November 12, 2018, 4:10 AM

Свердловский опыт: вышедшие на свободу убийцы забывают о своих жертвах

Вышедшие досрочно на свободу из свердловских колоний преступники, в том числе убийцы, пропадают из поля зрения силовых структур и перестают выплачивать возмещения родственникам своих жертв. Об этом говорится в докладе уполномоченного по правам человека Татьяны Мерзляковой. Документ имеется в распоряжении ЕАН.  

Как заявила нашему агентству омбудсмен, на подготовку документа под названием «Потерпевшие имеют права» ее вдохновило обращение жительницы Режа. Женщина была признана потерпевшей по уголовному делу в связи с убийством. Человек, убивший ее сына, обязан выплатить ей 250 тыс. рублей в качестве компенсации морального вреда. Однако за 8 лет его нахождения в колонии потерпевшая получила всего 21 тыс. рублей: от работы он уклонялся. Тем не менее суд ходатайство об условно-досрочном освобождении убийцы почему-то удовлетворил, возложив обязательство погасить долг в течение полутора лет.

 

Но после выхода осужденного на свободу выплаты прекратились совсем. Добиться возобновления исполнительного производства женщине удалось лишь спустя полтора года. При этом она обнаружила, что долг уменьшился в 10 раз.

Позже оказалось, что ошибка была допущена исправительным учреждением. После выхода на свободу официального места работы и имущества осужденный не имеет. Из наложенных судом обязательств он выполнил только одно: встал на учет к участковому.  

Напомним, по закону условно-досрочное освобождение – это форма поощрения осужденных, которые своим поведением показали, что встали на путь исправления. Назначенный срок наказания эти люди еще не отбыли. А значит, они не могут оставаться без надзора. Выпуская их из исправительного учреждения досрочно, суд ставит целый ряд условий, обязательных для исполнения. И предупреждает, что в случае их нарушения условно-досрочное освобождение может быть отменено.  

 

Как говорит Татьяна Мерзлякова, на самом деле никакого контроля за осужденными, к которым было применено УДО, нет. Точно не определено, какая именно структура должна исполнять функции специализированного органа, который должен осуществлять контроль за поведением человека, освобожденного от отбывания наказания.

Спор между ФСИН и МВД на эту тему ведется уже несколько лет. В подавляющем большинстве сотрудники полиции полагают, что их задачей является контроль за соблюдением определенных судом ограничений – осужденный должен встать на учет, не менять место жительства, не совершать административных правонарушений, находиться дома с 22:00 до 6:00. А следить за тем, где работает подопечный, погашает ли он свой долг, должен кто-то другой. 

В ходе проверки было выбрано произвольно 50 осужденных, имеющих долговые обязательства, которые были освобождены из исправительных учреждений области в 2017 году. Результаты плачевны.  

«В первую очередь поразило отсутствие межведомственного взаимодействия. Приставы тратят много времени для установления места жительства стоящего на учете в отделе полиции осужденного, из исправительных учреждений поступают неполные, а порой и недостоверные сведения, приставы зачастую не знают, где, в каком исправительном учреждении отбывает наказание должник. Направленная простой почтой важная информация теряется или поступает спустя год. Некоторые отделы приставов не считают нужным готовить ответы на запросы. Этот доклад – приглашение подумать, принять меры к тому, чтобы ситуацию исправить», - говорит Мерзлякова.  

ЕАН будет следить за развитием дискуссии.  

Фото: pixabay.com

Комментировать