August 27, 2021, 1:00 PM
ЕАН

Уральский топ: Свердловская область горит - что с этим делать

ЕАН подводит итоги недели. По традиции мы попросили наших экспертов прокомментировать самые важные события последних семи дней, которые произошли в Екатеринбурге и области, России и мире.

На этой неделе весь уральский топ посвящен пожарам, которые охватили регион. Мы попросили сотрудника Авиалесоохраны анонимно оценить состояние управления. Поговорили с добровольцем, который работает на тушении, о том, удалось ли им сформировать добровольческую дружину. А у ученого-лесоведа спросили, какое будущее у сгоревшего леса.

Есть ощущение, что всем плевать


На пожарах в Свердловской области трудятся сотрудники региональной Авиалесоохраны. Именно в их ведении находится лесной фонд региона. Только эта организация может работать на возгораниях, потому что такой техники и такого опыта работы на месте нет ни у кого. Также их привлекают для тушения в черте города на основе договоров подряда.

Сотрудник Авиалесоохраны на условиях анонимности рассказал ЕАН, как в организации обстоят дела с финансированием, техникой и сколько им платят за работу.

По его словам, в ведомстве не хватает людей – зарплаты там очень низкие. Зимой можно получить зарплату 15-20 тыс. рублей. Летом же, при работе без выходных, есть возможность заработать до 45 тыс. рублей. К сотрудникам в организации, по мнению инсайдера, относятся пренебрежительно. В ведомстве, говорит он, остались только пенсионеры и энтузиасты, а молодые сотрудники задерживаются из-за низких зарплат максимум на два года.

Другая проблема Авиалесоохраны связана с перевозом негабаритного транспорта, гусеничной техники – для ее провоза нужно оформлять пропуск. Эта процедура занимает от двух недель. Ее нельзя провозить по дорогам общего пользования, а пожарные не знают на две недели вперед, где возникнет возгорание.

«Иногда до абсурда доходит – уже горим, две недели оформляем пропуск. И этого вообще на уровне федерации понимания нет. За сутки пожар может пройти 5 км, а мы ждем согласования», - переживает сотрудник Авиалесоохраны.

По его мнению, уместно было бы сделать федеральную трассу для провоза техники, как, например, у военных.

По мнению сотрудника, у работников есть ощущение, что всем наплевать.

«Вроде это резонансно - природа горит, пожары, у обычных людей сердце болит. А когда сталкиваешься - есть непонимание, тот же перевоз негабарита. Все понимают, что ерунда, но нет подвижек», - сетует источник.

Подобная проблема есть и с авианадзором: в этом году финансирования для мониторинга хватило лишь на месяц действий.

«Жара стоит, но уже 2 месяца никто не летает. [В организации финансирование на авианадзор] спланировали, но денег только на месяц хватило. Две недели давали деньги, а сейчас мы проводим конкурсные процедуры месяц, чтобы определить победителя», - рассказал сотрудник ведомства.

Как стало известно ЕАН, на профилактику пожаров ведомство практически не получает средства аж с 2015 года. Поэтому эту деятельность Авиалесоохрана проводит на собственные деньги, то есть по минимуму.


«Люди, это пожар, а не просто прогулочная прогулка»


Уже неделю пожарным и сотрудникам свердловской Авиалесоохраны добровольцы помогают тушить лес. Люди самоорганизовываются в чатах в мессенджерах, чтобы приехать на место тушения с пожарными ранцами и помогать спасателям и лесопожарным.

ЕАН пообщался с пожарным волонтером Диной Хитровой, которая тушит лес уже 12 лет и состояла в добровольческом объединении Greenpeace. Мы поговорили о том, где сейчас работают активисты, сколько их и какое у них есть оборудование.

По словам Дины, которая сегодня едет на возгорание третий день подряд, на этой неделе в составе группы, с которой она объединяется, было примерно 14-15 человек. Однако это число плавающее, люди менялись, и сформировать костяк команды, которая могла бы в будущем стать добровольческим пожарным объединением, пока не удалось.

«Пока мы только присматриваемся друг к другу и нарабатываем опыт. Я стараюсь приезжать, мне интересно передавать свои навыки и знания, потому что люди часто приезжают впервые», - рассказала Хитрова.

В интересах девушки полностью рассказать волонтерам про экипировку, какую одежду стоит надеть на такое мероприятие. В числе своих задач Хитрова видит постоянное нахождение рядом с группой, чтобы добровольцы наращивали свой уровень умений и знаний. Также активистка старается организовывать собравшихся, чтобы они не расходились и не гуляли в лесу поодиночке. Инструктаж же нужен для того, чтобы люди не совершали фатальных ошибок.

«Вчера [доброволец] Шамиль впервые оказался в ситуации, когда сам попробовал встать в очаг и провалился ногой. Потом он понял, почему нельзя в них вставать и почему это опасно не только для вашей обуви, которая не подходит [для нахождения на пожаре], но и для ног, потому что так можно сгореть, и на этом все закончится. Зачем делать эти ошибки, когда их миллионы пожарных до нас совершили», - говорит Хитрова.

Сейчас открыт сбор средств на пожарные ранцы, деньги принимает активистка Катя Лахтикова. Всего у группы есть 13-15 пожарных ранцев. На те средства, которые продолжают поступать, есть предложение купить каски.

Те, кто хотят помочь, но им не хватает ранца для тушения, опыта и экипировки, могут подносить воду или сменять на работах уставших волонтеров. Помочь можно и опосредованно – привезти еды и воды, привозить и забирать добровольцев с места тушения. Иногда человек может приехать и поменяться одеждой и экипировкой с добровольцем, который уже работает и очень устал.

«Если человек реально хочет, он может купить ранец, вложиться в экипировку, купить для себя самые простые хлопковые брюки и куртку-энцефалитку, и уже будет готов. Первые несколько тысяч для человека, у которого есть постоянная работа, – я не думаю, что они <…> повлияют на его материальное состояние», - отметила Хитрова.


«Попробуй докажи, что эти деревья плохие»


Разрушающий огонь оставляет после себя обугленные стволы деревьев и голую землю. В социальных сетях уже появились апокалиптичные фотографии из выгоревших свердловских лесов. Что ждет эти растения дальше и можно ли спасти лес, ЕАН обсудил с заслуженным лесоводом России и заведующим кафедрой лесоводства УГЛТУ Сергеем Залесовым.

По словам профессора, после пожаров в этом году неизбежно появятся деревья, которые усохнут и погибнут.

«В этом году очень жарко, и лесная подстилка сильно высохла. В ходе пожаров она будет выгорать, из-за этого будут повреждаться корни деревьев, они усохнут. В результате после пожара в лесу появятся деревья, которые погибнут. Очень важно такие деревья удалить из древостоя, то есть провести санитарную рубку», - рассказал Залесов.

Как пояснил ученый, если не вырубить поврежденные деревья, то остальные тоже могут погибнуть, а местность – превратиться в болото. 

«Когда дерево повреждено, оно начинает выделять специальный запах - признак болезни и ослабленности. На него начинают слетаться насекомые-вредители, например, короеды. В поврежденном дереве они интенсивно размножаются, в итоге их становится много, они перекидываются на здоровые деревья и убивают их тоже. Этот эффект называется биологический пожар. По данным американских ученых, ущерб от такого пожара может в 10 раз превышать ущерб от обычного», - объяснил Залесов.

Кроме того, в процессе жизни деревья корнями выкачивают воду из почвы и таким образом опускают уровень грунтовых вод, не давая участку заболачиваться. Если все деревья погибают, то движения воды через растения нет, уровень воды поднимается, формируется болото. И на этом участке лес может не появиться сотни лет.

«Чтобы этого не произошло, санитарные рубки должны быть проведены к весне этого года. Но я опасаюсь, что этого не сделают. Сегодня такие рубки - самый шельмуемый вид рубок. Назначение на них должны делать специалисты-лесопатологи. Но все боятся, что придет прокуратура, и попробуй докажи, что эти деревья плохие», - сказал профессор.


Есть новость — поделитесь! Мессенджеры ЕАН для ценной информации

+7 922 143 47 42

Комментировать