October 1, 2019, 3:08 AM

«Вот вам еще и кепочка!»: Formula-1 глазами гостя «с Урала»

В Сочи прошел Гран-при России — этап чемпионата мира по автогонкам в классе Formula-1. Корреспондент ЕАН побывал на гонках в качестве VIP-гостя и убедился, что все происходящее — это не только про гонки. Точнее — почти не про гонки.

В номер позвонили

«Дмитрий Юрьевич, — произнес молодой человек в униформе, как только я открыл дверь. — Вам комплимент от компании». И протянул мне коробку с бутылкой великолепного Moet&Chandon Imperial brut.

Я едва успел заселиться в дизайнерский сьют фешенебельного Radisson collection Paradise Resort & Spa Sochi (стоимостью в эти дни 57 тыс. рублей за сутки, судя по данным сервиса booking.com), куда меня доставил из аэропорта специально присланный представительский Mercedes, но уже начал чувствовать, что такое living large — жизнь на широкую ногу. Мне понравилось. 

За окном как раз пролетала четверка истребителей Су-30 пилотажной группы «Русские витязи». Минут 10 прямо над головами обалдевших пляжников на Имеретинской набережной они выделывали какие-то запредельно сложные фигуры группового и индивидуального высшего пилотажа. Как выяснилось, это была лишь тренировка. Как и все, что происходило в пятницу.

Околоформула

Три дня, проведенных на российском этапе гонок Formula-1, убедили меня в нескольких важных вещах.

Прежде всего Formula-1 — это история в последние годы, наверное, уже и не столько про собственно гонки. 

Главное здесь — глобальная, тотальная, всепоглощающая машина маркетинга крупнейшего мирового бизнеса, замешанная, разумеется, на той легенде, том мифе о самых-самых лучших, сложных, технологичных и много еще каких гонках в мире. Этим маркетингом с примесью давних партнерских взаимоотношений гоночных команд и компаний, продвигающих через гонки свои бренды, пропитано все и насквозь.

 


Собственно, я и оказался-то в VIP-гостях этапа по приглашению одной известной во всем мире транснациональной компании Philip Morris International (PMI). Она уже 45 лет является многолетним партнером не кого-нибудь, а команды Ferrari, с которой, собственно, Formula-1 и началась. У Ferrari и PMI новый совместный глобальный проект, названный Mission Winnow, в рамках продвижения которого PMI, помимо всего прочего, и организовала огромную и шикарную VIP-ложу Mission Winnow для своих гостей в паддок-клубе. Это такая важная трибуна с особой пропускной системой, ложи в которой выкупают те, кто может себе это позволить — титульный спонсор Гран-при (в Сочи им был банк ВТБ), местные власти (администрация Краснодарского края) и, разумеется, глобальные мировые бренды, состоящие в партнерских отношениях с командами.

Так, в соседней с нами ложе точно так же радовались жизни гости итальянского шинного гиганта Pirelli — эксклюзивного поставщика шин для всей Formula-1. Чуть поодаль была ложа люксового часового бренда Hublot (цены на изделия которого начинаются от 10 тыс. долларов) и так далее.

Разумеется, для дорогих гостей в ложах все организовано на высшем уровне. Ложа Mission winnow — это эксклюзивное оформление пространства, красивые девушки и молодые люди на входе, бар с безлимитными напитками (отличное белое и красное вино, шампанское, соки, кофе, чай) и даже кухня, на которой трудились, как нам поведали, чуть ли не повара уровня звезд Мишлена. Не знаю, что там с Мишленом, но то, что они готовили, было запредельно вкусно — что салатик с икрой в сметане и мясом краба, что каре ягненка, что паста с белым соусом и невероятной нежности и точности прожарки говяжьей вырезкой. Еда и напитки подавались официантами, посуда — такую встретишь далеко не в каждом фешенебельном ресторане…

«Do you want some drinks, sir?» — на чистейшем английском спросила меня шикарно выглядящая девушка-официант. Я было попытался ответить по-русски, но на ее лице было полное непонимание того, что я говорю. Черт, да она же самая настоящая англичанка!

Как позже выяснилось, почти вся кейтеринговая команда — повара, официанты и так далее — иностранцы, в основном англичане. Ездят с Ferrari и Mission Winnow по всему миру. Пришлось переключаться на ее родной язык. Благо, могу. К слову, в этот уик-энд по-английски мне приходилось общаться едва ли не больше, чем на русском. И я даже начал привыкать, что ко мне обращаются sir… Приятно, черт побери.

VIP-гостям ложи дозволено куда больше, чем обычным зрителям. И речь, конечно, не только в возможности посмотреть гонки из ложи или насладиться едой и напитками.

Еще одна милейшая девушка прямо во время субботней квалификации приглашала по очереди по два человека посмотреть работу гоночной команды прямо в ее гараже! Разумеется, с определенного места, за которое нельзя выходить. И, увы, с запретом на фотографирование. Но все же — постоять буквально рядом, с расстояния в несколько метров посмотреть, как готовят к выезду на трассу самые быстрые в мире гоночные болиды, как взаимодействуют с гонщиками инженеры и механики… Даже не для фаната автоспорта это завораживающее зрелище. А мне еще и повезло — гонщики Ferrari Себастьян Феттель и Шарль Леклер, именно когда я находился в гараже, стартовали из него на свои квалификационные круги.

Чуть позже нам (и не только нам, а всем гостям паддок-клуба) представилась возможность пройтись по пит-лейн (часть трассы рядом с гаражами, куда болиды заезжают для смены покрышек и запчастей) и уже с этой стороны посмотреть, как устроены гаражи команд и как механики и инженеры работают над болидами, антикрылья и кожухи моторного отсека которых были выставлены снаружи.

 


А в воскресенье, за полчаса до начала гонки нас и вовсе повели в моторхоум команды — место, где ее сотрудники проводят большую часть времени. И даже предложили пообедать тем, что готовят для персонала команды повара Ferrari. Тартар тунца с черной икрой был восхитителен… А рядом с входом в моторхоум тихонько стоит сам Жан Алези — легенда Ferrari 90-х и в ответ на вопрос «Вы ли это?» жмет тебе руку...

Более того — в ложу обязательно заходят и сами гонщики! 

В субботу сразу после квалификации навестить дорогих гостей отправили Шарля Леклера, а в воскресенье, часа за полтора до гонки пришел и сам Себастьян Феттель, четырехкратный чемпион мира! Кстати, вживую — невысокий худощавый парень с милой улыбкой. Он минут пять общался с ведущим, рассказал что-то стандартно-банальное про то, какие слова он знает по-русски, как ему местная трасса и какие планы на гонку. Расписался на реплике своего гоночного шлема, гоночных же перчатках и фирменной бейсболке — призах для викторины, которую чуть позже разыграли для гостей ложи. Затем он несколько минут подписывал бейсболки, программки, билеты и все, что успели протянуть к нему обалдевшие от счастья гости. Мне, кстати, тоже повезло.

Кстати, если кому из многочисленных гостей паддок-клуба вдруг захочется почувствовать себя еще более причастным (хотя, казалось бы, куда еще больше-то) — в небольшом фан-шопе продавались не только рубашки и кепочки с логотипами команд, но и самые настоящие детали болидов или гоночные шлемы и комбинезоны пилотов. Причем реально использовавшиеся в гонках. 

Цены, разумеется, запредельные. Так, гоночный костюм Дженсона Баттона, который тот использовал на одном из этапов в 2004 году, обошелся бы покупателю почти в 800 тыс. рублей. Как и шлем Серхио Переса с гонки 2013 года.

Но можно купить и что попроще. Например, настенные часы, основой циферблата которых стал тормозной диск болида (около 45 тыс. рублей). Или просто центральную гайку, которой в одной из гонок крепилось правое переднее колесо какого-то из Mercedes (25 тыс.)...

На самом деле за всем вышеописанным — железная рука глобального маркетинга и огромных же денег. 

Для команды и ее пилотов «партнерские мероприятия» — часть служебных обязанностей, строго прописанных в контрактах. Партнеры и спонсоры приносят Ferrari значительную часть бюджета команды, а значит, их гостей и просто нужных людей надо уважить. И дать им еще более серьезное ощущение причастности, прикосновения к легенде, чем остальным, рядовым поклонникам гонок. Ничего личного, только бизнес. Глобальный бизнес. До мельчайших деталей прописанный в партнерских контрактах. И не только у Ferrari — подобные партнерские программы есть у большей части команд Formula-1. И паддок-клубы есть на каждом из 20 этапов гоночной серии...

Передвижной цирк

А еще Formula-1 – это про логистику и про организацию. Говорят, что степень сложности и объема организационных мероприятий на этапе уступает лишь Олимпиаде и Чемпионату мира по футболу. И, когда видишь продуманность каждой мелочи, каждой детали в этом огромном процессе, удивляешься слаженности работы этого огромного единого механизма.

Судите сами — в организации всего, что происходит на этапе и вокруг него, заняты десятки тысяч людей. И это не только, собственно, сами десять команд Formula-1 (персонал каждой может достигать сотни человек, включая механиков, инженеров, менеджеров, поваров, врачей, физиотерапевтов и даже официантов или менеджеров по логистике), но и команды «младших» гоночных серий (или «серий поддержки») — Formula-2, Formula-3 и так далее. У них проходят свои чемпионаты, а значит — свои тренировки, свободные практики, квалификации и гонки. У них — свой персонал. 

У всех команд — огромный объем оборудования: стенды, запчасти и детали болидов, инструменты (и это, мягко говоря, не только гаечные ключи с отвертками), датчики, телеметрия, связь, мониторы, куда выводится вся информация, мощнейшие компьютеры, обрабатывающие поступающие с болидов данные. А еще, как правило, многие возят с собой продукты, воду и даже кухню с медпунктом. Мелочей в таком деле, как Formula-1, нет.

 


Отдельная история — команда организаторов, представители самой гоночной серии и международной федерации автоспорта: маршалы, стюарды, техническая дирекция, инженеры… И свое оборудование — датчики, хронометрия, телеметрия, метеорадары и так далее и тому подобное.

Плюс огромная команда, отвечающая за организацию телетрансляций. И у них тоже свое оборудование.

Плюс собственная служба безопасности. Причем безопасность должна быть обеспечена на высочайшем уровне — присутствие глав государств на этапах Formula-1 явление практически обязательное (хотя Владимир Путин в этом году впервые за историю российского Гран-при пропустил гонки — улетел во Францию на похороны Жака Ширака). Со всеми вытекающими в виде многоуровневой системы доступа, пунктов досмотра, специальных бейджей и прочей типографии, служившей для идентификации персонала и транспортных средств, каждый из которых — для определенной зоны пространства на автодроме.

Например, микроавтобус, который вез нашу небольшую компанию гостей PMI от гостиницы до пункта досмотра, имел одну степень допуска. А от зоны досмотра на сам автодром нас вез уже другой транспорт, с другой степенью допуска. Более того, после посадки в него двери запечатывались специальной наклейкой, а сотрудник службы безопасности записывал время отправления и предупреждал коллег на автодроме.

Плюс всем этим тысячам людей надо организовать и обеспечить визовую поддержку, размещение и питание, транспорт, медицинское обслуживание… 

Плюс взаимодействие с местными службами: транспортно-логистическая поддержка, безопасность, медицина, энергетика (основные и запасные источники бесперебойного питания), работа автодрома. Что до паддок-клуба — такие крупные компании, как PMI, также везут для арендованных лож оригинальное их оформление и обустройство (кузня, мебель, интерьер) и часть персонала (повара, официанты, маркетинг).

Ну и, наконец, работа с 40 тыс. «обычных» зрителей, заполнивших трибуны вокруг автодрома, — торговля, питание, мерчандайзинг, безопасность...

А теперь представьте себе, как это все заставить работать как единый слаженный, выверенный до секунд и каждой мелочи механизм. Вплоть до того, что четверка Су-30 «Русских витязей» прошла над стартовой прямой автодрома ровно в те секунды, когда перед началом гонки играл гимн Российской Федерации…

Все, что я описал, вся эта «околоформула» (по аналогии с «околофутболом») своими размерами давно и во много раз превосходит собственно гонки. И, наверное, так и надо. Ведь Formula-1 — это своего рода идеальный образ глобализации, интернационала и стандартизации, шагающий по планете. 20 этапов в год, частенько — с недельным промежутком между ними. За неделю до Сочи была гонка в Сингапуре, в начале сезона — Австралия, в конце — Бразилия. А еще — Катар, Абу-Даби, Япония, Китай, серия европейских этапов — Италия, Испания, Франция, Великобритания… И везде, несмотря на разные страны, автодромы, погоду, условия и даже местные, в том числе религиозные, обычаи, все должно быть сделано по единому стандарту. Словно одинаковые биг-маки в «Макдональдсах» по всему миру. Именно за это гарантированное зрелище платят деньги. И зрители, и глобальные корпорации…

Что же до самой гонки — Феттель и Леклер удачно начали, заняв первые две позиции. Но затем стратеги Ferrari, похоже, грубо ошиблись и со ставкой на не лидировавшего Леклера, и с моментом смены резины, и много в чем еще. В итоге выиграл Mercedes и Льюис Хэмилтон. Россиянин Даниил Квят — 12-й. И, собственно, это все, что можно и нужно написать.

А автограф Феттеля на моей бейсболке — кажется, получилось, как в старом анекдоте про еврейского портного: «Вот вам еще и кепочка». И нет причин не быть довольным.

P.S. ЕАН благодарит компанию PMI и лично Анну Бушлякову, Евгению Ежову и Нину Исайченко за предоставленную возможность увидеть Formula-1 вживую.

Комментировать