December 30, 2021, 09:40 AM

У государства всегда на один патрон больше: юридические итоги года от адвоката Дмитрия Лебедева

ЕАН подводит итоги 2021 года. По традиции мы попросили наших спикеров оценить, что произошло в общественной, политической, экономической и культурных сферах Екатеринбурга, Свердловской области и России. Про тенденции в правосудии и следствии на основе личного опыта нам рассказал юрист и адвокат Дмитрий Лебедев.

Законодательные новеллы

Несмотря на то, что главной темой уходящего года снова была пандемия COVID-19, многие принимаемые правовые акты основывались на опыте первого пандемийного года. Ничего принципиально нового в этой сфере в законодательстве за ушедший 2021 год не появилось.

Пандемийные годы ускорили внедрение электронного документооборота, не обошло это и трудовые отношения. В корпоративное право внесены изменения, позволяющие проводить общие собрания в дистанционном формате. Важные изменения в сфере банкротства внесены в этом году в Уголовный кодекс. Так, с 12 июля в нем появились квалифицированные составы таких преступлений, как неправомерные действия при банкротстве и преднамеренное банкротство (ст. 195 и ст. 196 УК РФ).

Более серьезная по сравнению с предусмотренной для простых составов этих деяний ответственность установлена в отношении контролирующих должника лиц, арбитражных управляющих, председателей ликвидационной комиссии, лиц, использующих для совершения преступления свое служебное положение, а также для участников групп лиц по предварительному сговору или организованных групп.

Это означает, что фигурантами соответствующих уголовных дел будут выступать не только генеральные директора, а реальные бенефициары, выгодоприобретатели должника.

Кроме этого, данные квалифицированные составы относятся к преступлениям средней тяжести, а значит, срок исковой давности для них составляет шесть лет (ст. 78 УК РФ). До внесения изменений максимальным наказанием по ст. 195 УК РФ являлось лишение свободы на срок до трех лет, соответственно, срок давности привлечения к уголовной ответственности составлял два года. В условиях затяжных процедур банкротства это существенно затрудняло привлечение виновных лиц к уголовной ответственности по данной статье.


Квазизаконность и труднодоступность правосудия

Относительно правоприменительной практики, по моему опыту, на первый план в российском судопроизводстве выходит так называемая «квазизаконность».

В судах применение законодательства становится более небрежным. На первое место выходит не норма права, а тенденции судебной практики. Судьи в большей степени ориентируются на тенденцию, на общие установки, пренебрегая зачастую нормами материального и процессуального права.

При таком подходе законность и обоснованность судебных актов нивелируется. Если раньше отмена судебного решения в суде апелляционной инстанции была скорее исключением из правил, то сейчас это сплошь и рядом.

Ярким примером квазизаконности являются действия судьи Базыловой в Первомайском районном суде города Омска, которая, чтобы скрыть незаконный характер судебного решения, сфальсифицировала протокол судебного заседания, внеся в него сведения, которых в реальности не происходило. Была написана жалоба в квалификационную коллегию судей и замечания на протокол, которые были удовлетворены. Однако в определении судья внесла недостоверные сведения о том, чего истец в процессе не совершал. Очевидно - чтобы защитить собственную репутацию.

Другой тенденцией судебной практики становится все большее ограничение доступа к правосудию.

Восстановить пропущенный процессуальный срок в связи с неосведомленностью о судебном процессе становится все сложнее.

Получается, адвокатам приходится бороться не с процессуальным оппонентом, а с судом, у государства же патронов всегда на один больше.

Не могу не отметить в отрицательном ключе и работу силовых структур. Органы полиции в меньшей степени нацелены на защиту нарушенных прав и интересов граждан, а в большей - на то, чтобы от них, этих граждан, отмахнуться. Дистанция между гражданским обществом и силовыми структурами растет.

Все более неповоротливой становится работа Следственного комитета. Все меньше становится возможности достучаться и до них.

Если говорить о значимом судебном процессе в моей практике в 2021 году – неоднократное восстановление нарушенных трудовых прав одного работника организации группы ПАО «Газпром».

В этой связи в 2022 год вступаю с осторожностью - обозначившиеся тенденции в судебной практике на «квазизаконность», скорее всего, никуда не уйдут, а лишь продолжат нарастать.

Пропасть между силовыми структурами и гражданским обществом продолжит расти.

Причины - в недофинансированности и загруженности судей и правоохранителей второстепенной, ненужной работой, а также в пресловутой «палочной системе». Чрезмерная забюрократизированность съедает львиную часть времени, которую можно было бы потратить на реальную помощь людям и принятие качественных судебных актов.

Дмитрий Лебедев

 Есть новость — поделитесь! Мессенджеры ЕАН для ценной информации

+7 922 143 47 42

Комментировать
Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
18+