September 8, 2015, 8:45 AM

Росавиация подтвердила «заморозку» работ в районе поисков Ми-8 в ХМАО

Эксперты считают, что машина покоится в русле реки.

Уральское управление Росавиации подтвердило, что операция по поиску Ми-8 в ХМАО «заморожена» на неопределенный срок. По данным экспертов штаба, сейчас продолжать ее нет смысла из-за большой воды. В то же время родственники пропавших людей клеймят чиновников позором. Они убеждены, что операцию провалили некомпетентные сотрудники, сидящие в кабинетах.

В начале сентября в ХМАО после месячного перерыва возобновились поиски вертолета Ми-8, который пропал в регионе еще в июле. Но буквально через несколько дней операция прекратилась, что вызвало возмущение родственников улетевших на злополучном вертолете людей.

«ГУ МЧС по ХМАО-Югре посчитало, что они доблестно выполнили свою работу и передали дело Росавиации... грубо говоря, поиски свернуты! Ни вертолета, ни черных ящиков, ни людей... ПОЗОР!» — так отреагировали участники тематической группы поиска в соцсети.

Как уточнил агентству ЕАН сын бортмеханика пропавшего Ми-8 Евгений Цыбань, непосредственно к спасателям, которые работали на месте, претензий у него нет. «Мужики делали что могли, используя те средства, что им предоставили... претензии к тем, кто сидят у нас в кабинетах ГУ МЧС по ХМАО-Югре, а именно: лично я считаю, что они некомпетентны», — заявил он.

Евгений Цыбань упрекает чиновников в том, что они не владели информацией о природных условиях и принимали запоздалые решения по использованию сонаров, магнитометров и промышленных водолазов.

«Тут же было много осколков, тела, по которым понятно, что вертолет рядом, они знают район падения, а найти его в квадрате не могут, — продолжает сын бортмеханика. — Было бы оборудование, уже нашли бы, думаю. Не раз от них слышал, что нет оборудования, которое есть на морях... на Балтике, на Черном море...».

В пресс-службе регионального ГУ МЧС агентству ЕАН подтвердили, что поиски сейчас действительно приостановлены. Спасатели напомнили, что изначально операция проводилась до середины августа, но потом была прервана из-за высокого уровня воды в Оби. Однако до этого перерыва с помощью приборов определили четыре перспективные точки.

В начале осени было объявлено о продолжении операции. «Сейчас вода спала, 2 числа водолазы погружались и работали по этим точкам, но безрезультатно. Эта информация передана в штаб Росавиации, где будет принято решение о дальнейших действиях», — уточнили в пресс-службе.

Что касается претензий к недостаточной оснащенности, а также к медлительности чиновников, то спасатели с ними не согласны.

«Никто никаких решений не затягивал. Было решено привлечь с Балтийского моря магнитометр – вопрос согласования проходил в течение полудня. Время уходило только на доставку – в течение трех-четырех дней аппарат уже работал на месте. Сонар привлекали из Нижневартовска и из Сургута», — рассказывают в ГУ МЧС.

Спасатели отмечают, что водолазы работали в сложнейших условиях. Так, человек со 130 килограммами оборудования брал с собой еще и по две гири в 25 килограммов, чтобы встать на дно и чтобы не унесло течением.

«Работали в условиях максимально предельно допустимых. У них норматив два метра в секунду при видимости метр, а на деле была скорость до трех метров в секунду. А на дне он как работает? На карачках ползает, он там пять минут прошел, ему надо отдышаться, отдохнуть. Обследовали все на совесть», — заключают чиновники.

В Уральском управлении Росавиации, которое курирует поиски, сообщили, что пока основания для продолжения операции нет.

«Уровень воды спал, но он на три метра выше обычного и крайне сложно проводить какие-то работы… Мы предварительно проводим аналитическую работу, но она идет вне рамок поисковой операции», — отметили в ведомстве, уточнив, что поиски могут возобновиться в случае получения объективной информации о наличии воздушного судна.

На данный момент в штабе предполагают, что вертолет находится в русле реки, но «по определенным причинам, связанным в том числе и с гидрологической обстановкой, увидеть его не представляется возможным».

Напомним, что Ми-8 пропал в ночь на 3 июля этого года, когда следовал в Сургут из Нижневартовска. Известно, что полет выполнялся в сложных метеоусловиях — по маршруту были грозы.

Вертолет возвращался с санзадания, на его борту было пять человек: три члена экипажа и два медика. В ходе поисков были найдены тела обоих пилотов, а также одного врача. Бортмеханик Вячеслав Цыбань и фельдшер медицины катастроф Павел Михайлов до сих пор числятся пропавшими. В ходе операции обнаружены также части шасси вертолета, медоборудования и вещи.

По информации ГУ МЧС, на воде обследовано порядка 7000 квадратных километров, с воздуха — около 28000. Европейско-Азиатские Новости.

Комментировать