителем. Да и сам лама смотрит, сможет ли он вам преподавать. Только развиваясь в этой традиции, человек является буддистом.

Фото: pixabay.com, vk.com «В буддийский монастырь на горе Качканар из Екб».

Источник фото:
Комментировать