December 28, 2018, 11:19 AM

Уральская проводница пытается доказать, что получила инвалидность из-за недосыпа в рейсах

Южноуральская проводница хочет доказать, что «посадила» сердце и получила инвалидность из-за тяжелых условий труда в РЖД. Одну судебную тяжбу с бывшим работодателем она уже выиграла. Подробности – в материале ЕАН.

Злоключения 44-летней Анжелики Мацневой начались в январе 2018 года. Женщина съездила в новогодний рейс в Санкт-Петербург, а по возвращении почувствовала себя очень плохо – заболело сердце. 

«Рано или поздно это должно было случиться. Сказался недосып за несколько лет, - рассказывает Мацнева. – Я работала на поездах дальнего следования, часто ездила в Санкт-Петербург, бывало, и по южным направлениям. И уже не меньше четырех лет из-за дефицита кадров нас ставили в рейс из расчета один человек на вагон. Формально работать приходилось восемь часов, четыре отводилось на сон, но по факту, с учетом всех пересменок, спать получалось по 2,5 – 3 часа. Такой короткий прерывистый сон в течение почти недели – это очень тяжело. Потом дома отдыхаешь несколько дней – и снова в рейс. А бывало, что и сразу по прибытии в тот же день снова выводят. Мы просили организовать рабочее время иначе – 16 через 8, такой график гораздо легче переносится, но начальство отказалось. Вы думаете, я одна такая, с подорванным из-за графика здоровьем? Нас много, но люди не умеют и не хотят бороться за себя. Проще уволиться по собственному желанию».

С болью в сердце проводница обратилась к терапевту и кардиологу ведомственной поликлиники. Те отстранили ее от работы и не допустили до ежегодной медкомиссии под тем предлогом, что никак не получается поставить достоверный диагноз – ишемию миокарда ставили под вопрос. В документах же значилось: «Не допущена до работы в связи с непрохождением комиссии», - будто она просто не явилась в поликлинику в назначенное время. 

Комиссию Анжелика должна была проходить в марте, но только в мае в документах прописали реальный диагноз, не совместимый с работой проводницей. Затем по закону ей должны были предложить варианты легкого труда. Однако список профессий оказался издевательским. «В нем были начальник поезда, водитель грузового автомобиля. Что я должна была выбрать? Предполагалось, что дальше я буду проходить медкомиссию на каждую из предложенных специальностей, не пройду, и весь этот процесс будет длиться вечно», - рассказывает Мацнева.

В результате завуалированная бюрократизмами процедура увольнения ставшего профнепригодным сотрудника затянулась до августа. Все это время женщине не платили зарплату. 

Состояние ее здоровья на фоне переживаний, связанных с работой, ухудшалось. Мацнева рассказывает, что пила таблетки буквально горстями, но они не особенно помогали. Поскольку зарплату не платили, на препараты и платные консультации специалистов пришлось взять кредит. В результате Анжелике удалось дойти до челябинского филиала Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии, где ее прооперировали. В октябре женщине дали третью группу инвалидности, и в том же месяце ей удалось отсудить у бывшего работодателя, «Федеральной пассажирской компании» (100% принадлежит РЖД), деньги за полугодовой вынужденный прогул. Суд признал незаконными приказы об отстранении Мацневой от работы и постановил взыскать в ее пользу 152 тыс. рублей, в том числе 7 тыс. рублей в порядке компенсации морального вреда.

«Эти выплаты помогли мне закрыть кредит, фактически взятый на лекарства и лечение, но мое здоровье оставляет желать лучшего. Можно было бы сделать еще одну операцию. По квоте в федеральном центре мне ее делать отказались, хотя показатели холтеровского исследования после операции были на грани показаний к повторному вмешательству. Теперь я хочу попробовать доказать, что именно условия труда привели меня к инвалидности», - поясняет Мацнева. Сумму нового иска ни она, ни ее защита пока назвать не готовы. «Деньги как таковые не нужны – пусть попробуют вылечить. Не хочу, чтобы ребенок остался без мамы, ему всего 9 лет», - говорит экс-проводница.

По мнению защитника женщины Дениса Резниченко, эта история не частная и является отражением проблемы потребительского отношения компании к сотрудникам. «О многом говорит тот факт, что “ФПК” в принципе не практикует отстранение от работы с сохранением зарплаты – в программе нет соответствующего приказа… А сейчас компания стала практиковать новую схему работы - два проводника на два вагона. То есть пока один спит, второй обслуживает оба вагона. Якобы успевает собрать белье, разбудить, проводить, посадить и обслужить пассажиров в двух вагонах одновременно. Вряд ли это реально».

Корреспондент ЕАН обратился в АО «Федеральная пассажирская компания» с просьбой прокомментировать ситуацию с увольнением Мацневой, а также рассказать об условиях труда проводников. Оперативный комментарий получить не удалось, на имя руководителя компании отправлен официальный запрос. Когда ответ будет получен, агентство обязательно проинформирует читателей о его содержании.

Агентство ЕАН будет следить за развитием событий.

Фото: pixabay.com