May 15, 2018, 6:45 AM

Смертники бьют тревогу: «Черный беркут» переводят из Свердловской области на Алтай

 

Родственники осужденных, общественники и жители поселка Лозьвинский в Свердловской области обеспокоены закрытием колонии особого режима № 56 «Черный беркут». Там отбывают наказание люди, приговоренные к смертной казни. Впоследствии, когда был введен мораторий, наказание им заменили на 25 лет особого режима.

Как рассказал член ОНК Дмитрий Халяпин, до недавнего времени в этой колонии находились как смертники, которых приговорили к казни до моратория 1996 года, так и те, кому после 1996 года назначили пожизненный срок. До 2018 года вторая категория отбывала наказание в помещениях камерного типа в каменном двухэтажном сооружении, а первая была выведена в лагерь. У «пожизненников» возникли претензии к обустройству туалета, и они через адвокатов обратились в Европейский суд по правам человека.

 

«Там отсутствует канализация, и осужденные ходили в ведра, которые потом выносились»

ЕСПЧ подтвердил факт нарушения, каменный корпус закрыли, а его обитателям Российская Федерация выплатила 15 млн рублей компенсации. Всех «пожизненников» перевели в Хабаровский край, где была построена специальная колония.

Чёрный беркут — неофициальное название исправительной колонии особого режима для пожизненно осуждённых в посёлке Лозьвинский, Ивдельского городского округа Свердловской области (удалённость от Екатеринбурга — 615 км). Официальное название — ФКУ ИК-56 ОУХД ГУФСИН России по Свердловской области. Лимит наполнения — 499 мест, включая участок колонии-поселения на 40 мест.

В советское время это была единственная колония, в которой отбывали наказание преступники, приговорённые к исключительной мере наказания (ИМН), которым расстрел был заменён 20-летним заключением в колонии особого (самого жесткого в СССР) режима. С появлением пожизненного наказания в колонии открыли дополнительный корпус.

«Чёрный беркут» разделён на две части. В одной содержатся те, кто осуждён за тяжкие преступления на 20—25 лет тюрьмы, в другой — приговорённые к пожизненному заключению. В 2011 году планировалось строительство нового корпуса для пожизненно заключённых, рассчитанного на 300 мест.

«Последний из них ушел 28 марта (2018 года, – прим. ЕАН)», – уточнил Дмитрий Халяпин.

Сейчас в «Черном беркуте» остались только смертники. По последним данным члена ОНК, их 76 человек. Всего в российских колониях осталось чуть более 80 заключенных, которых ранее приговаривали к высшей мере наказания. Первый такой осужденный вышел из «Черного беркута» 22 февраля 2017 года, срок у последнего обитателя ИК-56 заканчивается в 2021 году.


Заключенных уральского «Черного беркута» сняли с этапа после резонанса в СМИ

В последнее время в колонии начался переполох. Осужденные массово начали сообщать своим родственникам, что их этапируют в Алтайский край. Сначала поступила информация, что первый этап будет 27 мая. Потом пошли новости, что якобы всех должны вывезти до 1 июня, причем первую партию отправят 15-16 мая.

При этом некоторым из них до освобождения останется совсем немного.

Екатеринбурженка Надежда Южакова планировала встретить своего родственника Юрия Михайлова 13 июля.

«Конечно, я не хочу, чтобы его увозили за пределы Свердловской области. Он надеялся, что его тут встретят. А накануне к ним пришли врачи, которые провели осмотр. Забрали и упаковали его лекарства от сердца», – говорит она.

Дмитрий Халяпин указывает, что осужденные из «Черного беркута» в большинстве своем люди в возрасте, в основном им за 60-65.

Дмитрий Халяпин  

«У них хорошая лесопилка. Они уже специалисты, 20 лет каждый день пилят лес, больше они ничего не умеют. В 50-60 лет они не смогут переквалифицироваться»

Родственники и общественники опасаются, что на новом месте со смертниками просто никто не будет возиться.

«Там на них будут смотреть только как на потенциальных убийц. Среди них много лиц с особенностями психического развития. У них неадекватные поведенческие реакции, и нужен особый подход, который вырабатывается с опытом», –  говорит член ОНК.

По его словам, сейчас в ИК-56 такой подход налажен – при необходимости, например, с заключенными работают психологи.

Надежда Южакова  

«У сотрудников нет вражды к осужденным»

Стоит отметить, что существование колонии крайне важно для самого поселка Лозьвинский – ИК-56 является тут градообразующим предприятием.

Родственников и общественников беспокоит отсутствие четкой информации о перспективах «Черного беркута».

«Мы пытаемся запросить ГУФСИН. Но сложность в том, что новый глава управления Федоров приступает к работе 17 мая. Губанков, его помощник по правам человека, в отпуске. Все остальные заместители информацию не дают. Эксперт уполномоченного по правам человека в Свердловской области, который отвечает за работу с осужденными, тоже в отпуске. Сама Татьяна Мерзлякова приедет только 21 мая», - говорит Дмитрий Халяпин.

Впрочем, в пресс-службе свердловского ГУФСИН заверяют, что никаких документов о расформировании колонии пока не было. При этом конкретную информацию о возможном этапировании части осужденных из ИК-56 в пресс-службе не прокомментировали, сославшись на то, что такие данные разглашать запрещено.

Фото: pixabay.com