October 10, 2017, 3:01 AM

«На карандаш просятся сайентологи и кришнаиты» - в какого бога нельзя верить в России?

На днях через СМИ развернулась идеологическая баталия между Челябинской метрополией Русской православной церкви и саентологами. Об этом противостоянии ЕАН ранее писал подробно.

Однако в этом конфликте примечателен не разбор религиозных взглядов. Впервые за несколько лет в публичное поле вернулась тема борьбы РПЦ с «тоталитарными сектами» (как их называют православные миссионеры). В Екатеринбурге полемика между епархией и религиозными организациями гремела до конца «нулевых».

С 2010 года миссионеры ушли в тень. Борьба с сектами стала проявляться в рамках работы органов госвласти и силовиков. В результате - недавний запрет на деятельность «Свидетелей Иеговы» в апреле 2017 года породил в соцсетях версию, что «РПЦ убирает конкурентов руками чиновников». Традиционные христианские течения — католики и протестанты в свою очередь стали опасаться, что под запрет попадут и они.

Когда РПЦ боролась с сектами словом

Протоиерей Владимир Зайцев — клирик храма святителя Иннокентия Московского в Екатеринбурге. Один из самых известных священников Екатеринбургской епархии. С 1998 по 2007 годы возглавлял миссионерский отдел епархии. После ухода, получив дополнительное образование, начал совмещать работу юриста со священством. В марте 2015 года открыто благословил добровольцев, уезжающих из Екатеринбурга на Донбасс. В напутственной речи призвал «бить фашистскую мразь», за что на время был сослан в монастырь.

Деятельность религиозных организаций в России ограничивали и раньше. Еще в 2001 году Верховный суд РФ ликвидировал петербургское объединение мунитов (последователи Мун Сон Мёна). В 2007 году по решению городского суда Санкт-Петербурга была закрыта общественная организация «Сайентологический Центр». В 2010 году суд в Москве признал экстремистскими восемь работ основателя секты саентологов — Рона Хаббарда.

Однако в то время такого резонанса как в случае со «Свидетелями Иеговы» закрытие сект не вызывало. Ликвидация религиозных групп в «нулевые» годы сопровождалась активной информационной кампанией, которую развернули православные миссионеры.

Тоталитарная секта — особый тип религиозной или псевдорелигиозной организации, существующей в различных формах, деятельность которой представляет опасность для общества и государства, а также для жизни и здоровья граждан

В Екатеринбурге активно этой работой занимался протоиерей Владимир Зайцев, возглавлявший миссионерский отдел епархии с 1998 по 2007 годы. В разговоре с ЕАН священник вспоминает, что на тот момент в Екатеринбурге было засилье «тоталитарных сект». Проповедники различного рода активно вели тогда уличную агитацию.

Протоиерей Владимир Зайцев  

«Нами была составлена уникальная база, по всей области, в которой были зафиксированы более 500 организаций. Этой базой мы делились с журналистами, с силовиками и с администрациями разных уровней. Противодействие, в первую очередь, было направлено на те секты, что проявляли максимальную активность. В те времена это были «Свидетели Иеговы», харизматики, муниты, саентологи, кришнаиты, мормоны, оккультисты всех мастей. Такие образования как баптисты, или адвентисты редко попадали в качестве объекта нашей информационной деятельности»

По его словам, в тот период миссионерский отдел активно работал со СМИ, постоянно создавая для журналистов инфоповоды: от проведения пикетов до подачи полноценных материалов о «тоталитарных сектах».

Нередко возле мест собраний сект миссионеры встречали посетителей у входа и вели с ними разъяснительную работу. Порой это заканчивалось тем, что руководители религиозных обществ вызывали милицию и просили разогнать подопечных Зайцева.

На фоне этой работы закрытие организаций, которые представители РПЦ обозначали «тоталитарными сектами», у общественности вопросов не вызывало. У большинства название тех или иных групп уже прочно ассоциировалось с чем-то опасным. Деятельность миссионеров вызывала порой некоторую симпатию среди горожан.

На смену миссионерам пришли чиновники

Тема «деструктивных культов» исчезла из публичной повестки после 2007 года — в это время протоиерей Владимир Зайцев покинул миссионерский отдел епархии.

Протоиерей Владимир Зайцев  

«К сожалению, следующий руководитель — священник Александр Сандырев оказался не способен поддерживать такую разностороннюю деятельность, и с согласия архиепископа Викентия он уволил почти всех сотрудников. Ну, а когда профессионалы ушли, то и работать стало некому»

«Тоталитарные секты» впоследствии появлялись в повестке лишь как объект интереса правоохранительных органов. Сам термин и его смысл за несколько лет стерся. В СМИ, если и упоминали религиозные организации, то уже без этого обозначения.

Вместе с тем в регулирование свободы вероисповедания активно начало вмешиваться государство. Начало этому было положено в 2013 году с принятия закона об оскорблении чувств верующих. Однако до настоящего времени непонятно как использовать новую статью уголовном кодексе. Деяния, прописанные в законе, не имеют объяснений и строятся на предположениях. Так, теолог-исламовед Алексей Старостин, выступая экспертом на суде по делу «ловца покемонов», истолковал статью 148 УК РФ как закон о богохульстве.

В 2016 году президент Владимир Путин подписал «пакет Яровой», ограничивающий, в том числе, миссионерскую деятельность. В частности, новые нормы запрещают проводить проповеди в квартирах и жилых домах.

Этот закон вызвал серьезное беспокойство у всех религиозных течений. Прописанные в документе критерии, по мнению верующих, настолько размыты, что позволяют запретить любое религиозное мероприятие.

Представители протестантских движений (адвентисты, баптисты, лютеране) выразили опасение, что документ будет применяться избирательно. Кроме того, малочисленные конфессии не имеют определенных мест для молитвы и вынуждены проводить собрания на дому, что может быть истолковано по новому закону как миссионерская деятельность.

Неоднозначность принятых законов привела к тому, что все дальнейшие ограничения, связанные с религией, воспринимались уже как покушение на свободу совести. О серьезности опасений верующих всех малых конфессий за свое вероисповедание говорит и то, что за «Свидетелей Иеговы» вступились даже католики.

Игорь Леонидович Ковалевский  — католический священник, генеральный секретарь Конференции католических епископов России, администратор прихода святых Петра и Павла в храме святого Людовика в Москве.

Отец Игорь Ковалевский  

«Церкви, такие как наша, не считают «Свидетелей Иеговы» христианами и не вступают с ними в диалог, однако следует отличать богословские проблемы от юридических прав. Существуют значительные опасения среди католиков, что и мы тоже можем столкнуться если не с гонением, то, по крайней мере, с новыми актами дискриминации и ограничения свободы веры»

Уголовные преследования участниц панк-группы Pussy Riot и блогера Руслана Соколовского в свою очередь породило версию, что религиозные законы принимаются в пользу Русской православной церкви.

Сколько религий оставят в России?

Неудивительно, что новая публичная полемика миссионеров с представителями религиозных групп вызвала в соцсетях предположение, что РПЦ «устраняет конкурентов».

В Церкви в свою очередь признают, что одним из направлений ее работы является борьба с сектами. Протоиерей Владимир Зайцев в этой связи сказал ЕАН, что «лишь приветствует участие государства» в этом деле.

«Я очень надеюсь, что работа госвласти не остановится на иеговистах. На карандаш просятся сайентологи и кришнаиты, была бы воля для этого», — сказал священник.

Относительно католиков и части протестантов Зайцев выразил уверенность, что им опасаться нечего. Гарантом для первых являются дипломатические отношения между Россией и Ватиканом.

Протоиерей Владимир Зайцев  

«Что касается протестантов, то к ним относятся организации, которые в 1555 году подписали Аугсбургское исповедание. Из них в России представлены только лютеране. Остальные, с точки зрения религиоведения называть корректно евангеликами. Среди них: так называемые харизматы или неопятидесятники. Это,безусловно — тоталитарные секты и деструктивные культы. Если они будут устранены, это облегчит жизнь сотням тысяч граждан РФ. А баптистам, адвентистам, методистам и прочим, можно не опасаться»

Вместе с тем на высшем уровне в Церкви отрицают свою причастность к преследованию «Свидетелей Иеговы» и других течений в юридическом поле.

Митрополит Волоколамский Илларион-председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата 

Митрополит Волоколамский Илларион  

«Я бы хотел подчеркнуть, что Церковь не принимала здесь какого-либо участия, к нам не обращались за консультациями. Церковь не призывает к тому, чтобы еретиков, сектантов или инакомыслящих подвергали уголовному преследованию»

Вероятно, что РПЦ и не пришлось бы оправдываться сегодня за запрет «Свидетелей Иеговы», если бы ее миссионерская работа, начатая в «нулевые» не была прервана. По всей видимости, Челябинская митрополия сейчас пытается заполнить этот вакуум. Миссионерский отдел этой епархии и ранее проявлял себя в информационном поле, выступив против фестиваля красок Холи. Однако сегодня смысл этих усилий для общества приобретает другую окраску.

Вместе с тем преждевременно говорить и о массовой чистке среди религиозных организаций. В 2012 году Общественная палата России предлагала создать реестр «тоталитарных сект», но дальше инициативы дело не дошло.

Для закрытия сект на сегодня используются различные поводы, как правило, формальные: нарушения правил регистрации, незаконное предпринимательство или экстремизм. Говорить об избирательности судебных решений также не приходится. Противники сект годами добиваются их ликвидации через многочисленные жалобы.

Резонанс, возникший в связи с закрытием «Свидетелей Иеговы», стал возможен лишь благодаря общей атмосфере, которая сложилась в обществе по отношению к религии.

Да и сама Церковь, по словам отца Владимира Зайцева, перестав создавать повестку, сама стала ее предметом.

Фото: mospat.ru, ekaterinburg-eparhia.ru, sib-catholic.ru, rusplt.ru, forum.exscn.net, otviiiisgrrr8.com,