December 24, 2018, 11:53 AM

Пожарный Антон Мальцев: «Мы не те парни из 90-х, которые приезжали на пожар пьяные и без воды»

На этой неделе, 27 декабря, в России отмечается День спасателя. Огонь – стихия, которая вызывает у обывателя животный ужас, а для людей этой профессии - это просто привычное рабочее место. Командир отделения 2-й пожарно-спасательной части Екатеринбурга Антон Мальцев в интервью ЕАН рассказал о своих буднях, настоящем мужском страхе, маньяках-пироманах и том, можно ли выжить при пожаре в торговом центре. 

 

- Сколько лет вы в профессии и почему решили пойти в пожарные?

- Пожарным я работаю уже 13 лет, из них 2 года – в армии и 11 – в части в Екатеринбурге. В армии я попал в подразделение военной противопожарной защиты и спасательных работ. Там и началась моя карьера.

На призывном пункте меня спросили: «Пойдешь в пожарную охрану?» Что это такое, я толком не понимал, с пожарами не сталкивался, но решил, что это классно. Первые полгода службы оставили у меня негативное впечатление, все время мы занимались тактической и практической подготовкой, а на пожарах бывать не доводилось. Только пройдя обучение и став сержантом, я выехал на свой первый пожар. После встречи с огнем я понял, что борьба с ним – действительно мое призвание.  После армии я без сомнений пошел работать в пожарную часть, она в семи минутах ходьбы от моего дома, там и тружусь по сей день.

Мы проводим на работе сутки через трое, если посчитать, умножить это на десятки лет – отдаем работе треть жизни. Каждый по-своему относится к делу: для кого-то это работа, а для кого-то – образ жизни. Я считаю себя фанатом. Вообще работать пожарным без любви к этой профессии очень трудно.

 - И как проходят эти сутки? Судя по американским фильмам, с чипсами за просмотром телевизора. А у нас как?

- У нас сутки проходят по распорядку дня. Есть Устав внутренней службы, где все четко прописано. И это нужно не просто для того, чтобы нас как-то занять, в это время мы совершенствуем свои навыки практической подготовки, разбираем важные темы, обсуждаем возможные сценарии пожаров.

Помимо групповых классных занятий у нас есть и практические, на которых мы отрабатываем нормативы по пожарно-строевой подготовке: прокладывание магистральной линии на 200 м, развертывание гидравлического аварийно-спасательного инструмента для эвакуации пострадавшего в ДТП из автомобиля. Есть и физподготовка, ведь мы зачастую очень много времени проводим на ногах – пожары бывают по 6 - 12 часов, а в некоторых случаях может гореть и неделю. Такой пожар был на Таганском ряду, который произошел несколько лет назад.

В распорядок дня, естественно, входят приемы пищи, спортивные игры.

Для сна у нас есть выделенное время. Внутренний наряд спит четыре часа, если нет вызовов, остальной личный состав - с 23:00 до 06:00. Но это не значит, что мы спим раздетые, под одеяльцем, с подушечками, как дома. Спим в одежде, потому что в случае тревоги мы должны быть готовы к выезду в течение двух минут. Поэтому полноценным сном назвать такой отдых нельзя: бойцы дремлют, постоянно находятся в режиме ожидания, тревожном состоянии и по сигналу моментально подрываются и бегут собираться на пожар.

- Что в вашей работе самое тяжелое и самое приятное?

- Самое тяжелое – это видеть, как страдают люди, которые сталкиваются с бедой, теряют своих близких. А самое чистое и искреннее – это вернуться домой со смены полным составом с осознанием, что мы выполнили свою задачу и сделали все, что могли.

- Теряли людей? Вы сказали про полный состав…

- К счастью, нет. В нашей части такого не случалось. Но зачастую в России такое происходит: пожарные гибнут при исполнении своих обязанностей. Это очень страшно, обидно. У нас потерь не было: мы не зря основательно готовимся и постоянно тренируемся, совершенствуем навыки во всем, чтобы такого не случилось.

- Расскажите про свой первый пожар?

- Мой первый пожар случился во время службы в армии, как я уже сказал. Это был пожар с пострадавшими, с гибелью человека. Когда мы приехали, я понял, что все мои знания и навыки, конечно, ценны, но на месте происшествия настигла полная растерянность. Ты просто не понимаешь, что нужно делать, куда бежать. Перед глазами встала такая пелена, как после контузии, звон в ушах.

 

Это длилось недолго, меня толкнули с криком: «Очнись!» - и подали в руки труп через окно, я его выволок, положил, и тут меня сразу же накрыло снова.

- Долго потом отходили от этого?

- Нет, мне хватило пары часов, чтобы окончательно прийти в себя. И тогда я убедился, что подготовка нужна, необходимо знать, где что лежит и как используется. И каждый раз задаешься вопросом: готов ты или нет к той или иной ситуации? С опытом это все нарабатывается до автоматизма.

- А какой был самый страшный пожар?

- Страх страху рознь. Мой самый сильный личный страх был, когда мы работали на пожаре, где горел склад, примыкающий к большому офисному зданию. И мы звеньями газодымозащиты проводили проверку полностью задымленного склада на наличие людей. И люди там были. Мы прошли первый этаж, ничего не услышали, поднялись на второй. Идешь на ощупь, коридоры узкие, слышишь крик и начинаешь торопиться, чтобы найти человека, но не можешь.

 

В итоге мы нашли, конечно, но у меня появился страх обратного пути. В таких ситуациях люди могут забыть дорогу обратно: нужно идти вслепую по многочисленным коридорам. Обычно нас двое-четверо человек, держащих друг друга за плечо, чтобы не потеряться.

Вот в тот момент я испугался. Представьте себе лабиринт. Пока идешь, запоминаешь повороты, углы, предметы какие-то. Когда мы движемся к очагу пожара, то идем с рукавной линией, а когда идет поиск людей, то рукава уже нет, поэтому выбираться приходится без его помощи. Конечно, можно использовать веревку, но у того склада была достаточно большая площадь, поэтому использовать какие-то вспомогательные средства мы не могли.

А вообще бывает много страшных историй. К примеру, настоящих ужасов можно насмотреться, когда приезжаешь на ДТП. Бывало, приезжали просто на месиво, когда достают из искореженной машины останки человека.

Кстати об авариях. У нас в Екатеринбурге перед проведением Чемпионата мира в пожарной части на ВИЗе появились два мотоцикла BMW, как у ГИБДД. Зимой они не задействуются, а в летнее время - занимаются патрулем. Мотоциклы более мобильны, поэтому пробки для них не такая помеха, как для крупногабаритного расчета. Оборудованы всем необходимым для оказания первой помощи, аварийно-спасательными инструментами, инструментами для разведки на месте пожара. При этом работать на таких мотоциклах можно только парно – полный комплект оборудования распределяется по двум единицам техники. Они очень круто смотрятся, кстати: с мигалками, тяжелые из-за большого количества снаряжения.

- Ваша служба принимает участие в мероприятиях по профилактике пожаров, ДТП?

- Да, конечно, это системная, ежедневная работа наших сотрудников с населением в жилом секторе, в организациях и в образовательных учреждениях.

Около двух лет назад совместно с ГИБДД, со скорой и с участниками ДТП я принимал участие в краш-курсе. Собрали около 2000 человек - в основном студентов и выпускников вузов. Смысл был – навести страх и ужас на будущих водителей. Тогда начальник пресс-службы ГИБДД выступала, рассказывала свои жуткие истории, произошедшие на дорогах, я выходил и рассказывал свои. Выступали также врачи, а еще человек, который едва не потерял семью в аварии, виновником которой он был. Собравшимся показывали видео с регистраторов.

В самом начале, когда дети заходили в зал, их просили написать на стикерах свои мечты, стремления в жизни. Этими стикерами обклеивали воздушные шары. В процессе мы объясняли детям, что их мечты могут не сбыться из-за пренебрежения ПДД, пьяного вождения и так далее. И в конце мероприятия для наглядности эти шарики лопали, и мечты разлетались. Это было настолько впечатляюще, даже я проникся, слезы подкатили к горлу.

Вообще я пришел к выводу, что такой краш-курс – это очень полезная практика именно благодаря своему шокирующему воздействию на людей. И я решил продолжить проект, но говорить не только о ДТП, а и о последствиях пожаров, чтобы повысить уровень грамотности и безопасности людей. Например, я выкладываю видео, где мы стоим в пробке по пути на пожар, а нас не хотят пропускать. Возможно, те, кто увидит этот ролик, в следующий раз поступит по-другому и пропустит пожарную машину.

- Как вы думаете, почему у нас не снимают кино про пожарных? Есть много про полицию, врачей, а вот про огнеборцев практически ничего…

- Честно говоря, я не знаю. Может быть, это неинтересно режиссерам, может быть, актеры боятся. Я видел пару короткометражных клипов, где серьезные пожары, где спасают людей. Но мне кажется, что далеко не всякий актер согласится полезть в огонь, чтобы снять хороший кадр. Чтобы создать эту обстановку, это напряжение, нужно постараться, тем более что огонь – это такая стихия, которой очень сложно овладеть. С работой полиции или скорой это сделать проще: там есть кабинетная работа, даже захваты преступников, но там нет стихии.

Я видел один-единственный российский сериал, и то про спасателей, с известным актером Игорем Лифановым. Не сказать, что я бы его рекомендовал к просмотру, разве что только так, для общего развития. А вообще я бы не хотел, чтобы про пожарных снимали кино в духе «Полицейского с Рублевки». Сейчас снимают много комедий, и людям они нравятся, но в нашей профессии нет ничего смешного.

Многие пожарные сами занимаются видеосъемками. Например, я веду канал на YouТube, где выкладываю различные видео о нашей работе, в том числе видео с пожарами, снятыми на экшн-камеру. Разумеется, я выкладываю туда не все – есть моменты, которые не подлежат публикации.

- Расскажите, как работаете на месте пожара?

- Сначала проходит разведка на предмет поиска людей – это самое важное. Это не только проникновение внутрь горящего помещения, но и опрос соседей, родственников, если они находятся рядом.

В помещение мы проходим, только если оно не полностью еще охвачено огнем. Затем нам необходимо максимально оперативно найти возможный источник взрыва в горящем помещении. Следующий этап – предотвращение распространения пожара, локализация, а затем уже ликвидация открытого горения.

- Каковы самые распространенные причины пожаров в жилых помещениях?

- Чаще всего это неосторожное обращение с огнем, в том числе и пьяное курение, забытая пища на плите. Также распространены короткие замыкания из-за перегрузки на ветхие электросети в квартире, неисправных печных систем.

Зимой очень много поджогов. Недели две или три назад у нас объявился маньяк, который в нескольких садах сжег за ночь 11 домов и 3 бани. Причем дома загорались один за другим в разных местах, это очевидная серия. Примечательно, что сразу в нескольких местах пожаров очевидцы заметили один и тот же автомобиль, поджигателя тогда почти удалось поймать. Известно, что он останавливался на трассе, шел пешком через лес в сады, причем выбирал такие, которые расположены в самой глуши и на рельефной местности – туда попросту не подъехать на пожарных машинах. Может быть, это был спонтанный выбор, но у меня создалось впечатление, что это сделано было намеренно.

- С какими проблемами зачастую приходится сталкиваться на работе?

- Главная проблема – парковки во дворах. Я понимаю, что мест нет, дворы попросту не приспособлены для такого большого количества машин. Люди так паркуются, что, к примеру, сегодня ночью мы попросту не смогли проехать к дому и пришлось тянуть свои рукавные линии 80 м.

Кроме того, часто мешают работать ограждения, из-за которых элементарно невозможно проехать к месту пожара. Их по городу очень много, это, как правило, одни и те же точки.

Зимой много проблем с пожарными гидрантами – их трудно найти. Конечно, у нас есть справочник со списком объектов, МУП «Водоканал» проверяет состояние гидрантов и предоставляет нам информацию. Но зимой сам люк засыпает снегом, найти его трудно. Поясню на примере: висит белая табличка в красной рамке с буквами ПГ (пожарный гидрант, – прим. ЕАН), тремя стрелками и цифрами, показывающими направление и количество метров. Ты должен сделать 20 шагов направо, потом 30 налево, там видишь засыпанную снегом площадку, тыкаешь снег ломом, чтобы найти гидрант. И повезло еще, если там не стоит машина.

В новых районах это особенно актуально, были случаи, когда гидранты по плану размещались на газоне, но управляющая компания превратила газон в парковку. Мы приехали, начали искать гидранты, а они все под машинами. Хорошо, что тогда приехали после срабатывания сигнализации, возгорания не было, иначе все могло бы закончиться очень плохо.

Когда мы приезжаем на вызов, одно из отделений у нас идет на разведку, второе немедленно начинает поиск дополнительного источника воды. Гидранты бывают неисправны, и приходится искать другой ближайший. Мы не понимаем, почему Водоканал до сих пор не может придумать какие-то опознавательные знаки для гидрантов, чтобы пожарные не тратили драгоценное время на их поиски? Ведь нетрудно во время сезонной проверки воткнуть табличку. Кроме того, они промерзают, их нужно утеплять. 

Еще одной проблемой для нас являются садовые товарищества, где нет оборудованных водоемов. Бывает так, что мы вынуждены постоянно подвозить воду на машине от ближайшего подготовленного водоема. Так и ездим туда-сюда, пока дом горит. А выездов в сады очень много, там постоянно происходят пожары.

- То есть запаса воды в машине хватает совсем ненадолго?

- Все зависит от площади пожара и напора. К примеру, когда идем в квартиру, мы используем установку высокого давления в насосе. Диаметр шланга составляет около 25-30 мм, у него высокая экономичность из-за низкого расхода воды, тушить можно час, два. Но большой пожар с высокой температурой такой установкой не залить. А если нужна интенсивная подача воды при сильном возгорании, при подаче с двух стволов воды хватает минут на 5-7, поэтому важно сразу найти дополнительный источник воды.

- После пожара в «Зимней вишне» было много интервью с ребятами из МЧС, которые признавались, что даже такие профессионалы, попадая в торговый центр, не думают о безопасности. То есть не ищут на автомате указатели к пожарным выходам и не продумывают план спасения. Неужели это действительно так?

- Целенаправленно такого не происходит. То есть, разгуливая по «Ашану», я не ищу план эвакуации или таблички с указателями. Такое попросту не предсказать, можно только выработать привычки после конкретных случаев. Я однажды стал свидетелем ДТП, где людей снесла машина прямо на тротуаре у светофора. После этого, если мне нужно перевести своего маленького сына через дорогу, я всегда стою подальше от края тротуара на всякий случай. Вот это срабатывает. А в торговых центрах нет. На самом деле главное – это поведение уже после возникновения ЧП, когда нельзя поддаваться панике, нужно конкретно знать, что и как делать, и стараться помочь окружающим. Вот это действительно сработает у меня на автомате.


МЧС: эвакуационные пути в кемеровской «Зимней вишне» были завалены токсичными предметами

 

А вообще, если говорить о «Зимней вишне», то мне хотелось бы поддержать кемеровских коллег. Сергей Генин вместе с командой четко выполняли свою боевую задачу. Приезжая на пожар, мы в первую очередь получаем информацию от представителя объекта, затем оцениваем обстановку на месте и принимаем тактическое решение.

В таких ситуациях гражданские начинают в тебе сомневаться, люди подбегают, каждый дергает тебя к своему ребенку, к своей проблеме. Этому нельзя поддаваться.

- Что-то хотите сказать напоследок нашим читателям?

- Я бы хотел попросить, чтобы нас перестали воспринимать, как тех парней из 90-х, которые приезжали на пожары пьяные и без воды. Сейчас большинство пожарных – настоящие профессионалы и стремятся искоренить этот миф. Иногда приезжаем на пожар, а нас начинают упрекать, что, мол, опять пустые приехали. Или, бывает, начинают учить, как правильно работать: «Я год в пожарке работал, я все знаю!» Возмущаются, когда в садовом поселке одна из машин мчится мимо места возгорания – людям невдомек, что пока одно подразделение занимается тушением, другое сразу едет на поиски воды. К моменту, пока у первой команды кончится вода, мы должны уже не только найти источник, но и проложить рукавную линию к месту пожара.

Еще хочу попросить людей быть бдительнее, соблюдать правила пожарной безопасности, конечно, основательно выбирать место для парковки, чтобы не перекрывать проезд к жилым домам, не закрывать гидранты, потому что, возможно, вам же самим или вашим соседям может понадобиться наша помощь и все заинтересованы в том, чтобы пожарные максимально быстро выполнили свою работу.

Фото: pixabay.com