April 1, 2019, 9:00 AM

Социолог Анатолий Меренков: «Мы не успеваем любить наших детей»

В Свердловской области дети чаще стали становиться жертвами насилия. Пока чиновники пытаются найти виноватого, социологи бьют тревогу: из-за стресса люди стали меньше любить своих детей. Директор департамента политологии и социологии Уральского федерального университета Анатолий Меренков в интервью ЕАН рассказал, что нужно начать системную работу по улучшению психологического климата в семьях, и предложил начать со школы.

-Вы наверняка знакомы с отчетом детского омбудсмена о росте насилия в отношении детей. Депутаты обвиняют во всем чиновников, но действительно ли те могут уследить за всем происходящим в семьях? 

-На самом деле никакой полиции, учителей и соцработников не хватит на то, чтобы контролировать каждого ребенка. Проблема заключается в другом: в условиях нестабильности из-за необходимости содержать себя и детей взрослые подвержены напряженному психологическому состоянию. И свою злость и неудовлетворенность жизнью они вымещают на детях. Эту ситуацию нужно налаживать, лечить. К примеру, в школах учителя примерно знают, у кого из учеников дома неблагоприятная ситуация. Располагая этой информацией, совместно с социальными работниками уже можно принимать какие-то меры по выявлению семей с потенциальным проявлением агрессии по отношению к детям. Таким образом, повысится информированность, можно будет заниматься профилактикой преступлений в отношении детей, но никто на данный момент этого не делает.

К проблемным семьям, выявленным с помощью таких мероприятий, нужно уже будет применять меры вплоть до подключения к работе с ними психологов. Иначе ситуация никогда не изменится. 

Ругать вышестоящее начальство – чиновников, уполномоченного по правам ребенка – бесполезно. Это просто поиски «козла отпущения», которые не принесут никакой пользы. Нужно менять ситуацию. Но у нас чаще всего проводят месячник защиты детей, а потом отчитываются, что все хорошо. Хотя это совершенно бесполезное занятие.

-Но ведь для такой масштабной работы нужны громадные ресурсы.

-Здесь вопрос не в ресурсах, а в координации работы, во-первых, по выявлению таких семей. Конечно, участковый может их выявить, если действительно работает с населением. Еще раз повторю, что это могут делать и учителя. Затем информация идет в комиссию по делам несовершеннолетних. Вот тогда уже можно сосредоточиться на работе с семьями и говорить о ресурсах.

-И что делать потом, после выявления проблемных семей?

-Это самый больной вопрос в данной ситуации. Здесь есть два варианта, к сожалению. Первый – выяснить причины возникновения такой ситуации: проблемы на работе у родителей, или это просто неблагополучная семья, где родители пьют. И тогда уже нужно работать с семьями, чтобы спасти ребенка от возможного насилия.

При работе с семьей нужно стараться максимально решить проблемы, вплоть до помощи с трудоустройством родителей, если с этим есть сложности.

Да, это масштабная работа, но эффективная. Говорят, что сейчас ситуация с насилием в отношении детей обострилась, но на самом деле мы должны понимать, что раньше просто было меньше информации. Кроме того, представьте себе, в каком постоянном и диком стрессе живут современные люди. Но факт есть факт: в прессу попадает информация, что случаев насилия стало больше.

-Дает ли уровень благополучия семьи гарантию, что ребенок не вырастет маргиналом?

-Вероятность того, что в неблагополучной семье ребенок может вырасти маргиналом, в три-четыре раза выше, чем в благополучной. Но, к сожалению, нельзя гарантировать, что в обычной семье ребенок вырастет нормальным членом общества. Материальное благополучие не гарантирует наличие психологического. В семье между родителями и детьми должны быть взаимная забота и понимание, это очень важно. Проблема еще в том, что в наше время общество не ведет работу с семьей, во времена социализма в этом принимала участие школа, общественность, а сейчас семьи остаются один на один со своими трудностями. Люди обращаются за помощью только в самых крайних случаях.

Еще одной сложностью является тот факт, что у нас отсутствует подготовка молодежи к современной семейной жизни, где другие отношения между супругами и дети, где есть соцсети. Ничего этого не учитывается, а нужно людей с 16-17 лет готовить к семейной жизни, к проблемам, с которыми они потом столкнутся.

Никого не интересует психическое здоровье людей, а это важнейший фактор. Сейчас по поведению старшеклассников уже можно понять, получатся из них хорошие родители или нет. Пока человек сам себя не ударит, сам за себя не возьмется, изменить его извне невозможно. Даже врачи, когда работают с алкоголиками или наркоманами, в первую очередь просят человека отказаться от прошлой жизни, только так у него появится шанс. Но это трудно, и далеко не все готовы работать, чтобы изменить себя.

Часть наших детей настолько залюбленная, что они порой сидят на шее родителей. Но много стало и недолюбленных детей. Взрослые сосредоточены на выживании, темпы жизни ускорились, поэтому человек должен тратить колоссальные усилия, чтобы справляться со всеми своими ролями.

Например, преподаватели, которые отвечают на письма в 03:00. Когда же люди успевают привести себя в порядок психологически? Нет ли риска, что они сорвутся потом на ребенке из-за такого стресса? Стресс, кстати, вышел на второе место по угрозе для человеческой жизни. А какая может быть в стрессе любовь? Нам нужно обязательно учиться разбираться со своими проблемами и чувствами, учиться формировать любовь: к себе, к своим близким. 

Фото: urgi.urfu.ru, pixabay.com

Комментировать