April 26, 2017, 6:56 AM

Французы пытались собрать компромат на моногород Асбест

Журналиста французской газеты La Croix не пустили на предприятие «Ураласбест». Международный обозреватель Оливье Таллес собирал материал о негативном влиянии хризотилового производства на организм человека. В планах были встречи с чиновниками свердловского минздрава и руководством асбестового комбината. Но в последний момент все сорвалось – у француза не оказалось аккредитации российского МИДа. В итоге в преддверии майского заседания Роттердамской конвенции в Женеве «заграница» осталась без компромата на уральскую асбестовую промышленность.

Оливье Таллес (Olivier Tallès) является журналистом международной службы французской католической газеты La Croix. На сайте inosmi.ru есть раздел с его авторскими материалами – всего их около десяти. «Татарстан – образец толерантности», «Бурятия: возвращение степной культуры», «Вячеслав Куприенко, трубадур войны в Донбассе» - перечень тем и география перемещений французского журналиста довольно обширны.

Пару недель назад профессиональные задачи привели Оливье Таллеса на Средний Урал. Как стало известно ЕАН, La Croix решила отправить своего автора в моногород Асбест для подробного изучения деятельности предприятия «Ураласбест». По некоторым данным, интерес был напрямую вызван предстоящим заседанием Роттердамской конвенции, которая пройдет в Женеве в апреле-мае. Предполагается, что речь там будет идти о вредном влиянии хризотилового, т.е. асбестового, производства на организм человека. В этой связи на долю Оливье Таллеса возложили почетную задачу – добыть для европейской общественности свежие доказательства вредности русского асбеста.

По информации ЕАН, сначала Таллес собирался встретиться с представителями министерства здравоохранения Свердловской области. Чины какого ранга его интересовали – точно неизвестно. Но известно, что в минздрав был направлен соответствующий запрос на французском языке. Что в первую очередь и смутило принимающую сторону – по существующим правилам, такие бумаги составляются на государственном языке той страны, в которой находится журналист-международник.

Впрочем, Оливье Таллеса не стали сводить со свердловскими чиновниками вовсе не поэтому. Инсайдеры рассказали, что у француза банально не оказалось аккредитации МИД РФ.

«Это было странно – допустить сразу две такие оплошности. Ребята, к сожалению, оказались совсем не готовы к работе на территории России. Так что мы при всем желании ничем не могли им помочь. Что именно хотели французы, мы узнать не успели», - рассказали источники ЕАН в Белом доме.

Таким образом, план La Croix рухнул в самом начале. Без аккредитации МИД РФ не могло быть и речи о поездке в сам Асбест, доступе к городским властям и сотрудникам асбестового комбината.

Отметим, что представитель Оливье Таллеса Анастасия Голуб отказалась озвучить ЕАН причины, по которым журналисту отказали в работе на территории Свердловской области.  Также она не стала рассказывать о том, что именно должно было войти в сюжет про «Ураласбест».

 

Мы списались с Оливье Таллессом через Facebook, и вот что нам поведал журналист La Croix. По его словам, его как журналиста международного отдела его интересуют российские моногорода – такие, как Асбест.

Оливье Таллес  

«Когда я готовил эту поездку, то я согласовал встречи с чиновниками и компаниями. МИД напомнил моему пресс-секретарю (помощнику), что нужно иметь аккредитацию от МИДа, если вы иностранный журналист. Я все проверил в посольстве в Париже – да, это так. Но подать заявку на аккредитацию оказалось слишком поздно. Поэтому я совершил профессиональную ошибку – не аккредитовался перед поездкой»

Журналист никого не винит, кроме себя. Он также отверг предположения, что ему не дали работать по причине «двойной» цели – сделать не просто материал про Асбест, а собрать негатив о хризотиле.

Оливье Таллес  

«Я не получал никакого давления или угрозы. В Асбесте все были готовы говорить. Когда позвонили моему помощнику по телефону, то просто сообщили, что у меня нет права работать. Они были правы. Поскольку у меня нет причин нарушать российское законодательство, я решил остановить работу над репортажем».