November 20, 2020, 2:00 PM

Уральский топ: алмазы перевала Дятлова и скандал с практикой студентов УГМУ

ЕАН с помощью экспертов продолжает подводить итоги недели. По традиции в эту пятницу мы обсудили с нашими спикерами последние громкие события, произошедшие в Свердловской области, Екатеринбурге и в мире.

Тайны сериала Дятлова

Взявшись за историю загадочной смерти тургруппы Дятлова, телеканал ТНТ явно рассчитывал сделать сенсацию, и у создателей сериала это получилось, хотя в свет вышла только половина эпопеи. Каждая серия становится поводом для рецензий, отзывов, споров, дискуссий.

Телеканал ТНТ планирует подать в суд на адвоката фонда памяти Евгения Черноусова, сестра Игоря Дятлова Татьяна Перминова - на телеканал ТНТ, - в общем, делается все, чтобы раздуть эту тему снова.

ЕАН связался с руководителем фонда памяти группы Дятлова, экспертом загадочного дела Николаем Кунцевичем. Кунцевич встречался с создателями сериала и был на показе первых двух серий. Однако его выводы не слишком комплиментарны.

«Первые серии восприняли как шизофренический компот и попытку привлечь людей какими-то неординарными событиями. Но это же художественный фильм, как захотели, так и показали. Видели фильмы и пострашнее, особенно иностранные, в которых любят посмаковать зверства и преступления. Ну захотелось им показать Ельцина, дескать, не получилось у него в этот раз, а зритель понимает, в чем дело. Американские киношники без секса уже не могут: захотелось - показали, что конвоир хочет изнасиловать немецкую пленную. Зачем это делать для русского зрителя – не совсем понятно, не встречал страстных любителей секса в кино», - поделился с ЕАН Кунцевич.

По словам Николая Кунцевича, фонду этот фильм ничего не даст и никак не поможет расследованию. Эксперт считает, что фильм искажает реальные события и формирует общественное мнение.

Как и многие другие исследователи, Кунцевич не ждет от фильма какой-то «правды».

«Не раз я слышал от властей слова «не лезьте, никто вам правды не расскажет.

Возможно, именно властная верхушка задействована в этом деле. Кириленко (занимавший в 1959 году должность первого секретаря обкома - прим. ЕАН) вызывал Юру Юрина (единственный, кто выжил из тургруппы – прим. ЕАН). Юдин мне сам об этом рассказывал: «Меня привез ректор на своей машине в обком партии и подталкивал меня сзади, когда вел. Когда кабинет открыли, он меня толкнул, а сам за мою спину спрятался». Все боялись Кириленко и того, что за всеми этими событиями стоит», - говорит Кунцевич.

Николай Кунцевич поделился собственной версией, которая отчасти объясняет особую секретность со стороны власти.

"Последние, кого встретили ребята, – это были геологи предприятия по добыче алмазов, которые разведывали месторождения. Вокруг этой темы много секретности. Они якобы встретились и разошлись, манси потом говорили: «Мы видели, как кто-то за ними пошел на узких лыжах». Никто этот факт не проверил, сразу же его отмели. А представляете, если это связано с алмазами.

В то время не было выхода драгоценных камней на международный рынок. Чиновники могли продать эти камни только контрабандой", - заключает Кунцевич.


Внезапная практика студентов меда



На этой неделе студентов 6 курса УГМУ отправили на неожиданную практику в поликлиники в качестве участковых терапевтов. Часть учащихся и их родители опасаются, что в условиях пандемии коронавируса работа в клиниках будет опасна для их здоровья и жизни.

А в частных разговорах врачи говорят, что студентов нечем занять.ЕАН поговорил со студентом 2 курса УГМУ Иваном Фоминым, который во время летней практики устроился в «ковидную» больницу о том, чем он занимался, насколько тяжелым был рабочий день и готов ли он туда вернуться.

«Я устроился на работу на должность младшего медбрата в больницу в августе. Практика проходила с 3 по 20 августа. Я помогал медбратьям и медсестрам, участвовал в транспортировке пациентов, помогал с постановкой инъекций. Рабочий день начинался в 8 утра и заканчивался в разное время, обычно примерно в 6 вечера», рассказывает Фомин.

В больнице для работы выдавали защиту органов дыхания, очки на глаза, одноразовые СИЗы, как правило это были либо комбинезоны, либо хирургические халаты вместе с бахилами и перчатками.

Перчатки надевались в несколько слоев и обматывались скотчем.

 

«Не могу сказать, что было тяжело. В первые пять минут в костюме ощущалось, что дышать невозможно, а очки запотевают, потом просто включаешься и перестаешь это замечать. И вспоминаешь, когда снимаешь защиту и обрабатываешь себя антисептиками, думаешь, как свежо.

К сожалению, из-за отсутствия сестринских корочек я не могу трудоустроиться в другую «ковидную» больницу, хотя хотел бы», - делится молодой человек.  

По его мнению - студенты отказываются от практики потому, что приказ вышел неожиданно.

«У многих студентов сейчас есть работа, кто-то иногородний и в связи с дистанционным режимом обучения уехал в свои города, и сейчас собраться за короткое время, договориться с работодателем, в том числе и в больницах, где они работают в том числе в ночные смены параллельно с учебой, нереально.

Все из-за того, что практику поставили вне очереди», - предполагает Фомин.

 

При этом рассказать, как его одногруппники отреагировали на приказ и одобряют ли они его, Иван отказался, сославшись на разные настроения всех, кто учится с ним на курсе.

Над текстом работали Александра Аксенова и Анна Гринь

 

Комментировать