November 15, 2019, 1:22 PM

Уральский топ: бойня в колледже, баттл «Рыжий - Высоцкий» и прямые выборы городских глав

ЕАН с помощью экспертов продолжает подводить итоги недели. По традиции в эту пятницу мы обсудили с нашими спикерами последние громкие события, произошедшие в Екатеринбурге, Свердловской области и мире.

Дети дешевле кирпичей

Спустя две недели после убийства в детском саду Нарьян-Мара страну потрясла новая трагедия: студент благовещенского колледжа расстрелял однокурсников, после чего покончил с собой. В обоих случаях в первую очередь претензии возникли к охране: в Нарьян-Маре сотрудник ЧОП сам пустил убийцу, приняв за отца, в Амурской области – стрелок также спокойно зашел в учебное заведение, не оборудованное металлодетектором. Всем, кто в большей или меньшей степени знаком с организацией обеспечения безопасности в российских образовательных организациях, очевидно: проблемы есть не в конкретных учебных заведениях – хромает система в целом. Поэтому выдвигаются новые предложения по ее наладке. Например, депутат Госдумы Василий Власов предложил передать функции по охране учебных учреждений Росгвардии - соответствующее обращение он направил вице-премьеру Татьяне Голиковой. Агентство ЕАН попросило основателя известного екатеринбургского ЧОП “Наум” Олега Наумова оценить эту инициативу и охарактеризовать основные проблемы охраны школ и детсадов.

«Я слабо представляю себе перевод охраны под Росгвардию с нынешним уровнем бюджетирования, - говорит Наумов. - Сейчас охранники в школах Екатеринбурга зарабатывают в лучшем случае на уровне 70 рублей в час, то есть около 1,5 тыс. рублей за 24-часовую смену. При этом средняя рыночная цена нормального охранника составляет 2,5 тыс. рублей, за меньшие деньги он работать не станет. Мы сейчас говорим о настоящем специалисте, допустим, бывшем бойце какого-то спецподразделения, который способен отличить отца от прохожего-убийцы. Сверху накидываем налоговые расходы и расходы на организацию – получается, смена не может стоить меньше 3,5 тыс. В час выходит не меньше 145 рублей. У Росгвардии расценки еще выше.

Да что там – даже на стройку (для их охраны нужно меньше всего компетенций, у нас это считается самой простой работой) вменяемые специалисты не идут меньше чем за 1800 рублей за смену. То есть у нас дети дешевле кирпичей.

Кстати, и металлодетекторы абсолютно бесполезны в отсутствие хорошего специалиста рядом. Это не самая простая аппаратура - грубо говоря, нужно уметь распознавать разные виды ее реакции на разные предметы. 

Если честно, мне кажется, на самих охранных предприятиях лежит часть вины за то, что нет нормальной охраны в образовательных учреждениях. Дело в том, что, кажется, каждый бывший сотрудник силовых подразделений считает своим долгом создать собственный ЧОП. Но занять нишу на рынке трудно, и они начинают демпинговать за счет найма неквалифицированных сотрудников. Если бы за предлагаемые суммы работать никто не шел – думаю, деньги на охрану детей у государства бы нашлись».

Прямее некуда

В эту среду на заседании Совета по вопросам развития местного самоуправления при полпреде УрФО в рамках форума «Города России» Николай Цуканов предложил «послушать мнения» относительно действующей системы выборов глав муниципалитетов.

В Екатеринбурге, где тема «прямых выборов» городского главы регулярно будоражит повестку, высказывание полпреда восприняли с воодушевлением. О том, стоит ли считывать ли слова Цуканова как «аппаратный сигнал», мы поговорили с доктором политических наук Сергеем Мошкиным.

«Конечно, каких-то серьезных и масштабных выводов из одной фразы делать не стоит. Но очевидно, что это не просто экспромт Цуканова. Российское руководство так или иначе думает над тем, каким образом развивать (или даже модифицировать) политическую систему. В том числе и на уровне местного самоуправления», - полагает Мошкин.

Политолог считает, что решение о возвращении прямых выборов городских глав, пусть даже на уровне одних лишь региональных центров, может помочь властям несколько нивелировать протестную активность в регионах.

«С одной стороны, режим демонстрирует тенденцию на усиление и репрессивный характер: московские события это наглядно доказали. Но у властей наверняка есть очевидные опасения – а как бы не «свернуть вентиль», ведь люди все чаще и чаще выходят на улицы, и это принимает масштабный характер. Ситуация непростая, особенно учитывая подготовку к выборам в 2021 и 2024 годах. Мое мнение: режим будет стоять на сценарии применения масштабных силовых мер. В такой ситуации нужно спустить какой-нибудь клапан. Пусть не последний, но спустить», - уверен Мошкин.

Похожий сценарий, вспоминает политолог, власти разыграли в 2012-м году, после протестов на Болотной площади и массовых митингов на проспекте Сахарова. Тогда руководство страны пошло на некоторую либерализацию, в том числе избирательного законодательства.

«Что-то подобное так или иначе обсуждается на уровне полпредов и администрации президента. Поэтому в том, что Цуканов говорил об этом не просто так, у меня сомнений нет», - отмечает Мошкин.

Принимая во внимание все вышенаписанное, можно смело утверждать, что столь серьезное, резонансное решение будет приниматься только в центре – в Москве. Но независимо от того, что думают по поводу прямых выборов в столице, для всякого города такая система будет однозначным благом.

«Так или иначе это вовлечет горожан в обсуждение местной проблематики, и это безусловно будет благом конкретно для города и его жителей. Да и для самой избранной власти такая система станет благом, ведь легитимность – это не просто академическое словечко. Любой глава города ощущает уверенность, когда понимает, что его действия подкреплены мандатом граждан на правление. Когда такого мандата нет, возникают очень неприятные истории. Достаточно вспомнить майские события в екатеринбургском сквере у Драмы», - подытоживает Мошкин. 

О вкусах – поспорим

В Екатеринбурге разгорелись споры о вкусах местных элит. Катализатором противостояния стало высказывание писателя Захара Прилепина: литератор разгромил свердловского вице-губернатора Сергея Бидонько, не увидевшего целесообразности в присвоении скверу на Вторчермете имени Бориса Рыжего (поэт родился и вырос в этом районе). «Кому-то нравится творчество одних, иным - творчество других», - рассказывал сам Бидонько, ссылаясь на фигуру Владимира Высоцкого в качестве «приемлемой» величины.

О вкусах, кулуарной борьбе за переименование знаковых объектов и наследии поэта Бориса Рыжего мы поговорили с депутатом Екатеринбургской городской думы Тимофеем Жуковым. 

«На мой вкус, Борис Рыжий – это наш уральский Есенин: пацан с очень большим сердцем, чувствительной душой и большим «грузом», который постоянно его преследовал. Судьба у него, конечно, трагическая. Но о любой душе нужно молиться, о душе висельника – в том числе. За собой Борис Рыжий оставил очень большой след, и его поэзия эхом отражается в нашей памяти. Он очень глубоко чувствовал все, что происходило в его время (поэт жил в 90-е годы, - прим. ЕАН). Такие имена должны быть увековечены», - уверен Жуков.

В полемике относительно переименования городских скверов «консерваторы», и в частности упомянутый Сергей Бидонько, нередко ссылаются на высказывание мэра Александра Высокинского о «сквере имени Тимати» (по мнению градоначальника, волна переименований можно закончиться именно таким печальным образом).

«То, что Высокинский сказал про Тимати, – это, конечно, фуфло полнейшее. Для начала Тимати как минимум должен умереть, чтобы через какое-то время мы смогли делать выводы о его творчестве. Это все вопросы вкусов. Но почему если им (властям, – прим. ЕАН) не нравится, мы должны отказываться от наших идей? А если нам нравится? Конечно, эти споры могут в конечном итоге до какого-нибудь очередного опроса дорасти», - иронизирует Жуков.

Депутат добавил, что инцидент действительно актуализировал связанные с темой обсуждения в кулуарах мэрии.

«Нужно это обговорить. Как минимум дать чиновникам стихи Рыжего прочесть. И задать вопрос – а чем Высоцкий на его фоне так выделяется? Или они говорят о нем просто потому, что следуют заданному тренду? Ведь у нас вся страна на его творчестве выросла, и даже я не исключение», - предполагает Жуков. 

Александра Газизова, Григорий Лейба

Источник фото: ЕАН; Facebook / Сергей Мошкин
Комментировать