May 17, 2019, 1:01 PM

Уральский топ: Россия и Путин обсуждают Екатеринбург

Подобно челябинскому метеориту, конфликт в Екатеринбурге в сквере Театра драмы ворвался в федеральную повестку и по крайней мере на региональном уровне вытеснил из лент все остальные новости. В городе за это время подорожал проезд, мэрия начала новую транспортную реформу, происходили и другие события, но всех интересовали только сквер и храм. И три основных вопроса: кто победит, как стороны будут мириться и что думает об этом остальная Россия.

Есть ложь, большая ложь и социология

В связи с последними событиями - призывом президента провести замер мнения горожан и обещанием мэра такое исследование провести - возникает вопрос, можно ли сделать это исследование честным и открытым. От того, поверят ли екатеринбуржцы в правдивость самой процедуры, зависит то, как они отнесутся к результатам.

Доцент кафедры прикладной социологии Института социальных и политических наук УрФУ Наталья Маликова рассказала ЕАН, что есть три основных критерия, по которым можно будет судить о легитимности опроса.

«Первое - формулировка вопросов. Она должна быть максимально нейтральной, беспристрастной. Никаких формирующих вопросов — они не допустимы. Второе — техника работы интервьюеров, она должна быть абсолютно беспристрастной, они должны работать адекватно, без агитации. Или, скажем, при альтернативном опросе вопросы можно же по-разному задать: одни варианты озвучить, а другие нет, к примеру. Третье — объем выборки, и тут надо подходить очень аккуратно. Сколько людей опрашивать, где и как — это очень серьезная, большая проблема, организация выборки — очень сложная и тонкая работа», - поясняет эксперт. 

Оптимальный размер и состав выборки предварительно Маликова оценила в тысячу человек на один из семи районов города, но оговорилась, что это лишь на глаз, поскольку без соответствующих исследований, расчетов более точно сейчас сказать сложно. 

Наталья Маликова полагает, что с учетом сжатых сроков не важно, будет работать московская или иностранная компания, — они в любом случае будут нанимать на субподряд местных социологов, которые и будут проводить исследования. 

По ее мнению, главное - сразу отказаться от любых идей по онлайн-голосованию, поскольку доказать его легитимность будет практически невозможно. 

Храмоборцы ждут приказа Путина

Второй вопрос, что, какими бы ни были результаты опроса, кого-то они все равно не устроят и проблема вернется к сценарию стихийных митингов. Впрочем, по мнению экспертов, шанс на достижение мира все же есть.

«Надо понимать, что ситуация до вмешательства президента и после — две разные ситуации. У нас президент — ио Бога, и раз он сказал, то ни один митрополит, губернатор или благотворитель против этого организовывать митинги уже не осмелится. Отменили же молебен — пока им церковные иерархи не разрешат, они в остальном никуда не пойдут», - считает политтехнолог Платон Маматов.

По его мнению, у властей в таком раскладе остается два варианта: сделать все по-честному или освободить сквер.

«Если мэрия сможет убедить широкие массы в том, что опрос честный, то можно и храм строить. Но проблема в том, что мэрия предпочитает фикции и подтасовки прозрачным процедурам. Самое умное, что она может сделать, — это отдать опрос на аутсорс, ну либо провести самим, но так, чтобы сквер победил, потому что если нет возможности провести прозрачный опрос, то единственный способ обеспечить его легитимность — дать ответ, который будет ожидаемым и поддерживаемым большинством», - поясняет политтехнолог. 

И треснул мир напополам...

В центральных СМИ события в Екатеринбурге все чаще подаются как некий «уральский майдан». Московские журналисты даже придумали слоган: «Кто не скачет — тот за храм» - и сейчас навязывают его стране. А она удивляется и не понимает, почему это безобразие все еще не прекратили, и боится повторения украинских событий. В конечном счете возникает риск, что самобытность екатеринбуржцев будет поставлена в укор остальным россиянам и в стране начнется незримый культурный раскол между уральцами и всеми остальными.

На самом деле в Москве аудитория пока просто с удивлением узнала об этой проблеме.

«Она федеральной, конечно, не является. Но вот резонанс - бесспорно, уже федеральный. Нельзя сказать, что вся Россия сидит и думает, надо ли строить храм в Екатеринбурге, но то, что вся Россия знает об этой истории, — это я вам гарантирую. Вы, к примеру, сегодня уже 12-й, кто звонит с вопросами на эту тему. То есть она значима как прецедент», - рассказал ЕАН московский политолог, директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев. 

Мнения при этом высказываются разные. В основном все согласны с президентом в том, что надо провести опрос.

«Ведь многие люди, которые сейчас революционируют, — их обижает сам факт того, что их не спрашивают. Причем с обеих сторон. Поэтому если сейчас провести эти слушания — они не решат задачи, все равно будут те, кто «за», и те, кто «против», но хотя бы позволят двум позициям увидеть друг друга и понять, какова численность каждой из них», - отмечает политолог.

Но до культурного раскола пока еще далеко. Центральные СМИ, по словам эксперта, по привычке сейчас движутся в логике, что раз есть раскол и существует Госдеп, то любой раскол организуется внешним врагом. Но Екатеринбург с майданом широкие массы пока не ассоциируют.

«Что касается людей, то не думаю, что все сейчас ходят и думают «пойти на Екатеринбург, митинг выжигать». Уверяю, что у большой части людей, в том числе и элиты, нет желания «бомбить» Урал», - заверил Дмитрий Журавлев ЕАН.