May 18, 2020, 9:49 AM
Ольга Лобовикова

В Екатеринбурге чиновники будут судиться с радио «Эхо Москвы» из-за эфира с Ройзманом

Скандальная история о том, как из-за коронавируса семье не дали проститься с умершим отцом, которую рассказал бывший мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман, подошла к концу. Оказалось, что человека все-таки не кремировали без согласия жены, но и опознать мужа в морге главной «ковидной» больницы Урала женщине так и не дали. Похороны пройдут сегодня на Лесном кладбище, а чиновники из-за заявлений в эфире «Эха Москвы» решили судиться с радиостанцией. Подробности – в материале ЕАН.

 «Урну с прахом заберите»: Ройзман рассказал, как в Екатеринбурге детям не дали проститься с умершим от вируса отцом 

Как рассказала ЕАН вдова умершего Екатерина Рогожкина, ее супруг попал в больницу из-за нарушения сахарного обмена – сахар в крови резко упал. Его госпитализировали в ГКБ №24, а через некоторое время почему-то перевели в горбольницу № 1, где в апреле была вспышка коронавируса. По словам Екатерины Рогожкиной, в ГКБ № 1 лечебные процедуру мужу не проводились.

«Двадцатого апреля утром я поехала к нему, чтобы отвезти передачу. Но мне сказали, что его там уже нет. Тогда я связалась с его соседом по палате, и тот рассказал, что его увезли ночью в 40-ю, что он задыхался», - вспоминает она.

Отметим, что горбольница № 40 – это базовое медучреждение для лечения пациентов с COVID-19. Пока в сороковой хватало мест, всех «ковидных» увозили именно туда.

Разъяснения у представителей медучреждения на месте получить не удалось, и женщина вернулась домой. В дверях своей квартиры она, по ее словам, увидела бумажку. Оказалось, что это некое ритуальное агентство уведомило ее о смерти супруга. Женщине предлагалось забрать урну с его прахом.

«Патологоанатом сказал, что у него COVID-19», - вспоминает Екатерина, однако в заключении о смерти о COVID-19 ничего не упоминалось. Не было там сведений и о том, что пациент задыхался.

История получила широкую огласку после того, как о ней в эфире «Эха Москвы» рассказал экс-мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман. В региональном оперативном штабе по борьбе с коронавирусом впоследствии заявили, что большинство этих данных не нашло подтверждения. Чиновники тогда указали на попытку дискредитировать систему здравоохранения.

Отметим, что рассказ бывшего мэра не во всем совпадает с рассказом самой Екатерины Рогожкиной. Ройзман говорил, что ей «вручили урну с прахом», но на самом деле этого не было. Однако она целый месяц не могла похоронить мужа.

По словам женщины, о возможности опознать мужа и попрощаться с ним она даже предварительно договорилась с юристом больницы. Но когда вдова пришла в морг, то получила отказ. Повторно связаться с юристом не удалось – та поставила звонившую на автоответчик.

Женщина просила показать ей хотя бы фото супруга, чтобы знать, его ли она вообще будет хоронить. Она подозревает, что медики от нее могут что-то скрывать. Вдова недоумевает, почему, даже если у супруга был COVID-19, невозможно было организовать опознание с соблюдением всех противоэпидемических мероприятий – она могла бы надеть респиратор и прочие средства защиты. Тем более через месяц коронавирус вряд ли мог сохраниться на одежде и вещах умершего, которые супруге почему-то тоже не отдают.

В конце концов, Екатерина согласилась на похороны без опознания.

«Его хоронят сегодня на Лесном кладбище в закрытом гробу, присутствовать на погребении нельзя. Потом через несколько дней мне дадут свидетельство о смерти и информацию о секторе, где он похоронен», - рассказала ЕАН вдова.

Екатерина не исключает, что обратится в прокуратуру, чтобы там оценили качество оказания медпомощи и то, что медики ничего не сообщили жене об ухудшении здоровья супруга, о его переводе в горбольницу № 40 и даже о его смерти.

Как добавил юрист Александр Шумилов, который представляет интересы вдовы, его доверительница будет добиваться и повторного вскрытия, чтобы была названа непосредственная причина смерти. Дело в том, что в свидетельстве в качестве такой причины указано хроническое заболевание (женщина не желает разглашать какое), но какое именно нарушение или повреждение в организме привело к летальному исходу, не поясняется.

Получить оперативный комментарий по ситуации в горбольнице № 40 на момент публикации не удалось. Медики решили не вмешиваться в историю, которая уже стала поводом для судебных разбирательств.

Но рассказ Евгения Ройзмана в эфире «Эха Москвы» стал поводом для иска. Как рассказал ЕАН Александр Шумилов, чиновники от здравоохранения подали заявление о защите деловой репутации. Эту информацию подтвердил ЕАН и Евгений Ройзман. По его словам, сам он пока иск не получал, но ему известно, что его подали на радиостанцию.

Он признал, что действительно допустил ошибку, сказав, что вдове «вручили урну». В целом же он от своих слов не отрекается и «зацепок у них нет».

«История действительно очень серьезная. Говорят, что не дают проститься именно из-за того, что близко нельзя подходить, из-за противоэпидемических мер», - отметил Ройзман.

Комментировать