March 16, 2018, 12:16 PM

Уральский топ: Екатеринбург теряет мэра Ройзмана, война РПЦ за недвижимость и назначение «хозяина Шарташа»

Президентская предвыборная гонка подошла к концу, но для Свердловской области самые важные политические события только начинаются. Cразу после выборов, 19 марта, в резиденции губернатора пройдет первое совещание, поcвященное сентябрьским выборам в Екатеринбурге. На повестке – отмена прямых выборов мэра и сокращение партийной квоты мандатов. Глава Екатеринбурга Евгений Ройзман готов к такому повороту событий и даже знает дату принятия соответствующих законов Заксобранием. К реформе он относится резко отрицательно, но пока намерен просто наблюдать за ситуацией.

“Все решения де-факто уже приняты. В Заксо одновременно будут внесены три законопроекта – об отмене мэрских выборов в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле и об изменении пропорций представительства списочников и одномандатников при формировании гордумы уральской столицы – первым отдадут 25%, вторым – 75%. Ну что сказать… У нас 95% населения Екатеринбурга против отмены прямых мэрских выборов, но федеральное законодательство отдает право принимать решения целиком региональным властям. Посмотрим, как они обойдутся с общественным мнением. Уже сегодня на приеме несколько человек спросили меня, правда ли, что выборы забирают, и почему нас никто не спросил? Для города это традиционно важный институт.

Увеличение количества одномандатников и сокращение списочников также будет иметь пагубные последствия. Выборы в одномандатных округах будут стоить 20-30 млн, а такие дорогие кампании кандидаты потянут только при поддержке ФПГ. То есть за новоизбранными депутатами будут стоять ФПГ, а не жители, именно интересы первых будут отстаиваться в гордуме в первую очередь. По спискам же не менее пяти мандатов получат единороссы, остальным останется всего 4 кресла, что тоже не укрепит демократию. Плюс надо понимать, что у нас для каждой муниципальной кампании принимаются свои правила, перенарезаются округа, что указывает на нездоровую политическую атмосферу, создает нестабильность, нервозность ”, - считает мэр.

В понедельник продолжилась судебная тяжба за недвижимость между РПЦ и учебными заведениями уральской столицы. Арбитражный суд Уральского округа постановил вернуть дело в Свердловский арбитраж, что дало повод предположить - в итоге здания все же отдадут церкви. Что в этом случае будет с самими учебными заведениями, неясно. В частности, представители культурных кругов Екатеринбурга переживают за судьбу Мужского хорового колледжа. Напомним, РПЦ вообще предлагала вариант его объединения с Уральским музколледжем по причине малочисленности учащихся, называя учебное заведение “хоровым кружком при музыкальной школе”. Теперь о переезде речи вроде бы не идет, но из уникального хорового зала, гордости колледжа, хотят сделать церковь.

“Уникальность заведения и заключается в том, что оно не превращается в конвейер по выпуску учащихся, не делает ставку на количество, а напротив - на протяжении многих лет из стен этого заведения выходят лучшие музыкальные кадры, с отличной подготовкой для дальнейшего профессионального роста, - рассуждает один из выпускников, сейчас ведущий солист екатеринбургского Театра оперы и балета Владислав Торшин. - Может ли хоровой кружок соперничать с лучшими хорами мира? И быть удостоенным таких наград и регалий, которые есть у концертного хора, а также у его художественного руководителя С.Ю. Пименова? 

Если говорить о духе колледжа, то в первую очередь надо говорить о здании. О том, как с ранних лет в нас воспитывали любовь и уважение к этим стенам, в них всегда царили дисциплина и порядок, каждый кабинет, каждый коридор этого здания пропитан духом музыки и великого творчества, которое происходит в нем. По сути на время моего обучения лицей (колледж) стал моим вторым домом, а преподаватели - практически родными людьми. Я считаю, однозначно здание должно быть сохранено за ним, ведь невозможно существовать в чужом государстве (музколледже) со своим «уставом».

Так получилось, что годы моего обучения проходили именно во время восстановления концертного зала. И я никогда не забуду, как нас туда привели и показали фрески, которые обнаружили строители под слоями старой штукатурки и краски! Эти фрески были отреставрированы и сохранены, что, безусловно, придает концертам, проходящим в зале, особый дух. Ведь в репертуаре концертного хора есть огромное количество духовных концертов и церковной православной музыки! Где, как не в этом зале, ей звучать? Такой акустики в городе не найти! Ни один зал не в силах передать эти динамические краски, а для восприятия хоровой музыки это очень важно. Потому категорически, считаю, неприемлемо занимать зал и переделывать его под церковь. Тем более что через дорогу стоит часовня, не перебор ли церквей на квадратный метр?”

13 марта губернатор Евгений Куйвашев назначил директора Шарташского лесопарка – пост по итогам конкурса получил ранее не работавший в госструктурах предприниматель Артур Зиганшин. Об ожиданиях, возлагаемых на управленца, рассуждает шоумен, журналист Александр Цариков, также участвовавший в конкурсе.

“Я не близко знаком с Артуром Зиганшиным – пересекались пару раз, поэтому чего именно от него ждать, не знаю. Но очень надеюсь, что анонсированные им вещи будут воплощены в жизнь. Речь идет, например, о блокировке въезда транспорта, за исключением спецтехники, на территорию парка, об освобождении береговой линии от незаконных ограждений. И важно, чтобы его работа не превратилась в тупое освоение бюджетных средств, чтобы апгрейд парка не закончился на райдерах.

Хотя, если честно, мне сейчас до конца неясна избранная концепция развития. Для того, чтобы превратить Шарташский лесопарк в лучший парк в Европе, о чем мечтают власти, фонарей и велодорожек недостаточно. Я думаю, ставку нужно сделать на историческую часть парка, поработать со стоянками древних людей, поднять археологический кластер. Их наличие – главная особенность пространства, ее нужно использовать в айдентике, в оформлении в целом. Здесь напрашивается четкая аналогия с английским Стоунхенджем”.

Фото: pixabay.com

Комментировать