November 9, 2018, 1:55 PM

Итоги недели от Александра Кириллова

Любые семь дней – это не только набор каких-то конкретных событий, но и определенная рефлексия, ощущения и настроения, впечатления от происходящего. На этой неделе были три темы, которые, на мой взгляд, совершенно невозможно оставить без внимания.

«Дело Глацких»: кто виноват и что делать?

Про Ольгу Глацких сказано, наверное, уже все. Кто не в курсе, напомню. Руководитель свердловского департамента по делам молодежи заявила «под камеры» следующее: «У молодежи складывается почему-то такое понимание о том, что нам государство все должно. Нет. Вам государство вообще в принципе ничего не должно. Вам должны ваши родители потому, что они вас родили. Государство их не просило вас рожать».

Вся уходящая неделя – это ее неделя. В первые пару дней про бывшую олимпийскую чемпионку по гимнастике сказали и написали столько, что я не понимаю, как она ела, должно было икаться постоянно. Плюс говорили в основном плохо. 

На третий день стало модно писать: «Молодец! Все правильно говорит!» Не верю, впрочем, что искренне. И в жизни, и в соцсетях есть такая известная технология: плыви против течения, говори не то, что все, – и прослыви большим оригиналом. В спортивных лотереях тоже часто ставят на заведомого аутсайдера, так есть шанс сорвать большой куш.

Как я понимаю, в администрации губернатора Куйвашева пока не решили, увольнять ее или нет. «Не суди, да не судим будешь», объяснил мне логику сомнений один из чиновников.

Но дело тут, конечно, в другом, и природа сомнений понятна. О том, что Глацких – чиновник не на своем месте, начали говорить через пару месяцев после ее назначения. Причем говорили мне это сами чиновники. И не только женщины, которых можно было бы заподозрить в ревности, в зависти, но и мужчины. Главный вопрос в том, как она вообще стала чиновником в ранге фактически министра? Поэтому сомнения губернатора Куйвашева, если они действительно существуют, по-человечески понятны. По идее увольнять надо. С другой стороны – это значит признать свою ошибку.

Но способность признавать свои ошибки - ведь не самая плохая черта руководителя, не правда ли, Евгений Владимирович?

Почему сносят киоски?

В Екатеринбурге в ближайшие годы снесут все киоски. Кроме газетных и тех, что с мороженым. Инициативу эту приписали мэру Высокинскому, но на самом деле это идея его предшественника, сити-менеджера Александра Якоба. Правда, он планировал сохранить еще и «Цветы». Видимо, цветочные Александру Геннадьевичу почему-то особенно не по нраву.

Правильно ли это? Я не уверен. Например, в ближайших окрестностях от моего дома лучший овощной - это киоск. Не профильные отделы «Пятерочки» и «Магнита», а именно киоск. Причем он очень красивый, яркий, аккуратный и никак не портит окружающую действительность. Почему он помешал мэру? Большой вопрос.

У многих есть паранойя на тему «Убийство киосков заказали сети». Стоит ли в нее верить? Не думаю. Скорее всего, это классический случай чиновничьей самодеятельности. Вот есть у высокого руководителя свои представления о прекрасном – и он их таким образом реализует. Кажется главе города, что киоски – это некрасиво, а «Магнит», «Пятерочка» или «Красное и белое» - это прекрасно. И административная машина начинает работать. Результат – бюджет останется без допдоходов, кто-то – без работы.

Но какая разница, если красиво? Это ведь как с филармонией: «А давайте пристроим ей новый зал! Снести ради этого крепкий и симпатичный жилой дом? Да ради бога! Зато красиво. И культурно».

Как нам сохранить Кольцово

Большинство свердловчан выступили против присвоения аэропорту Кольцово «собственного» имени. Точнее, суперквалифицированное большинство – 86%. Об этом официально заявил фонд «Социум». И что дальше? Работа по переименованию продолжается. Бинго!

Не доверять «Социуму» оснований у меня нет. Хотя бы потому, что никто из моих знакомых, а их немало, идею донаименования не поддерживает. То есть против вообще 100%. Те, кто на словах «за», честно признают: «Ну ты же все понимаешь, это самая верхняя вводная. Кто-то там в Москве придумал, что эта тема отвлекает внимание от проблем в экономике. Я-то понимаю, что это дурь и заниматься нужно реальными вещами, но служба есть служба, ты же понимаешь».

Конечно, понимаю. Самому не раз приходилось «топить» за что-то, что не было правильным. Потому, что у меня ипотека. Но сейчас не об этом.

На самом деле единого мнения о том, как назвать Кольцово, «наверху» тоже нет. «Ренова» Виктора Вексельберга, которой принадлежит порт, хочет «Кольцово имени Демидова». Вариант с «Бажовым» кажется бизнесменам слишком местечковым. Все эти малахитовые шкатулки и огневушки-поскакушки – это какой-то кондовый лубок непонятно из какого века. А в свердловском правительстве, где немало условных «православных патриотов», по моим ощущениям, сильно как раз таки «бажовское» лобби. В общем, какая-никакая интрига все-таки есть.

Но как красив третий вариант! Давайте оставим все, как есть? Заказчику нужен был патриотический хайп – он его уже получил. Тогда зачем бесить людей? Цель достигнута, давайте оставим Кольцово. И народ доволен, и власть вроде бы как молодец: опробовали идею, поняли, что не пошло, – и услышали людей. Граждане довольные расходятся по домам. Но не очень верится, если честно.