September 28, 2018, 4:10 AM

Не Ройзман и не Кабанов: кто и как создавал «Город без наркотиков»

Легендарный фонд «Город без наркотиков» празднует свой 20-летний юбилей. В городе это событие практически не заметили, а ведь ГБН наряду с «Чайфом», «там царя расстреляли» и Ельциным – это по большому счету все, что Россия знает о столице Урала. Сами екатеринбуржцы о «Городе без наркотиков» точно знают, что это Евгений Ройзман. И Андрей «Дюша» Кабанов. Те, кто живет подольше, скажут, что ГБН – это вообще-то в первую очередь Игорь Варов. И совсем единицы помнят о том, что создавали фонд совсем другие люди.

Бывшее лицо фонда, Евгений Ройзман, ныне – проклятый и отлученный от ГБН, ведет историю проекта с лета 1999 года.

«Однажды мы с Вадимом Чуркиным встретили Дюшу. Я ему рассказал про наркоманов... Я познакомил Дюшу с Андреем Санниковым – автором программы «Земля Санникова». В июле 1999 года мы встретим Игоря Варова, и он примкнет к нам», - писал он позже в книге «Город без наркотиков».

 

На самом деле первым в ГБН появился Кабанов, потом был Варов и последним – Ройзман. Так говорят те, кто на самом деле основал «Город без наркотиков».

Фонд создали под выборы в Палату представителей весной 1998 года как pr-проект для одного из кандидатов – Владимира Белоглазова. Он выдвинулся по Верх-Исетскому округу против Юрия Нижечика.

«Нужен был актуальный, социальный проект, который зацепил бы жителей района. Наркотики уже становились актуальной проблемой, особенно в Цыганском поселке. Поэтому решено было работать в этом направлении», - вспоминает один из авторов проекта.

В ходе предвыборной кампании появился первый телефон доверия, по которому можно было оставить информацию о местах торговли наркотиками. Прошли первые операции по задержанию. Через год эти методики как ноу-хау присвоят себе новые звезды фонда.

Выборы прошли, Нижечик выиграл, Белоглазов был вторым, однако у всех было ощущение: фонд заработал, и просто взять и закрыть проект было бы нерационально.

«Мы говорили о будущем. Впереди – выборы мэра города, а тема, как мы уже почувствовали, была всеобъемлющая, не локальная, не районая», - говорят бывшие фондовцы.

Написали концепцию развития. Для большой организации. Спонтанно появилась эмблема. Идею сформулировала Юлия Плахотина.

 

- Меня попросили: назови свое любимое животное. 

- Дельфин.

- А почему?

- Он спасает.

Так летом 1998 года появился легендарный дельфинчик «Города без наркотиков». Оставалось прорисовать идею.

«Когда сегодня я говорю, что эмблема ГБН - это моя работа, верят немногие. А вообще задумка понятная: дельфин - умное, интеллектуальное начало, спасающее погибающих, тонущих. Наркотики - это стихия, которая как море затягивает и губит, а дельфин - спасает», - вспоминает дизайнер Влад Ягненков, автор эмблемы фонда.

Упор решили делать на просвещении трех целевых групп – родителей, педагогов и участковых. К работе привлекли и других творцов. Художник Сергей Айнутдинов нарисовал комиксы на «наркоманские» темы. Ныне известный кинорежиссер Алексей Федорченко снял ролики, которые начали крутить в эфире екатеринбургских телеканалов.

[photos]

С помощью медиков издали памятки для родителей, в которых кратко рассказывалось о том, как понять, что их ребенок – наркоман. Несмотря на то, что героин уже пошел в народ, элементарных знаний о том, как определить наркомана, еще не было. Только через год-два все узнали, что, если в доме пропадают серебряные ложки, а у ребенка резко меняется настроение и форма зрачка – надо бить тревогу.

«Наглядную агитацию» разместили в салонах трамваев и троллейбусов. Тиражи были огромные, при этом все бесплатно, на личных договоренностях. Через пару месяцев фонд и его «дельфинчика» стали узнавать.

Фондовцы до сих пор благодарны за поддержку Семену Спектору. С его помощью организовали первый большой семинар для педагогов. Вал информации и конкретных инструкций. Силами 4-5 энтузиастов погрузили в новую тему сразу 500 человек. Это был звездный час нынешнего президента ГБН, а тогда – рядового сотрудника мало кому известной коммерческой организации Андрея Кабанова. Яркий оратор, он держал аудиторию больше часа. Учителя расходились потрясенные.

 

Привлечение к работе Кабанова стало и началом конца «Города без наркотиков». Его уже бывшие коллеги уверены, что именно он слил информацию о проекте «уралмашевцам». Организация как раз заходила в политику, и консильери ОПС быстро считали все бонусы от ГБН.

«К нам приходили разные люди. Фондов антинаркотической направленности в Екатеринбурге было десятка полтора-два, причем большинство из них странные, скользкие. Какие-то «Отцы против наркотиков», «Офицеры против наркотиков», мы их сторонились, руководствовались принципом береги честь смолоду. Мы были просветительским проектом, а не боевым. Но уже раскрученным, с именем, с брендом, с репутацией. В итоге «уралмашевцы» просканировали этот рынок, выбрали лучший для себя вариант и пошли на захват «Города без наркотиков»», - вспоминает исполнительный директор ГБН Наталья Салтанова.

Основатели и небольшой актив ГБН до сих пор не любят вспоминать ту историю. Неофициально говорят, что из двух учредителей фонда, Юрия Крюченкова и Владимира Белоглазова, первый переписал свою половину на новых владельцев, не поставив в известность второго. Городская легенда о том, что уговаривали учредителей не только добрым словом, но и пистолетом, фактических доказательств не имеет. Но результат был: на независимости ГБН оперативно поставили крест.

«Все было кончено за полчаса. Пришел Варов с охраной (будущий первый президент фонда, – прим. ЕАН) - и все. Ройзмана с Кабановым при нем не было. У нас была неделя на передачу дел», - вспоминает руководитель пресс-службы фонда Гюзелла Николайшвили.

Рядовым фондовцам предлагали остаться, но они предложение не приняли.

 

«Меня вызвал на разговор один из уралмашевских лидеров. Его уже нет в живых, но я все равно не хочу даже называть его фамилию. Сказал, что ему нравится, как я работаю, предложил остаться, пообещал «пририсовать к сумме заплаты еще один нолик». Я отказалась и ушла, с таким человеком я не хотела сотрудничать», - вспоминает Наталья Салтанова.

В дальнейшем судьбы у первого состава ГБН сложились по-разному.

«Моим основным местом работы была Свердловская киностудия, должность – начальник отдела рекламы. «Город без наркотиков» поначалу был своего рода хобби, но проект быстро меня затянул, и совмещать два места я уже не могла. Поэтому когда нас захватили, я осталась без работы. Поехала в Москву, в компании «Никколо М» у меня работали друзья. Рассказала нашу историю. И как-то с ходу влилась в их коллектив, как раз шла кампания по выборам в Госдуму. Потом участвовала во многих выборах. Сейчас я доцент в Высшей школе экономики, кандидат политических наук, директор АНО «Лаборатория социальной рекламы»», - говорит Гюзелла Николайшвили.

Наталья Салтанова осталась в Екатеринбурге, после ГБН стала pr-менеджером в компании «СКБ Контур», сегодня она старший преподаватель кафедры интегрированных маркетинговых коммуникаций и брендинга Института госуправления и права УрФУ.

Автор проекта, политтехнолог Сергей Плахотин - гендиректор издания «Коммерсантъ-Урал», Сергей Айнутдинов – руководитель областного отделения Союза художников России.

 

«Вспоминать об этом не хочется. Это был обычный рейдерский захват, вполне в духе этих ребят. Радует одно: если бы фонд был никакой - они бы за него так не бились», - отмечает Сергей Плахотин.

«Очень рад, что удалось поучаствовать в таком проекте, хоть и совсем недолго. Потом за деятельностью фонда я предметно не следил, но встречал людей, которые что-то подобное делали и в других регионах, а значит все было не зря», - уверен Сергей Айнутдинов.

«Мы начинали первыми, тогда ведь толком вообще никто не понимал, что это за беда и чем она грозит. Я до сих пор уверена: главное – это просвещение, информирование и профилактика. Все нужно закладывать с детства», - говорит Наталья Салтанова.

В оценках последующей «силовой» работы ГБН, бывшие фондовцы расходятся, от резкого ее неприятия до философского «было у них и хорошее, и плохое». Едины все в одном: «Город без наркотиков» - уникальный уральский кейс, жаль только, что все пошло не так, как планировалось.

P.S. Игорь Варов покинул фонд в результате конфликта его новых лидеров в декабре 2001 года.
P.P.S. Евгения Ройзмана изгнали из фонда в 2014 году. На торжества в честь 20-летия фонда бывшую звезду ГБН не позвали.
P.P.P.S. «Город без наркотиков» сегодня единолично контролирует Андрей Кабанов, единственный из фондовцев, сумевший поработать в обеих организациях - и ныне всемирной известной, и первой, незаслуженно забытой.