November 21, 2019, 10:38 AM
Александра Газизова

Страницу писателя Сахновского в Facebook превратят в виртуальный мемориал

Поклонники и друзья Игоря Сахновского прощаются с писателем: пишут некрологи в Facebook, оставляют комментарии к последней записи на странице в соцсети. Для тысяч человек его профиль останется своеобразным виртуальным мемориалом: тем более что Сахновский вел Facebook достаточно искренне, оставляя на странице отрывки из любимых произведений, собственные зарисовки повседневности, стихи. Это кладезь воспоминаний для неблизких знакомых, которым Сахновский был дорог.

Сейчас вопрос сохранения памяти о писателе в соцсетях может показаться кому-то оторванным от жизни и до неприличия незначительным, но мы считаем, что он тоже требует решения. По крайней мере, в перспективе. И не только для Сахновского – для каждого из нас. Согласно результатам исследования Оксфордского института Интернета, к 2070 году число страниц, принадлежащих умершим, в том же Facebook вырастет до 1,4 млрд и превысит число «живых». Каждая из них будет содержать важный для определенного круга людей контент, каждую потенциально могут взломать мошенники.

Корреспондент ЕАН обратился к медиаактивисту, исследователю цифровой реальности Олегу Уппит c просьбой рассказать о сложившихся правилах жизни после смерти в виртуальном пространстве.

- Олег, какие возможности предоставляют соцсети в плане сохранения памяти об умерших? Если конкретнее - что могли бы сделать родственники Игоря Сахновского?

- Вообще Facebook ввел функцию перевода страниц в мемориальный статус. В том случае если при жизни умерший назначил хранителя страницы (человека, получающего ограниченные возможности администрирования после смерти владельца аккаунта, - прим. ЕАН), ситуация будет выглядеть следующим образом. Хранитель может сменить фотографию, написать закрепленный памятный пост и отвечать на новые запросы на добавление в друзья.

 Без назначенного хранителя можно только писать в хронике, если настройки аккаунта позволяли делать это при жизни владельца. Если доступ к странице остался открытым - это, конечно, серьезное искушение не меморифицировать ее, а превратить в площадку для обмена воспоминаниями и разговора о творчестве. Решение хорошее - но важно помнить, что правилам соцсети оно будет противоречить.

Так что в целом оптимальным мне кажется наличие хранителя и мемориальный пост - все пожелания и воспоминания можно оставить в комментариях под ним, а писать прямо на стену - так себе вариант. Но это мое личное мнение.

 Отметим, во время подготовки публикации родственники Игоря Сахновского сообщили ЕАН, что намерены придать странице мемориальный статус.

-По поводу противоречия правилам Facebook: я правильно понимаю, что, если соцсеть узнает, что владелец страницы умер и она при этом не стала памятной, хранитель не назначен, - она может ее заблокировать?

- Это не исключено. Cлужба поддержки довольно бездушна, а пожаловаться туда кто-то, считающий, что не надо так делать, вполне может. Ведь Facebook не сервис блогов, а социальная сеть, для памятования в таком формате там предполагается создание отдельных групп. А мертвые, по логике соцсети, пусть остаются мертвыми.

- Что обычно предлагают соцсети в ответ на запросы родственников умерших?

- Ответы соцсетей очень разнятся. Почти все сходятся на том, что переписка будет скрыта от наследников, кто-то замораживает аккаунт, кто-то вообще целиком уничтожает его. Однозначно большинству соцсетей для передачи аккаунта или перевода его в мемориальный статус необходимо свидетельство о смерти. “ВКонтакте” доступ к аккаунту не дает, но удаляет аккаунт по просьбе родственников при предъявлении документов о родстве и свидетельства о смерти.

 LinkedIn, например, не предоставляет родственникам доступ и удаляет аккаунт. Для этого наследникам необходимо представить ссылку на некролог и указать последнее место работы пользователя. Microsoft согласен дать доступ, получив официальное подтверждение смерти и подтверждение полномочий наследования. А вот в Yahoo!, в сферу влияния которого входит социальная сеть для фотографов Flickr, существовал даже платный инструмент Ending, абонент которого должен платить 2 доллара в месяц. После смерти пользователя приостанавливается выставление ему счетов за премиальные услуги, однако в некоторых странах можно заранее приобрести дополнительные мемориальные сервисы: от рассылки приглашений на похороны по адресной книге до заблаговременного составления прощального плейлиста. 

Наибольшей популярностью эти возможности использовалась в Японии. Общая стоимость «посмертного пакета» доходила до 4,5 тыс. долларов.

Ориентированные на торговлю сервисы, например, eBay, закрывают аккаунты после представления документов. Платежные же инструменты, такие как PayPal, перед блокировкой счета предоставляют возможность вывода остатка средств.

- Где-то в мире судьба “мертвых страниц” регулируется законодательством?

- Законодательно регулировать передачу доступа стали в США. Началось все с интересной и громкой истории. В 2004 году родственники погибшего в Ираке Джастина Эллсуорта потребовали от Yahoo! предоставить им доступ к его почте, но получили отказ со ссылкой на «обязанность сохранять конфиденциальную информацию пользователя».

 К чести Yahoo! важно отметить, что их представитель прокомментировал это так: «Для нас это очень тяжело эмоционально, однако существуют важные причины, по которым мы считаем необходимым соблюдать условия пользовательского соглашения. Мы пытаемся найти компромисс между соблюдением конфиденциальности и должным вниманием к просьбе семьи».

Но уже через год суд штата Коннектикут постановил, что e-mail-службы обязаны предоставлять наследникам доступ, а чуть позже в Оклахоме и Айдахо к почте добавили блоги. С 2014 года в штате Делавер в список того, что подлежит наследованию, попали подписки на сервисы и облачные хранилища.

В то же время, например, в Великобритании ограничиваются тем, что настоятельно рекомендуют включать логины и пароли в завещания – и уже к 2011 году этому совету следовали при составлении каждого десятого из таких документов.

- Если речь идет о раскрученном аккаунте, приносящем деньги, - как регулируется его передача наследникам? Я сейчас имею в виду Россию.

- Передача коммерческих аккаунтов - все еще проблема. Ведь если он персональный и завязан на личный бренд, то после смерти человека вести его дальше не выйдет. Если он корпоративный - стоит назначать админов, а то возни с администрацией соцсети не оберешься. Они очень осторожны с любыми возможностями сквоттирования. При этом если корпоративный аккаунт был привязан к странице умершего человека, чей аккаунт был меморифицирован или удален, – корпоративный исчезнет тоже.

- Отвлечемся от важных в практическом смысле вещей и обратимся к этическим нюансам. В соцсетях развивается целое направление – сбор ссылок на страницы мертвых в специальных сообществах, своего рода виртуальные кладбища. Что вы думаете об этом явлении?

- Природа его понятна. Людям важно говорить о cмерти, особенно в свете табуированности этой темы. Эти группы - история не столько про память, сколько про прогулки по кладбищам. С юридической точки зрения, тут все чисто. Родственники часто жалуются на такие сообщества в администрацию из-за троллей, осаждающих открытые страницы мертвых. Их можно понять, но это чисто этическая проблема.

- Вы сами какие эмоции испытываете, когда заходите в такие группы - например, по работе?

- Я предпочитаю гулять по кладбищам, это более полезный опыт.

- Почему?

- Я считаю, что аккаунты в соцсетях - это накуренный, тесный тамбур, там шума много. Информационного, визуального. На кладбище тихо, и люди туда обычно ходят по делу, а традиции оформления сдерживают даже китч - а он встречается и там, но в разумных рамках.

 И потом, человек не может стать интереснее просто потому, что он умер. Если я не читал аккаунт при жизни - не буду и после. А если читал - то и перечитывать буду. Мертвый аккаунт - это же не всегда страница покойного. Заброшенные блоги, сброшенная кожа, старые сервисы, вроде dairy или даже dd, позапрошлый жж знакомого - отличное место для того, чтобы повозиться с памятью.

Поэтому и важно, кстати, чтобы их не удаляли - это же и следующим поколениям в целом будет интересно, и цифровым археологам будущего в частности.

-К слову, недавно в Госдуму был внесен законопроект, предлагающий обязывать соцсети удалять аккаунты мертвых, чтобы свести к минимуму возможность мошенничества с их помощью…

- На самом деле взлом таких страниц случается не реже и не чаще, чем с живыми, но живые могут это как-то оспорить. И проблема эта связана с некомпетентностью в информационной безопасности. Вот с этим стоило бы побороться, но, конечно, самим сетям, а никак не государству. Двухфакторная аутентификация и нормальные правила создания паролей - это несложно и вполне эффективно.

Что касается законопроекта - исходя из того, что я сказал выше, можно понять, что считаю подобное актом вандализма. Такие решения должны принимать сами люди или их наследники, в крайнем случае - сами соцсети, но никак не государство, оно тут просто ни при чем.

- Расскажите про чат-боты, позволяющие “пообщаться” c умершими. Какие-то соцсети их уже используют или существуют только пилотные проекты?

-Многим известно также приложение Luka, которое в 2016 году получило поддержку чат-бота @Роман/@Roman, копирующего манеру общения погибшего в 2015 году в ДТП директора «Стрелки» и основателя платформы Stampsy Романа Мазуренко. Компания создала «цифровой памятник» из доступной информации – переписок, статей, фотографий, зафиксированных мыслей.

Именно на основании этого наследия робота научили “общаться” с собеседником. Сначала он отвечал невпопад, постепенно разработчики его совершенствовали… Luka сейчас ищет больше инвесторов, пока приложение, насколько мне известно, не продается.

Думаю, как массовое явление такое “общение” начнется с ботов знаменитостей и «великих людей прошлого». «Яндекс.Станция» c Горшком (голосовой помощник, аналог “Алисы”, - прим. ЕАН) - это первый шаг к личному Егору Летову и Михаилу Кругу, а там и к своим собственным мертвецам.

Источник фото: Facebook.com
Комментировать