December 4, 2019, 6:30 AM
Дмитрий Моргулес

Тонкие красные линии. Как в Челябинске кандидатов в главные архитекторы города выбирали

В мэрии Челябинска прошел конкурс, победители которого пополнили кадровый резерв на занятие поста главного архитектора города. Состязание оказалось куда интереснее и конкурентнее аналогичного конкурса на пост мэра города. Корреспондент ЕАН, присутствовавший на заседании конкурсной комиссии, этому не удивился.

Делать максимально публичными — с привлечением СМИ и трансляцией для них заседаний комиссий — конкурсы на занятие знаковых для города должностей, кажется, становится новой политической традицией Челябинска. Сначала — два в течении полугода конкурса на занятие поста главы города, а теперь вот — среди желающих стать главным архитектором города. И традиция эта — хорошая. Даже если, как в случае с мэром — это было скорее имитационной процедурой. Да и зрелище порой случается неплохое.

 На место главного архитектора Челябинска претендует местный урбанист 

К тому же общественное внимание к градостроительным проблемам и общей необустроенности города в Челябинске столь велико, а нынешний главный архитектор города Николай Ющенко столь давно и нещадно критикуем (и даже фактически обвиняем в коррупции), что публичность процедуры выявления лучших среди тех, кто мог бы стать главным архитектором было единственным способом хоть как-то снизить градус напряжения.

Ажиотаж создался серьезный. Поначалу заявления на участие подали 16 кандидатов, причем не только из Челябинска, но и из Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Озерска. В том числе — Лев Владов, общественный активист, известный как «Челябинский урбанист». Однако до второго этапа — личного собеседования с комиссией — допустили лишь 10. Кто-то не прошел образовательного ценза: по условиям конкурса претенденты должны иметь высшее архитектурное образование (Владов «пролетел» именно по той причине), опыт работы и достаточно серьезное портфолио. Кто-то — не представил весь необходимый список документов.

 На пост главного архитектора Челябинска претендуют 10 кандидатовСама процедура собеседования была аналогична той, что была на «мэрском» конкурсе: кандидат рассказывает о себе и своем профессиональном опыте, представляет свое портфолио, а потом отвечает на вопросы членов комиссии. Которая оказалась весьма представительной, и помимо чиновников мэрии включала серьезных, признанных в профессиональном сообществе специалистов. Председательствовал же и вовсе сам Николай Шумаков — глава Союза архитекторов России (и уроженец Коркино).

Перед началом собеседования конкурсанты собрались в «предбаннике» зала заседаний на четвертом этаже мэрии. Ветеран челябинской архитектуры Сергей Якобюк о чем-то разговаривал с таким же ветераном Мирославом Данильчуком, Татьяна Баль старалась успокоить саму себя и общалась со знакомыми журналистами. Павел Крутолапов и Кирилл Кугаевский улыбались друг другу, но были, кажется, чуть на нервах. 

«Работы, на самом деле хватает, причем работы интересной», — подчеркнул в разговоре с корреспондентом ЕАН Кирилл Кугаевский. — «Но ни одного объекта в Челябинске. Так сложилось. Так что я в этом смысле независим от того, что тут происходит, нейтрален, непредвзят».

Первой на беседу отправилась Татьяна Баль. И — задала весьма высокую планку, напомнив членам комиссии о своем более чем 20-летнем опыте работы архитектором (впрочем, бОльшая часть жюри прекрасно это знало — профессиональное сообществе архитекторов в Челябинске невелико, и все друг с другом так или иначе знакомы), после чего продемонстрировала обширное портфолио работ, и рассказала о своем видении того, как и чем должен заниматься главный архитектор. Не забыв политически грамотно сослаться на цитату Алексея Текслера, упомянуть про нацпроекты, а чуть похже — назвать Николая Шумакова одним из своих любимых архитекторов.

«Важны несколько вещей», — заявила госпожа Баль. — «Нужно, чтобы было много качественных архитекторов, проектировщиков. В конце концов, если проект, представленный в город, правильный — основан на качественном анализе, соответствует всем градостроительным нормам грамотно спроектирован — то задача главного архитектора города значительно облегчается»,

«Главный архитектор не царь и не бог», — дополнила Татьяна Баль саму себя. И спорить с ней не хотелось. Даже Николаю Ющенко, сидевшему позади членов конкурсной комиссии. «Главное — чтобы был творческий непокой, вкус, коммуникативность… Считаю, что нужно вернуть должность районного архитектора… Должны быть созданы и экспертный архитектурный совет, и расширенный архсовет, с участием общественности и бизнеса».

Члены конкурсной комиссии довольно долго задавали вопросы. Кто-то, как вице-мэр по правовым и имущественным вопросам Надежда Рыльская, пыталась поставить госпожу Баль в реальную и непростую ситуацию — вот, есть конфликт вокруг проекта, и что делать? Кто-то хотел услышать, как именно должен меняться город в архитектурном плане. По хорошему, это был вполне профессиональный и в целом доброжелательный разговор. Ну а как иначе?

Закончив беседу с членами комиссии, Татьяна Баль вышла было в коридор, но, увидев два десятка журналистов и видеокамеры, очень по-женски ойкнула, и снова скрылась в «предбаннике» зала заседаний. Но минуты через три все же вышла, и добросовестно ответила на все вопросы, скопившиеся у «акул пера». После чего отправилась в кабинет, где для журналистов шла трансляция собеседований. Надо заметить, что почти все выступавшие перед комиссией кандидаты после собеседования шли смотреть выступления конкурентов. Им было действительно интересно.

Второй на собеседовании оказалась Валентина Гадальшина, которая в своем портфолио отметила, что занималась проектированием поймы реки Миасс, в результате чего был построен мост в районе улицы Красной. Однако она чем-то ярким не запомнилась. Хотя и не провалилась откровенно. Разве что с ораторским искусством все обстояло не лучшим образом. Впрочем, комиссия долго не мучила ее расспросами.

Мирослав Данильчук, человек в профессии опытнейший, рассказывал о себе и о своих работах очень долго. Особенно про те, которыми он занимался в период, когда Челябинскую область возглавлял Петр Сумин, а Металлургический район — Валерий Шопов. В частности — про то, что изначально генплан города не разрешал возводить в Металлургическом районе новое жилье, но после ряда исследований, проведенных при его, Данильчука, участии, это стало возможно. 

«Вы спрашивайте, я могу долго говорить», — предложил господин Данильчук. И в это легко верилось.

Кстати, члены конкурсной комиссии были довольно активны. Исключение составлял разве что председатель комитета по градостроительству и архитектуре Сергей Репринцев. Вопросы он почти не задавал, слайды презентаций конкурсантов не смотрел, и в основном просидел все заседание, уткнувшись в экран мобильного телефона. Ну, что поделаешь, есть у человека дела важнее и неотложнее...

Шедший четвертым в списке кандидатов Владимир Зеленко из Санкт-Петербурга в Челябинск не прибыл. Вроде как именно в этот день не мог. Обошлись без него.

Павел Крутолапов не зря еще до начала собеседования считался одним из фаворитов. Мощное портфолио проектов, в том числе — воплощенных. И — не только (даже — в основном) не в Челябинске. Уверенные ответы на вопросы. Своя точка зрения по поводу генплана города, и свое видение развития. Амбиции.

«Устраивают ли меня полномочия, которые сейчас имеет главный архитектор, его функционал? Нет. Того, что есть, недостаточно». И ведь тоже не поспоришь.

А еще Крутолапов не постеснялся рассказать о своих неудачах. В том числе — про один из проектов в Магнитогорске, где в конечном счете на реализацию повлиял мэр, решивший, что «деревьев должно быть поменьше, и посчитавший, что так будет круче». Что же, это, как говорится, на заметку главе Челябинска Наталье Котовой.

«Павел, Ты очень хороший архитектор, мы знакомы, я знаю твои работы», — вступил в разговор Николай Шумаков. — У меня один к тебе вопрос: тебе это надо? Ты понимаешь, что тебе придется прекратить проектировать самому? Что придется отложить в сторону карандаш? Это ведь совсем другая работа… Не боишься?»

«Да нет. У нас в бюро три равнозначных партнера, и мои коллеги также достаточно известные архитекторы. Они справятся без меня», — ответил Крутолапов. Он, кажется, думал немного не о том, о чем его спрашивал Шумаков.

Кирилл Кугаевский, представший перед комиссией сразу после Крутолапова, также не преминул напомнить о том, что у него серьезный бэкграунд — и победа в конкурсах с международным участием, и объекты, в том числе в Москве (скажем, здание национального центра управления обороной Минобороны РФ, тонко вписанное в комплекс исторических зданий на Фрунзенской набережной, или самый элитный поселок Челябинска «Соколиная гора»).

Особо Кугаевский высказался про то, что «приоритет в городе должен быть отдан пешеходам»: «Всё городское планирование должно подчиниться пешеходу: сужение улиц, развитие вело-транспорта и так далее». 

Кроме того, архитектор подчеркнул, что у российских городов проблемы, в общем-то схожи, и в их решении надо использовать уже существующий успешный опыт.

А еще — про бережное отношение к исторической застройке в Челябинске и к центру города в целом, с которым «надо работать очень аккуратно».

«Как именно работать-то?», — спросила Надежда Рыльская.

«Что значит как? Просто работать. Вдумчиво и аккуратно», — ответил господин Кугаевский. И было видно, что, с одной стороны, он не рискует «рубить с плеча», а с другой — не видит смысла говорить о том, в чем он еще не разбирался в деталях.

Анатолий Романов из Екатеринбурга, числившийся в списке конкурсантов седьмым, особенно ничем не запомнился. Он честно признался, что большого опыта работы именно в градостроительном проектировании у него нет, а из объектов представил свой проект РМК-арены в Челябинске, которую впрочем, далеко не факт, что будут строить. Проект, кстати, с виду очень неплохой. Но — не более.

Еще один представитель Екатеринбурга, Николай Седлер, оказался специалистом с достаточно богатым опытом проектирования объектов, и не лишенным опыта работа в госструктурах. При этом на его сайте бОльшую часть работ составляли почему-то автозаправки. Хотя было и, например, реконструированное здание Свердловского областного суда. Судить об архитектурно-художественных достоинствах которого, впрочем, можно по-разному.

Третьим подряд екатеринбуржцем в списках шел Владимир Спиридонов. Его также называли в числе фаворитов. В его пользу говорили: научная степень кандидата наук, причем диссертация была именно по градостроительству; опыт преподавания и даже авторство учебников именно по градостроительству; большой опыт работы в административных структурах, в том числе — в части разработки градостроительной документации, планов застройки территории и так далее. Работа не только в Свердловской области, но и на Ямале — в Надыме и Ноябрьске. В общем, подходящее образование, теоретик-градостроитель и практик с приличным опытом чиновничьей работы. Спиридонов даже разговаривал как чиновник — расплывчатыми формулировками. 

Но вот штука какая — он откровенно «плыл», как только члены комиссии пытались выяснить его личное отношение к той или иной проблеме, и про личное видение развития города. Казалось, у него либо нет собственного мнения как такового, либо он просто боится его высказывать. Господин Спиридонов даже не смог вспомнить, работы каких архитекторов ему нравятся. Хотя бы внешне. Даже фамилии не назвал. А еще — искренне гордился проектом микрорайона панельных многоэтажек в Надыме. Пояснив, что в этом городе это основной способ строительства жилья…

В общем, Спиридонов — кандидат скорее не на главного архитектора. А вот на месте, скажем, Сергея Репринцева он смотрелся бы куда органичнее...

Завершал смотр конкурсантов Сергей Якобюк — мэтр суровой челябинской архитектуры, председатель регионального союза архитекторов. Родился в Челябинске, еще в 1987-м году вступил в Союз архитекторов СССР. Работал в Челябинскгражданроекте, в том числе главным архитектором и директором. Автор многих знаковых для Челябинска объектов — например, торгового комплекса «Синегорье», здания краеведческого (ныне- государственного исторического) музея на реке Миасс, комплекса жилых зданий на улице Карла Маркса (известных в народе ка «силосные башни»). И, хотя оценивать их реальную красоту и ценность также можно по-разному, но господин Якобюк, безусловно, свое слово в истории и архитектуре города уже сказал.

В общем-то, его, человека опытнейшего и всем насквозь известного, особо и не расспрашивали. 

Вышедший к журналистам после собеседования с конкурсантами Николай Шумаков был, казалось, и доволен, и разозлен одновременно.

«Я тут зашел в туалет. Вот его интерьер очень соответствует зданию мэрии», — начал он. Затем вспомнил, что в его родном городе Коркино все обстоит очень печально. — «Я въезжаю туда, и мне страшно становится от ситуации, как там вообще можно жить. Гетто, настоящее гетто. В Челябинске не такая страшная ситуация, это город с хорошей перспективой, не мертвый как Коркино». 

«Вообще, все кандидаты — достойные люди», — перешел к делу господин Шумаков. — «У меня есть свое мнение, так как я изучил кандидатов за два дня, внимательно ознакомился с их портфолио. Но сейчас его озвучивать не надо, решение должно остаться за мэром и за губернатором. Работа главного архитектора, на самом деле, не творческая, а тяжелая, рутинная, иногда неприятная. Но цель — превращение Челябинска в прекрасный город. Здесь все можно сделать. Нужна прежде всего политическая воля. Я прежнему губернатору это говорил, с новым еще не знаком. Будет политическая воля, он (главный архитектор) сможет реализовать прекрасные идеи». 

И тоже ведь не поспоришь. 

Конкурс на пост главного архитектора оказался сильнее, интереснее, конкурентнее чем конкурс на пост главы Челябинска. И это, на самом деле, неудивительно. Общий уровень конкурсантов — образовательный, профессиональный, культурный — был выше хотя бы в силу базовых требований к кандидатам. Фриков и «левых» людей тут не было. К тому же именно сейчас, особенно при правильном наполнении, функционале и полномочиях этой должности, фигура главного архитектора для Челябинска становится едва ли не важнее даже должности мэра.

В кадровый резерв на пост главного архитектора Челябинска по решению конкурсной комиссии попали трое: Павел Крутолапов, Кирилл Кугаевский и, как ни странным это казалось, Владимир Спиридонов.

Тем интереснее будет будущий окончательный выбор. Он остается за Натальей Котовой.

Источник фото: Дмитрий Моргулес
Комментировать