April 3, 2017, 7:04 AM

Защита «ловца покемонов» Соколовского ввела в процесс «неоскорбленных» верующих

В суде по делу «ловца покемонов» блогера Руслана Соколовского может наступить перелом: верующие свидетели заявили, что их не оскорбили ролики. Таким образом, теперь у суда появились свидетельства за и против виновности блогера. При этом до сих пор не удается конкретизировать характер оскорблений, которые Соколовский якобы нанес верующим.

С первых минут сегодняшнего заседания адвокат Соколовского Алексей Бушмаков попросил суд обеспечить допрос свидетелей Владимира Головина и Виктора Норкина.

«Они обозревали в Интернете ролики (всего суд интересует 9 роликов, - прим. ЕАН) Соколовского и готовы высказаться об их содержании. Они находятся в зале суда. Еще трех свидетелей мы ждем», - указал адвокат. Судья Екатерина Шапоняк постановил это ходатайство удовлетворить, после чего в судебном зале появился первый «неоскорбленный» свидетель, выпускник екатеринбургской духовной семинарии, а ныне менеджер Виктор Норкин. Он рассказал, что ролики Соколовского посмотрел еще в августе 2016 года, когда началась «вся эта история». «Видел ролики про покемонов и другие», - указал он.

«Меня поразило, что это (ролики) вызвало реакцию со стороны знакомых и верующих. Я стал разбираться и понял, что меня эти вещи не оскорбили. Святые отцы учат иному – переносить оскорбление со смирением, это негативная духовная слабость, с ней надо бороться внутри себя, а не с внешними факторами. В свое время мученичество исчезло и оскорбления стали одним из основных искушений и испытаний. При этом святые отцы запрещали влачить в суды тех, кто оскорблял верующих», - начал свою речь Норкин. И пояснил: у него еще со школы остались друзья, которые в личных разговорах высказываются грубо о патриархе.

«Но меня это не оскорбляет, - указал Норкин. - Я верующий, участвую в церковных таинствах. Видел порядка десяти разных роликов».

Затем начались уточняющие вопросы со стороны защиты. У свидетеля поинтересовались, видел ли он ролик «Идеальный православный брак». Норкин ответил, что нет, так как «допускает плюрализм мнений».

«Я оценил юмор в некоторых роликах – Руслан обладает хорошим юмором и логикой. Он умеет сопоставлять факты. Такие вот впечатления», - также сказал Норкин.

Он подчеркнул, что патриарх Московский и Всея Руси – это не Папа Римский, который является неосуждаемой фигурой в католической церкви.

«Патриарх таким статусом не обладает, в православии он фигура, которая может обсуждаться с разных позиций», - пояснил Норкин.

Затем у него спросили: что такое чувство верующих. Он ответил, что думал над этим. И сказал, что христиане могут осудить девушек за короткие юбки и даже сорвать их. «Но это не значит, что так сделают все. Чувство верующего – это субъективное чувство», - сделал вывод свидетель. На этом основании он полагает, что поступки Соколовского можно осуждать, но судить его за это – нельзя. После чего гособвинитель начала интересоваться: почему же Норкин все-таки не оскорбился содержанием роликов? Тот напомнил: так учат святые отцы. Но прокурор наседала: мол, обвиняемый назвал верующих слабоумными, а Иисуса Христа и патриарха Кирилла – лицами нетрадиционной сексуальной ориентации.

«Мы уже поняли, что вас это не оскорбило, но является ли это оскорблением?» – «Да, это оскорбления», - был вынужден признать первый свидетель.

Хотя чуть позже уточнил: это все-таки негативные высказывания, определенная форма работы с молодежью. И уверенно заключил: оскорбились далеко не все верующие, а экстремизма, разжигания вражды и ненависти в роликах не было.

В этом месте Екатерина Шапоняк поинтересовалась, думал ли свидетель, зачем Соколовский делал и выкладывал ролики. «Это самопиар и определенная форма просветительства для молодежи».

«Молились ли вы за Соколовского и зачем?» - спросила судья. «Я за всех молился, и за Руслана в частности, - сказал свидетель. «Так он же блогер, возьмет да напишет потом с матерными словами? Зачем с ним дискутировать? Вы не отвечаете на мой вопрос», - продолжала судья. Складывалось впечатление, что свидетеля выводили на некие негативные оценочные суждения касательно поступков Соколовского. Однако Норкин держался последовательно, упирая на православные постулаты и учения святых отцов церкви. Но и Шапоняк не сдавалась, то ли в пятый, то ли в шестой раз спросив, зачем Норкин молился за Соколовского. «Хоть у вас и не вызвало это оскорбление, но вы молились, чтобы достичь равновесия...» - неопределенно сказала она. И обратила внимание – хоть свидетель и закончил семинарию, но работает менеджером.

«Выходит, не все, кто получил высшее священническое образование, служат церкви», - зачем-то констатировала судья.

В заключение Норкин сказал, что хотел бы подискутировать с Соколовским, но понимает, что с молодежью «вообще тяжело общаться». На что Соколовский пообещал: он с удовольствием организует стрим - т.е. интернет-дискуссию, в которую пообещал вовлечь 30-тысячную аудиторию. Сейчас в Верх-Исетском суде продолжает допрос других «неоскорбленных» свидетелей.

Александр Родионов.

 

Комментировать