October 8, 2021, 2:12 PM
ЕАН

Уральский топ: почему Арамилю нужен Большой Екатеринбург, детям из детдомов - реабилитация, а торговым центрам - QR-коды

ЕАН подводит итоги недели. По традиции мы попросили наших спикеров прокомментировать самые яркие события, которые произошли в Екатеринбурге и Свердловской области, стране и мире.

Перед объединением городов «причешите» окраины Екатеринбурга

На прошедшем строительном форуме 100+ Techno Вuild бывший главный архитектор Екатеринбурга Михаил Вяткин предложил вернуть в повестку проект «Большой Екатеринбург», который предполагает объединение столицы Урала с четырьмя муниципалитетами. Это Верхняя Пышма, Березовский, Арамиль и Среднеуральск. ЕАН обсудил с бывшим мэром Арамиля Владимиром Герасименко, какой экономический эффект несет создание агломераций для малых городов.

По словам Герасименко, проект «Большой Екатеринбург» обсуждался еще в 2012 году, когда Герасименко был мэром Арамиля. Тогда между губернатором и мэрами городов решалось, как развивать в рамках агломерации инфраструктуру.

«Мы хотели понимать, как будет развиваться инфраструктура. Жители требовали ясности. Им было интересно, что будет строиться на границе с Екатеринбургом, как будут использоваться эти территории, не будут ли там какие-то опасные производства вынесены или построены полигоны», - поделился Герасименко.

На той стадии экономический эффект от создания агломерации для малых городов был с точки зрения повышения качества жизни. Например, Арамиль строил школу с расчетом, что там будут учиться дети из Сысерти, и к больнице были прикреплены жители Сысерти.

«Для нас было интересно, что мы сможем сделать с Большим Екатеринбургом, как будем планировать развитие инфраструктуры. Прежде всего я делал упор на то, что дорожная инфраструктура должна развиваться. Мы там планировали высокоскоростной трамвай сделать, как в Верхней Пышме. Кстати, в рамках агломерационных процессов ветка из Верхней Пышмы обсуждалась, и она уже реализуется. Когда мы людям объясняли эффекты, которые могут действительно улучшить качество жизни, народ понимал», - уверен бывший мэр Арамиля.

Но физическое присоединение территорий во время разговора о проекте агломерации не обсуждалось, поскольку так малые города от присоединения проигрывают.

«При физическом присоединении вообще никакого эффекта не будет. Посмотрите, что делается на отдаленных территориях Екатеринбурга. При физическом присоединении ничего не будет, кроме, может быть, того, чтоб потешить чьи-то амбиции. У нас уже был третий город по величине, сейчас пятый по численности. И только за счет присоединения могли мы быть четвертыми.

Никаких эффектов от физического присоединения нет. Опыт показывает, что нужно в Екатеринбурге отдаленные территории развивать, повышать там качество жизни», - уверен Герасименко.

«Доказать психологическое насилие очень трудно»

На этой неделе, после публикации ЕАН, органы опеки и Следственный комитет начали проверку известной в Нижнем Тагиле семьи героини-опекунши. Вскоре после выхода материала из семьи были изъяты трое детей, которые могли стать жертвами сексуального насилия со стороны одного мальчика (его уже до этого изъяли из семьи).

По данным нашего агентства, учителя пытались повлиять на ситуацию, но приемная мать отказывалась от совместных психологических консультаций, предпочитала решать вопросы, связанные с детьми, в кабинетах администрации или публично, на глазах у других родителей и учеников.

Президент МОО «Аистенок» Лариса Лазарева считает, что если бы опекунша своевременно занялась реабилитацией детей, то тяжелых последствий в этой истории можно было бы избежать.

«Самые сложные дети — это подростки. Но тут тяжело давать оценку, поскольку неизвестен возраст детей, сколько они провели времени в приемной семье, как долго находились в детском доме, было ли жестокое обращение с ребенком в родной семье.

Это имеет большое значение — чем дольше ребенок находится в учреждениях государственной опеки, вне семьи, тем дольше будет проходить реабилитацию. Непонятно, почему ребенок (который может быть причастен к насилию — прим. ЕАН) так себя повел по отношению к младшим детям. Просто так у него не будет таких проявлений — это следствие того, что по отношению к нему совершались определенные действия. 

Здесь нужна работа не психолога, а уже психотерапевта. Вдобавок мать не понимала всей серьезности ситуации и закрывала на это глаза», — отметила Лариса Лазарева.

Сейчас, по ее словам, главный вопрос — это реабилитация ребенка, изъятого из приемной семьи. Если специалисты не займутся им своевременно, то возникнет угроза для других воспитанников детского дома, в котором он содержится.

Остаются вопросы и по остальным детям из этой семьи. По правилам информация о таких случаях должна передаваться в Следственный комитет. Однако, как писал ЕАН, есть сведения, что приемная мать подвергала детей давлению, а из детей с сохранным интеллектом могла сделать пациентов с психическими отклонениями.

«Если детям поставили определенный диагноз, то в рамках следственных действий могут признать, что у них недостаточный интеллект для дальнейшей работы с ними. С другой стороны, при проведении следственных действий привлекаются психологи сторонних организаций или психотерапевты, которые умеют работать со случаями насилия. Однако подтвердить психологическое насилие очень трудно, поскольку сложно собрать доказательную базу», — отметила президент МОО «Аистенок».


QR-код для шопинга

Введение в Свердловской области пропусков в общественные места по QR-кодам вызвало беспокойство среди представителей тех отраслей, которые подпадут под ограничения. Письма к губернатору Евгению Куйвашеву уже отправили представители ресторанного бизнеса и фитнес-индустрии. Предприниматели прогнозируют, что введение новой системы приведет к оттоку посетителей и убыткам.

«Никакая вакцина на 100 % не гарантирует, что привитый не заболеет. Но если он вдруг и заразится, то перенесет болезнь не в тяжелой форме, не получит страшных осложнений. То есть если, допустим, в COVID free-ресторане встретятся два вакцинированных человека, один из которых все же инфицирован, последствия будут минимальными. Но гораздо хуже, если он передаст вирус человеку без иммунитета в COVID-free», — пояснил сегодня это решение в своем Instagram глава региона Евгений Куйвашев.

Областные власти задумались и над тем, чтобы расширить список зон, свободных от коронавируса. В перечень, по неофициальной информации, планируется включить торговые центры. Официальные представители ТЦ «Мега» в Екатеринбурге эту идеи восприняли неоднозначно.

С одной стороны, они отметили, что в торговом центре и без того приняты максимальные меры противодействия распространению коронавирусной инфекции: применение антисептиков, разделение потоков посетителей и обязательное соблюдение масочного режима.

В то же время представители ТЦ «Мега» напомнили, что именно торговые центры во время прививочной кампании стали одними из основных площадок для работы мобильных групп вакцинации.

«Практика открытия пунктов вакцинации от городских больниц на территории торговых центров получила одобрение со стороны населения. В настоящее время на территории «Меги Екатеринбург» ежедневно работает пункт вакцинации», — пояснили ЕАН представители компании.

Однако если власти и надзорные органы примут решение распространить систему доступа по QR-кодам на торговые центры, то представители отрасли готовы подчиниться этому решению. Правда, в «Меге» пока даже не берутся прогнозировать последствия этого решения для бизнеса.

«Пандемия, безусловно, отразилась на всех – и на людях, и на бизнесе. Сейчас «Мега Екатеринбург» вернулась к допандемийным показателям, и мы отмечаем, что большинство гостей постепенно вернулось к привычному образу жизни. Потенциальное введение внутри коммерческих объектов «чистых зон» может потребовать решения дополнительных операционных вопросов. Но на текущий момент преждевременно оценивать какой-либо эффект от внедрения подобных мер», — пояснили представители торгового центра.


Источник фото: ЕАН
Комментировать