December 11, 2018, 3:20 AM

Трудовые мигранты: почему они необходимы Свердловской области и как работу иностранцев сделать легальной

Мигранты из стран Средней Азии давно стали привычной и необходимой частью российской экономики. Миграционный коридор, сложившийся между Россией и среднеазиатскими странами, является одним из самых крупных и стабильных в мире. При этом в нашем обществе отношение к приезжим по прежнему скорее негативное. На Урале еще не забыли «войнушку с мигрантами», которая проходила в 2000-х. Тогда фонд «Город без наркотиков» объявил всех таджиков наркоторговцами.

Мигранты нашей стране нужны как никогда, хотя условия, созданные в России, пока не способствуют притоку легальной рабочей силы из других стран. Более того, сфера трудовой миграции в нашей стране — настоящий рассадник коррупции, место, где на людях делают деньги.

В Свердловской области стартовал межрегиональный проект по защите трудовых прав местных и иностранных работников. 

Руководитель проекта, председатель организации «Уральский дом» Леонид Гришин и координатор, исполнительный директор «Межнациональный информационный центр» Нурзида Бенсгиер рассказали ЕАН о главных трудностях в сфере миграции и о возможных вариантах решения проблем.


Леонид Гришин
руководитель проекта, председатель организации «Уральский дом»

Почему России необходимы трудовые мигранты?

Леонид: Главная причина необходимости - демографический кризис: численность трудоспособного населения РФ сокращается, отмечается старение жителей страны. Трудоспособные россияне не могут обеспечить стабильную экономику государства в полной мере. Мы не сможем повышать свой ВВП, если некому будет работать.

Нурзида: Низкоквалифицированный тяжелый труд за маленькую зарплату не привлекает жителей мегаполисов, но эта работа нужна мигрантам – тем, кто приезжает из глубинки или из-за границы.

Однако общество негативно относится к трудовым мигрантам. Почему?

Нурзида: Исторически много причин. Если говорить про Екатеринбург, то это длинная история, которая начинается в 2000-х.

Нурзида Бенсгиер  

Тогда фонд «Город без наркотиков» объявил всех таджиков наркоторговцами. В 2004 году на Широкой Речке активисты фонда организовали так называемый «антитаджикский митинг», и вообще часто война фонда с наркотрафиком превращалась в войнушку против мигрантов.

Также повлияли забастовки мигрантов против невыплаты заработной платы в 2008 году, конфликт в Сагре в 2013. Все эти происшествия широко освещалась в местных и федеральных СМИ, создавая тем самым негативное отношение к мигрантам.


Нурзида Бенсгиер - исполнительный директор «Межнациональный информационный центр»

Леонид: На самом деле мы с приезжими очень плохо знаем друг друга. Побывав в Средней Азии, мы увидели, насколько они гостеприимны, насколько по-доброму относятся к России. И в то же самое время насколько мы плохо относимся к ним. Люди чувствуют опасность от мигрантов из-за «ползучей исламизации», из-за демонстрации своего национального индивидуализма: одежды, каких-то обычаев, которые чужды местному населению. Плюс на все это накладывается информсоставляющая: война в Сирии, ликвидация террористических ячеек в России. Все это напрягает. И чем дальше, тем хуже.

Кто создает это негативное отношение?

Леонид: Возбудителями спокойствия являются политики, масс-медиа и маргинальные группы населения в России. Из-за них в обществе считают, что мигранты в нашей стране рожают, лечатся, в детские сады ведут детей, в школах места занимают, деньги вывозят. Они оставляют здесь свой труд, здоровье, а нам — дороги, инфраструктуру.

Как это отношение изменить?

Леонид: Только просвещением, показывая лучшие стороны миграции.

Нурзида: Для того, чтобы ситуация стала менее напряженной, необходимо, чтобы изменилась риторика власти по отношению к мигрантам. Именно об этом говорится в обновленной концепции миграционной политики, которая в ближайшем будущем будет представлена общественности. Также необходимо вести работу с местным населением по развитию культуры толерантности. Реализовывать культурные проекты, чтобы россияне могли убедиться, что государства Средней Азии могут экспортировать богатую культуру.

То есть необходимы программы интеграции культур, но их пока нет?

Леонид: Нет методик, нет специальностей.

Леонид Гришин  

Сегодня межнациональные отношения опущены на уровень муниципалитетов. Что может сделать глава города в поддержании межнационального согласия на территории, если у него даже нет ни одного специалиста, который бы занимался этой проблематикой, нет бюджета.

Эти вещи в нашей стране совершенно оторваны друг от друга.

В настоящий момент сохраняется относительно стабильный поток мигрантов из Средней Азии в Свердловскую область. На первом месте традиционно для нашей области - Таджикистан, 40%, на втором месте Киргизия, 23%, на третьем – Узбекистан, 9,5%. Почти нет из Казахстана, совсем нет Туркмении. Количество мигрантов из Молдовы и Украины тоже резко сократилось. Большая часть въезжающих – мужчины, но за последние 10 лет в три раза увеличился поток женской миграции. Мигранты приезжают в Россию семьями, не желая разлучаться и в надежде дать детям российское образование. С января по июнь 2018 года в Свердловской области на миграционный учет поставлено около 200 тыс. человек, из них почти 70 тыс. — трудовые мигранты

С какими главными проблемами сталкиваются трудовые мигранты?

Нурзида: Основная проблема — высокая для мигрантов из Средней Азии стоимость оформления легального пребывания в России.

Нурзида Бенсгиер  

Для желающих работать в нашем регионе стоимость оформления всего пакета документов – порядка 20 000 рублей.

Также проблемой является аренда жилья, а особенно – достоверный адрес регистрации по месту жительства. Нарушение этого пункта иногда ставится поводом для выдворения и дальнейшего запрета на въезд. Еще одна проблема – посредники, которые берутся помочь в оформлении документов. Некоторые действительно помогают, хоть и за деньги, другие же оформляют мигрантам фальшивые документы.

Леонид: При этом регистрация по месту пребывания ничего не дает властям. Она должна носить уведомительный характер. А у нас это все возвели в ранг жесткого контроля.

Леонид Гришин  

Это взяткоемкая составляющая, которая выгодна силовикам.

Еще одна проблема — русский язык. 5 лет назад ввели норму сдачи экзамена по русскому языку. Это очередная профанация. Бизнес-проект нескольких вузов. Если бы экзамен сдавали бесплатно, был бы другой эффект. Раз за деньги, то все покупается. По сути нужно было бы учить языку.

На днях свердловское Законодательное собрание подняло стоимость патента для трудовых мигрантах. Это разумно?

Леонид: Люди, принимающие решения на уровне области, пытаются набить бюджет сбором НДФЛ. Набивают его очень бестолково. У нас сейчас только две страны — Таджикистан и Узбекистан — получают патенты, все остальные — Армения, Киргизия, Казахстан - вообще выпали из налогообложения. То есть не там деньги ищут.

Леонид Гришин  

Нужно дать возможность им работать и заставить работодателей оплачивать за них социальные налоги.

Стоимость патента вообще безумная. Пять с лишним тысяч налог — это зарплата должна быть 39 тыс. У нас россияне столько не получают, а мы с мигрантов хотим получить.

То есть власти сами провоцируют появление нелегалов?

Леонид: Да, человек начинает думать — я лучше поработаю нелегально, потом, скорее всего, депортируют, но я хоть денег заработаю.

Что нужно сделать, чтобы ситуация стала контролируемой? 

Леонид: Снять все барьеры, например, сдачу русского языка. Что толку, когда китаец сдает русский язык? Он все равно не говорит и не понимает. Он просто заплатил деньги и купил бумажку, представил ее миграционной службе и получил разрешение на работу.

Леонид Гришин  

Это бизнес на людях и обман общества.

Пускай государство введет пошлину за пребывание в России, тогда не надо будет повышать НДФЛ, тогда посредники уйдут с рынка, и будет все просто и законно.

Чем отличается ситуация в России от ситуации с мигрантами, например, в Германии?

Леонид: Нам наши мигранты ближе. В Германию приезжают сирийцы, арабы, афганцы, они совершенно не хотят адаптироваться и интегрироваться в немецкое общество. Хотя немцы делают для этого очень и очень много. У них есть бесплатные курсы изучения языка, у них большая культурно-социальная поддержка этих людей. Демографическая ситуация у немцев аналогична с нашей, она заставляет впитывать в себя иностранцев. Но в отличие от Германии у нас с мигрантами из Средней Азии и из Украины есть общая история.

Нурзида: Трудовая миграция в Россию из стран Средней Азии носит так называемый «маятниковый» характер, люди приезжают с целью заработать, не могут рассчитывать на вэлферы (помощь, выплаты, — прим. ЕАН) от российского государства. В современной Европе основная часть миграционного потока – беженцы, большинство из которых не планирует работать, но при этом получает пособия от страны приема.

Нурзида Бенсгиер  

Да и невозможно представить, чтобы в Германии представители правоохранительных органов были частью коррупционных схем, в которые вовлечены мигранты. В нашей же стране это, к сожалению, происходит.

Как происходит адаптация мигрантов в нашей стране?

Нурзида: Стихийно. Вся эта работа лежит на диаспоральных организациях соотечественников, а также на таких правозащитных организациях, как наша. Мы в рамках своих проектов проводим различные адаптационные мероприятия – от организации бесплатных курсов русского языка до проведения совместных культурных мероприятий или обучающих семинаров. Также выпускаем много просветительской литературы о том, как жить и работать в России.

Кроме внешних мигрантов есть и внутренние, в какой ситуации оказываются они? Обращаются ли за помощью в вашу организацию?

Леонид: Да, они сталкиваются с проблемами, которые раньше были характерны только для иностранных работников. В отношении российских граждан зафиксирован достаточно высокий процент правонарушений. Современный работодатель не спешит оформлять официально всех сотрудников, чтобы не выплачивать за них налоги. У молодежи просто не остается выбора: из-за отсутствия вариантов устроиться по ТК РФ им приходится работать по договоренности, без должного оформления. Отсюда все проблемы и правонарушения.

Леонид Гришин  

К сожалению, обращаются россияне редко, только если попадаются вместе с мигрантами.

То есть иностранцы приходят к нам и говорят, что они попали, им деньги не платят, но там еще русские работают. В этом случае мы выходим на связь с местным населением.

На самом деле у нас очень хорошие законы, предусматривающие очень большое наказание за использование труда иностранных граждан нелегально. 800 тыс. рублей за 1 человека. Или закрытие работы организации на срок до 3 месяцев. Для бизнеса это смерть. Но ведь эти нормы не применяются. Если их применить, то не будет нелегалов.

Почему их не применяют?

Леонид: Коррупция. Лучше заплатить кому-то на руку 200 тыс., чем платить 800 тыс. штраф. А 200 тыс. для проверяющего — это огромная сумма.

Леонид Гришин  

Поэтому проверяющий лучше возьмет взятку, чем доведет дело до суда.

В каких сферах чаще всего встречается трудовое рабство?

Леонид: Да практически во всех, чаще - строительство, клининг, общепит. Это невыплата зарплаты, в первую очередь, то есть работа на рабских условиях. В лучшем случае его кормят или дают какой-то маленький аванс. А потом кидают. Бизнес от этого жиреет, люди страдают, государство ничего не получает. Встречается сексуальная эксплуатация. Бывают особые случаи трудового рабства.

Что это за случаи?

Леонид: Год назад, например, мы помогали российскому гражданину, жителю Нижнего Тагила. Он был 15 лет в рабстве в Казахстане.

 

Мужчина остановил машину на дороге, попросил довезти. Его подобрали дальнобойщики какие-то, налили, он уснул. Провезли через границу в Казахстан, а там выкинули из машины без документов. Ему пришлось в Казахстане работать за еду и выпивку. Когда приходило просветление, он хотел вернуться, выходил к населенному пункту, обращался в полицию. Они его сажали в машину и перепродавали за 3 барана новому хозяину. Ему зубы выбили, ноги сломали, издевались всячески. В конечном итоге случайно встреченные люди помогли ему, связались с международной организацией по миграции. Мужчине восстановили документы. Нас попросили его сопроводить в нашем регионе. Сейчас у него все хорошо, нашлись родственники, живет и работает в Нижнем Тагиле. Было это в прошлом году буквально.

Чем мигранты объясняют выбор страны? Почему именно Россия? Не Казахстан тот же, например?

Леонид: Казахи очень резко относятся к инородцам, это менталитет. Они их не считают за людей. Там кинуть и заставить работать бесплатно — это норма. В России как-то мягче.

Нурзида: Сказывается и то, что въезд в Россию для мигрантов из СНГ – безвизовый. Кроме этого, у нас есть общая советская история, и многие мигранты хоть и немного, но владеют русским языком. Это делает пребывание в России комфортнее, чем, например, в Корее или ОАЭ.

«Зачем тебе деньги, здесь кушай»: как трудовые мигранты становятся жертвами рабского труда и кто им помогает

Источник фото:
Комментировать