October 28, 2017, 3:45 AM

Помазкин против Помазкина. Пара слов о дебатах в Верхней Пышме

Вчера в Верхней Пышме состоялись дебаты местных общественников, организованные Вениамином Помазкиным. Помазкин утверждает, что Руслан Магамуров распространяет сведения, не соответствующие действительности и порочит деловую репутацию должностных лиц администрации Верхней Пышмы. Эту позицию 10 октября подтвердил Верхнепышминский городской суд.

Несмотря на то, что основной оппонент Руслан Магамуров на мероприятии не появился, Помазкину пришлось отвечать на ряд неудобных вопросов. Напомним, подготовка к дебатам была отмечена в том числе провокациями. Подробности в репортаже корреспондента ЕАН.

«Магамуров, если есть яйца – приходи!», - зазывает расклейка, хаотично прикрепленная на плоскости бетонного забора посреди Верхней Пышмы. С плаката улыбаются двое мужчин. Один из них в женском парике, обнимает другого за плечи. Лицом похож на общественника Магамурова. Того самого. C яйцами.

Или без? Возможности выяснить так и не представилось. На звонки Магамуров упорно не отвечает с того самого момента, как всем стало ясно – на дебаты подполковник не явится. Почему? Обсуждение этого вопроса отнимет немалую часть времени от мероприятия.

Хлопьями валит снег. В ресторане на Успенском проспекте многолюдно. На вопрос: «Где здесь у вас дебатируют?» официант таинственно кивает головой и велит обойти здание снаружи. Затем подняться по боковой лестнице. У входа гостей встречает еще один пышминский общественник Вениамин Помазкин – инициатор встречи и дебатов.

В «тусовке» его называют просто Веней. Однако «Веню» в молодом человеке сегодня выдают лишь юношески взъерошенные волосы. В остальном – уже господин Помазкин. Серый костюм по фигуре, галстук и до блеска начищенные ботинки.

- Надеюсь, вы в редакции по жребию выбирали того, кто вечером в пятницу потащится в Верхнюю Пышму?

Честно отвечаю что-то про «большую любовь к городу». Однако недоговариваю. Тут есть и личный интерес. Уж больно хочется посмотреть, как течет общественная жизнь в малых городах.

За что воюем?

При входе в помещение для дебатов поражают два момента. Первый – общая помпезность убранства. Второй – подозрительно молодой состав участников.  

На высоких стульях за длинным столом уютно разместились представители «первого непоротого поколения». В руках у ребят сверкают айфоны, в чашках перед ними ароматно дымится свежезаваренный чай, кто-то шелестит оберточной фольгой, оставшейся от шоколадной плитки.

Опыт пребывания в малых городах явственно подсказывает: дело нечисто. Обычная позиция молодого человека из глубинки – «моя хата с краю». Для решения общегородских проблем и обсуждения политических предпочтений консолидируются в основном старожилы. Сторонники Помазкина? А вдруг простое любопытство?

В общую картину не вписывается немолодой мужчина в очках, позволивший называть себя «старшим по улице Сыромолотова». Как стало ясно позднее, гостем оказался еще один верхнепышминский общественник Константин Казаринов. Если бы не его присутствие, господину Помазкину пришлось бы дискутировать с самим собой.

Позднее к «старшему по улице» присоединилась пара. Мужчина и женщина лет тридцати. Втроем они заняли места вне стола, придвинув высокие стулья ближе к проходу для персонала.  

В качестве позиции оппонента были выбраны нарезки публичных выступлений Руслана Магамурова.

- Ну-с. Начинаем! Я искренне полагаю, что господин Магамуров стоит сейчас в пятничной пробке, поэтому не присутствует среди нас. Однако больше ждать нельзя, - торжественно объявляет Помазкин.

По экрану плывут кадры с прошлогодних митингов в Верхней Пышме. Руслан Магамуров вещает с фургончика и обличает верхнепышминские власти. При этом в его речи через каждый оборот звучит тяжелая, чуждая уху словесная конструкция «по нашему мнению».

Это первый пункт «обвинений». Помазкин свято верит в то, что каждый публичный человек обязан нести ответственность за свои слова. В противном случае субъект не должен загораживать собой общественное пространство. Конструкции вроде «по нашему мнению» и обличают нечистых на руку манипуляторов. Они помогают им избегать заслуженной ответственности в судах.

Проехался Помазкин и по «взятым с потолка» цифрам, к которым обращается Магамуров. Последний утверждает: муниципальная верхушка получит с незаконной точечной застройки ровно один миллиард рублей. Деньги же уйдут на то, чтобы «подмазать» надзорные органы.

- Более того! Меня, как борца за чистоту в городе очень смущает тот факт, что Магамуров поставил свой фургон посреди лужайки, - отмечает Помазкин.

Вмешивается Казаринов. Завязывается дискуссия ради дискуссии. В обсуждении появляются, на первый взгляд, чужеродные элементы. Уличные урны, неубранные дворы, горячая вода, электроэнергия. Простые беды обыкновенных горожан.

Помазкин расцветает на глазах. Его тема. В словах чувствуется подкованность, да и за самими словами стоят реальные дела. Отремонтированные подъезды. Дошедший до верхних этажей кипяток. Чистые улицы. Становится интересно, но дискуссия снова разворачивается к Магамурову.

Вот на экране полицейский. Призывает граждан разойтись с несанкционированного мероприятия в одном из дворов по улице Мичурина. Вот Магамуров. Призывает граждан не выполнять требования полиции. Тема митинга – точечная застройка. В обсуждении всплывают другие политические фигуры. Помазкин настаивает: людей ввели в заблуждение, обманом вытащили на улицу под дубинки полиции, уверив, что митинг согласован.

Казаринов спорит, заступается за народ. «Что они, своей головой думать не могут?», - возмущается «старший по улице Сыромолотова». Разворачиваются к теме согласования мероприятий. Затем к местному законодательству. Отсутствие оппонента,все-таки, дает о себе знать.  

- Да о чем вы вообще спорите?! - не выдерживает молодой человек во главе стола, - Я сам жил в этом дворе! Меня кто-то спросил? Может, и лучше было бы, если бы там эта «свеча» выросла. Дороги бы хоть сделали. Двор почистили!

Парень одет в простой черный джемпер. Короткая стрижка из тех, что любят ребята с рабочих окраин. Очков не носит.

- Вы представляете какую-то организацию?, – интересуется Помазкин.

- Молодая гвардия «Единой России». Слышали о такой организации?, – с улыбкой отвечает оппонент.

Позже выяснится: большую часть собравшихся привел именно он. Сторонников и коллег Помазкина за столом не оказалось.

- Почему Вы не согласны с Магамуровым? Ведь, как и он, выступаете против точечной застройки. Объясните мне, за что воюете, - просит «гвардеец».

Вот оно, «сытое» поколение. Его не привлечь агрессивными листовками и «черным пиаром», «мочилово» ему не интересно. Ребята пришли посмотреть на дебаты. Понять, где заканчивается общество и начинается политика. Разобраться, наконец, «за что и почему воюют».

- Я воюю за то, чтобы граждане относились к общественникам как к помощникам. За то, чтобы люди перестали бояться и стали нам доверять, - немного смущенно отвечает Помазкин, - Моя цель – брать типовые проблемы, решать их, а затем показывать простым людям, как можно и нужно их решать. Я не занимаюсь пиаром. За пиаром – это к Магамурову.

Дискуссия снова разворачивается к непосредственной теме дебатов, между делом охватывая проблему городского транспорта.

Разнеся по косточкам Магамурова, присутствующие сходятся в едином мнении: оскорблять человека, называя его «трусишкой» - некрасиво и неправильно. Призывать к дебатам следует менее провокативным путем. Благо, от листовок Помазкин открестился еще в самом начале мероприятия.

В конечном итоге довольными остаются все, кроме организатора.

«Скучно получилось», - откровенничает он.

Однако публика не согласна. Традицию «дебатов» предлагают развивать и укреплять. Планируют найти модераторов, а также темы для обсуждения. Общественная жизнь потихоньку оживает.

Фото: Facebook Вениамин Помазкин