May 21, 2018, 7:00 AM

Кураторы екатеринбургского клуба лесби-пар: «Дети молчат о том, что у них две мамы»

В Екатеринбурге прошли пикеты в честь Международного дня борьбы с гомофобией. Акция привлекла внимание горожан и вызвала нешуточную дискуссию в соцсетях. При этом незамеченным прошло гораздо более необычное мероприятие, также имеющее отношение к защите прав геев, лесбиянок и трансгендеров, – фестиваль равенства семей.

Подробнее о фестивале и положении однополых семей в современной России ЕАН рассказали организаторы, кураторы клуба лесби-пар екатеринбургского Ресурсного центра для ЛГБТ Юлия и Ольга Вейс.




В июле 2011 года во Флориде ЛГБТ-семьи и активисты из разных стран впервые провели международное совещание ЛГБТ-организаций, объединяющих «радужные» семьи
. Одним из ключевых результатов было празднование Международного дня равноправия семьи, официального Дня осведомленности ЛГБТ, который проходит каждый год в первое воскресенье мая. В 2015 году его впервые официально отметили в Европейском парламенте в Брюсселе

- Как пришла идея организовать фестиваль в Екатеринбурге?

- ЛГБТ-организаций очень много по всему миру и в России, мы все между собой контактируем, общаемся. И наш центр просто подхватил эстафетную палочку.

В Екатеринбурге мы проводим это мероприятие в третий раз. Первые два раза праздник проходил в один день. В этом году мы решили устроить настоящий фестиваль, который занял целых четыре дня. Программа была достаточно насыщенная: игротека, кулинарный мастер-класс, поэтический вечер, музыкальное шоу с этническими инструментами для детей, фотосессия.

В один из дней провели «Живую библиотеку», где в роли книг выступили три ЛГБТ-семьи – они рассказали гостям свои истории, ответили на их вопросы. Одним из центральных событий стала презентация нашего с Ольгой проекта «Новая жизнь Л’». Этот проект-выставка рассказывает реальные истории появления и жизни детей в лесби-семьях. Целый год мы собирали истории, затем профессиональный художник сделал к ним иллюстрации. Получилось семь историй. На самом деле материала мы собрали гораздо больше, но все просто не поместилось бы на площадке Ресурсного центра. Выставку еще не убрали, ее можно посмотреть.

- Все истории – екатеринбургские?

- Да.

- Вообще многие ли "радужные" пары обзаводятся детьми, будучи в отношениях?

- Да, поскольку это обычная потребность человека. Чаще всего на ребенка решаются лесби-пары. Наш екатеринбургский клуб ЛГБТ-семей охватил более полусотни пар с детьми. Возможно, это лишь малая часть однополых семей, живущих в Екатеринбурге.

- Какие вообще возможности есть у ЛГБТ-пар в России для того, чтобы завести детей?

 

- Официально - никаких. Если речь идет о лесби-парах, то в основном одна из женщин говорит, что она одинока. Тогда она получает возможность сделать одну процедуру ЭКО бесплатно. О суррогатном материнстве (актуально для гей-пар, - прим. ЕАН) я вообще молчу, это очень сложно у нас в стране. Хотя в Москве есть дружественные гомосексуальным семьям клиники, куда семья может прийти, не скрываясь, и ей помогут.

Ребенок каждому: сколько стоит суррогатная мать и импортная сперма в Екатеринбурге

Помимо ЭКО лесби-пары прибегают к так называемому натуральному способу зачатия, когда одна из женщин вступает в половой контакт с мужчиной, либо к искусственной инсеминации дома или в клинике.

- Есть ли случаи усыновления или оформления опеки однополыми парами?

- Мы таких случаев не знаем, хотя нам известно, что некоторые об этом задумываются. Скажем так, любая одинокая женщина может оформить опеку или усыновить ребенка, одиноким мужчинам реже удается это сделать.

- Готовя выставку, вы ставили себе целью рассказать о том, как меняется семья и взаимоотношения в ней с появлением ребенка, как растут и живут дети. Вы сами на основании услышанных историй как бы ответили на эти вопросы? Как растут дети, рожденные в необычных семьях, в не особенно дружелюбных условиях российского социума?

- Семьи и дети в них подстраиваются под условия, которые создаются обществом. Семья становится более закрытой, дети учатся не говорить о своей семье за ее пределами. При этом никто их не учит врать. Дети молчат о том, что у них две мамы, интуитивно понимая, что так надо.

- Обычно дети называют обеих женщин мамами?

- Нет, это западный вариант. У нас мамой обычно называют одну женщину – в каких-то семьях это биомама, в каких-то нет. Вторую называют по имени.

- Часто ли Л-семьи сталкиваются с агрессией со стороны общества?

- Негатив выражается в основном сплетнями за спиной, в лицо редко говорят что-то неприятное. Но общий фон, конечно, недружественный, поэтому семьи с детьми, да и просто пары, прячутся. Например, мы активистки, но о том, что мы супруги, знают только в сообществе. Для внешнего мира мы закрыты, иначе столкнулись бы с массой вопросов и трудностей, нам совершенно не нужных.

- Влияет ли на отношения отсутствие официальной регистрации брака?

 

- На отношения не влияет, но существенно осложняет жизнь. Труднее решать имущественные вопросы, например, в случае разрыва. Если один из партнеров попадает в больницу и на некоторое время становится недееспособным – никто не знает, когда кирпич на голову упадет, - то второй оказывается за бортом и не может официально общаться с врачами, получать информацию о состоянии супруга, принимать какие-то касающиеся его здоровья решения. Эту возможность приходится предусматривать заранее и оформлять у нотариуса. Самый тяжелый вопрос – с детьми. В случае разрыва люди, как правило, могут договориться так, чтобы не травмировать ребенка. А если биомама не дай бог умрет?! Ребенок может попасть в детдом или в чужую семью при живом родителе.

Кстати, все эти нюансы заставляют "радужные" пары уезжать на ПМЖ туда, где однополые браки разрешены. У нас тоже возникают мысли об эмиграции, так как в России мы не видим позитивных тенденций, законодательство становится только агрессивней. А есть мечты жить в обществе, где тебя принимают таким, какой ты есть, где нет угроз тебе и твоей семье, твоему ребенку. И дело ведь не только в принятии "радужных" семей. В большинстве европейских стран люди вообще другие. Другой менталитет. Это можно почувствовать, если там побывать. Общество не осуждает. И у государства в приоритете человек.

- У вас одна фамилия. Вы специально переоформляли документы?

- Фамилия у нас действительно одна, но Вейс – это псевдоним. Это не случайность, не совпадение, документы меняли специально. Пары делают так довольно часто. Носить одну фамилию приятно, но де-факто жизнь не упрощает.

- Как распределяются обязанности в Л-семье? Кто-то выполняет традиционно женские, кто-то в меру сил традиционно мужские - занимается машиной, например?

- В гетеросемьях обязанности часто делятся на основании традиций – есть традиционно мужские, есть традиционно женские. Либо каждый делает то, что ему нравится и что хорошо получается, а о том, что не нравится никому, договариваются. Вот так обстоят дела в "радужных" семьях. Традиционная модель к нам неприменима.

- Можете ответить, основываясь на личных наблюдениях, - ЛГБТ-семьи более крепкие, чем гетеросемьи, или, наоборот, чаще распадаются?

 

- Гендерная идентичность и сексуальная ориентация никак не влияют на отношения. Некоторые пары живут вместе всю жизнь, некоторые распадаются, как и традиционные семьи. Мы ничем от них не отличаемся. Приходим домой, решаем, что покушать, говорим о работе, планируем отпуск. В принципе никого не должно волновать, какого пола человек, с которым я сплю. К сожалению, в нашем обществе дела обстоят иначе.



«Коррекционные» изнасилования, травля и безработица: как живется ЛГБТ на Урале

- Чтобы донести до общества эту простую мысль, нет желания в следующем году сделать фестиваль более масштабным, больше его рекламировать, привлечь больше семей, в том числе гетеросексуальных?

- К сожалению, общество агрессивно, а государство нас не поддерживает. Мы никак не защищены. Конечно, хотелось бы сделать фестиваль более масштабным, но не хотелось бы пострадать. У нас есть негативный опыт. В прошлом году ездили на семейную конференцию в столичный ЛГБТ-центр. И эта конференция закончилась, не успев начаться. Было нападение гомофобов, были пострадавшие, людей увозили на скорой. Жертвовать собственной безопасностью мы не готовы.

Фото: pixabay.com