February 1, 2019, 8:03 AM

В музее УГМК появилась единственная в мире машина имени Коммунистического интернационала

В Музее автомобильной техники УГМК появился уникальный автомобиль. Фаэтон КИМ-10-51 существует в единственном экземпляре, и теперь его может увидеть любой желающий в качестве экспоната. Автомобиль с тентовой крышей занял почетное место рядом с более ранней модификацией - КИМ-10-50, которых в мире насчитывается всего четыре. Настолько редкой оказалась машина, изначально задуманная как самый массовый автомобиль в СССР.

Как сообщает пресс-служба УГМК, редчайший экспонат восстановлен в мастерской уральского реставратора Алексея Заславского. Возрождению раритета помог случай.

«Около 10 лет назад я поехал забирать запчасти для грузовика по объявлению, - вспоминает мастер. – Оказавшись в гараже, случайно увидел отдельные кузовные элементы, которые мне показались чем-то знакомым. Подойдя поближе, узнал в кусках железа остатки кузова КИМ-10-51 по характерному овалу и багажнику. Как таковой машины не было – останки автомобиля представляли собой жуткое зрелище».

Путь от находки кузова до полного восстановления машины занял восемь лет: шесть из них шли подготовительные работы (поиск чертежей, их изучение, сбор и изготовление недостающих элементов), а еще два года длились непосредственно восстановительные работы.

КИМ-10 задумывался в конце 1930-х гг. как народный автомобиль малого класса для продажи в личное пользование, как транспортное средство, доступное широким слоям населения СССР. К концу 1941 г. предполагалось выйти на объем производства в 50 тыс. экземпляров.

В качестве прототипа выбрали английский Ford Prefect образца 1936 г. Весьма неожиданным и смелым решением стало облачение четырехместного салона в двухдверный кузов. Такая комплектация снизила трудозатраты, сохранив при этом жесткость кузова.

По макету, разработанному в СССР, в Америке изготовили пробную партию кузовов – 500 экз., необходимое оборудование и штампы. В качестве основной производственной базы для малолитражки был выбран московский завод имени Коммунистического интернационала молодежи, по аббревиатуре которого и назвали его первый автомобиль.

Конструкция КИМ вобрала в себя немало передовых технических решений мирового автопрома. Впервые советский легковой автомобиль получил цельнометаллический кузов. Седану было отказано в деревянной «макушке», которая неизменно венчала машины среднего и высшего классов – «Эмки» и ЗИСы. Доступ к багажному отделению осуществлялся не через салон, а более удобным способом – с помощью наружной крышки багажника.

А вот салон, применительно к эпохе рождения автомобиля, был весьма комфортабельным, просторным и вместительным. Высокая посадка на заднем диване дополнялась возможностью самостоятельно регулировать подачу свежего воздуха – все боковые стекла автомобиля оснащались стеклоподъемниками. Определенной маневренностью и независимостью обладал пассажир, располагавшийся на «штурманском» месте. Он мог менять положение кресла – впервые на отечественной легковушке передние сиденья стали раздельными. Солнцезащитные козырьки, часы и пепельница на панели приборов, перчаточный ящик (бардачок), подлокотники – внутреннее убранство малолитражки создавалось лаконичным, но отнюдь не аскетичным. Разве что в отопителе «народному» автомобилю было отказано.

Иными словами, КИМ вполне мог претендовать на роль прогрессивного и вместе с тем самого массового советского автомобиля. Однако судьба оказалась неблагосклонна к этой машине мечты.

Первые образцы КИМа увидели свет 25 апреля 1940 г., а менее недели спустя изумленная публика, собравшаяся на Красной площади, уже воочию лицезрела малолитражку. Три автомобиля из опытной партии гордо проследовали в колонне машин во время первомайского парада. Однако малолитражка не понравилась Сталину из-за двухдверного кузова.

Тогда группа конструкторов в срочном порядке приступила к проектировке абсолютно нового кузова для КИМа. До начала Великой Отечественной войны удалось произвести два опытных образца машины в обновленной версии – четырехдверный седан КИМ-10-52. На этом масштабный проект был свернут. В послевоенные годы о КИМе уже не вспоминали. Наступила эра «Москвича-400-420».

В открытую продажу КИМ-10 так и не попал. Свой недолгий век первые советские малолитражки окончили героически – на фронтовых дорогах. До наших дней уцелело лишь несколько экземпляров. Два из них (седан и фаэтон) пополнили экспозицию Музея автомобильной техники, став жемчужинами в коллекции довоенных автомобилей.