June 18, 2020, 8:07 AM

“Выжившие”. Итоги трех месяцев карантина от свердловских предпринимателей

Сегодня – ровно три месяца с момента подписания губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым указа № 100 о введении на территории региона режима повышенной готовности в связи с COVID-19. Малые и средние предприниматели повели обратный отсчет от 18 марта: многие обозначили для себя эту дату как «начало конца».

О том, как свердловчане переживают «бизнес-апокалипсис», – в рассказах от первого лица на ЕАН.

Директор транспортной компании «Авэлла» Олег Авдеев

Все эти три месяца компания сидела без заказов вообще. В основном мы возим звезд на гастроли и спортсменов, а массовые мероприятия сейчас проводить нельзя, поэтому никто никуда не ездит. Все это время мы занимались техническими работами - где-то что-то ремонтировали, приводили в порядок, доводили автопарк до совершенства.

Несмотря на фактическое отсутствие дохода, никто из команды не ушел. Нас 10 человек, из них 6 водителей.

Я взял беспроцентный кредит на выплату им минималки, некоторые пытаются как-то подрабатывать в других местах, другие проживают накопления. 

Я в курсе финансовой ситуации каждого сотрудника, держу руку на пульсе, в случае чего, конечно, помогу.

С самого начала карантина старались не унывать, даже сняли видеоролик, чтобы поддержать наших партнеров и клиентов. Под партнерами я подразумеваю туристические компании, им приходится тяжелее всех, пожалуй. Но и самим было страшно и грустно, конечно. Сейчас лучше: впереди туры на юг – в Крым, в Краснодарский край. Ждем открытия этих регионов. Немного оживились продажи: продаем хотя бы по две-три путевки в неделю. Хотя, конечно, это капля в море. Еще до пандемии в ходе ранних продаж мы реализовали примерно 40-60% путевок на разных рейсах. Всего нужно продать 1200 туров. Вот и считайте.

Но даже если реализовать наши летние планы не удастся, о закрытии бизнеса речи не идет. Я не для того строил его 16 лет, чтобы все сломалось из-за внешних обстоятельств за несколько месяцев. 

Если будет нужно – продам нашу производственную базу. По сути это гараж с мойкой, мастерской. Вырученных средств должно хватить, чтобы еще какое-то время продержаться на плаву.

Антон Гиренко-Коцуба, учредитель сети фитнес-центров Powerhouse Gym

Плюс в пандемии и объявленном в связи с ней режиме самоизоляции один – мы увидели, кто лишний, а кто действительно болеет за дела компании. И, знаете, болеет, видимо, большинство. За это время уволилось 10% сотрудников, большинство – технический персонал.

А вообще карантин очень сильно ударил по отрасли.

Потому что ни дистанционные тренировки в Сети, ни занятия на свежем воздухе никак не отражаются на делах клубов - это все тренерские проекты. Усугубляется ситуация наплевательским отношением государства. 

Больше всего давит неопределенность. Лучше бы сделали как в Красноярском крае – там губернатор продлил режим аж до 14 июля. А у нас в области, видимо, все решает главный санитарный врач, и мы живем в подвешенном состоянии от недели к неделе. И впадаем в апатию. В нашей сфере лето и так «низкий» сезон, а в этом году и перспективы выхода из него не ясны. Но очень надеюсь, что в июле начнем выходить из этого состояния.

Анастасия Овсянкина, руководитель сети студий изобразительного искусства «Полосатый кот»

Нам достаточно быстро удалось переквалифицироваться на онлайн-обучение. Хотя, конечно, потребовались вложения – свет, камеры… Они, к слову, не спасают от искажений цветопередачи, поэтому пришлось сделать сдвиг от живописных материалов в сторону графики. Также непросто дался переход от рисования мастера и художника рука об руку к объяснениям на камеру… Конечно, онлайн-формат в нашем случае проигрывает "живому” обучению - мы не языковая школа. И все же часть клиентов удалось сохранить. Думаю, речь идет менее чем о 5% от «доковидного» количества.

Я очень надеюсь, что нас все-таки выпустят с карантина 29 июня, ведь в более страдающих от вируса городах все уже заработало…

Понимаете, мы ведь хоть и не используем сейчас арендованные помещения, платить за них нужно. По трем помещениям мы сумели договориться с арендодателями о том, что мы платим пока только коммуналку. А один центр, видимо, потеряем – у нас там уже большой долг по аренде, навстречу владелец площадей не идет.

И все же о закрытии бизнеса нет речи. Я 10 лет строила это дело, мебель для первой студии дарили родители, натюрмортный фонд собирали всем городом… И сейчас нам удалось сохранить все кадры, родители и дети с нетерпением ждут возвращения к привычному формату занятий…Так что все будет хорошо.

Антон Чурбанов, директор чебуречной «Время Ч»

Мы очень устали от того, что нам постоянно обещают, что мы откроемся через неделю, а потом оказывается, что нет. Самое страшное — это жить в неведении. Когда говорят: «Опять продлили», - я даже не удивляюсь.

Я не думаю, что кафе откроют до 15 июля. Зачем постоянно врать? Суммы, собранные с доставки, для заведения как мертвому припарка. 

Выручка снизилась раз в десять. Народу много везде, никто не соблюдает режим, почему бы не сделать так, чтобы работали кафешки? Хоть в каком варианте. У меня доставка работает только для того, чтобы люди помнили о заведении, чтобы знали: оно пытается жить. Днем берут обеды, потому что люди начали работать. Берут чебуреки люди, которые идут мимо. Мы работаем в минус жесточайший. Нужно платить зарплаты, их платить практически не с чего. Все, что я зарабатываю, я отдаю своим сотрудникам и трачу на закуп. Кредиты я не стал брать, потому как не верю в эти мифические ставки под 0%. Площадка «Время Че» находится в коммерческой недвижимости. Наши арендодатали сделали нам поблажку, мы практически им ничего не платим, спасибо им за это большое. Я буду стараться держаться до последнего, это единственный источник дохода, это для меня очень важно. Когда скажут работать, я буду работать, стараться. 

Постоянные клиенты постоянно меня спрашивают, когда открытие, мне приходится всем объяснять, что не от меня это зависит. Мне предложили создать фонд помощи чебуречной. Все это прикольно, тебя поддерживают, но я хочу сам заработать.

Александр Худяков, представитель юридического лица семейного парка отдыха «Карасики», Шарташ

Мы закрылись по распоряжению министерства природных ресурсов и по указу губернатора сразу же, как они вступили в силу. Персонал по распоряжению президента ушел на вынужденный отдых с выплатами, которые были необходимы. Все брони пришлось отменить, 99% людей отнеслось с к этому с пониманием. Были разные договоренности, кому-то нужно было перенести, кому-то деньги вернуть. Все это осуществлялось в рабочем режиме. Как и любой малый бизнес, испытывая все эти сложности, мы точно так же терпим, ждем, надеемся на лучшее. Сейчас у нас открыто только кафе навынос, все остальное закрыто. Нам разрешили еду навынос неделю назад, мы начали работать в усеченном составе. Понятно, что выручка пока идет не в том объеме, но о цифрах ничего не могу сказать. А расходы в любом случае есть: это электроэнергия, уборка мусора, круглосуточная охрана.

Мы хотели реализовать проект большой детской игровой комнаты с беби-ситтерами, но пришлось его перенести на неопределенный срок. Парк был закрыт до середины мая, там запрещено было находиться. Кроме необходимого обслуживающего персонала, никто работать не мог.

 Читаем указы губернатора каждую неделю. Пока домики для отдыха запрещены, массовые мероприятия тоже запрещены, поэтому квест «Форт Боярд» и веревочный парк закрыты.

Если 22 июня скажут с утра, что нам можно работать, — мы 22 вечером откроемся. Поскольку зарубежное направление закрыто, у внутренних операторов будет большой объем. 

Мы надеемся, что будет лучше. Когда ограничительные меры снимут, мы надеемся на то, что люди, соскучившиеся по нам, будут все чаще приходить. 

Антон Бутаков, директор Центра современной драматургии

Сейчас мы зарабатываем с помощью онлайнов — это единственный способ. Репетируем, чтобы выйти с полными силами. Актеры получают минимальные деньги, в театре 17 человек в штате, все деньги, которые присылают нам зрители, я отдаю им. Мы написали заявки на гранты, но под некоторые не попадаем. Все возможности, которые есть у театра, мы используем. Есть коммерсанты, которые каждый год нам помогают, в этот раз снова поддержали. 

По аренде уже накопилось долгов больше чем на миллион — за все это время начиная с марта. Ну выгонят, пошлем все к черту. Не по нашей же вине мы не работаем. Когда я узнал, что врачам не выплачивают обещанное, я подумал: о какой поддержке мы вообще говорим? 

Мы-то вообще никому не нужны, особенно чиновникам, из администрации у нас была только Ярошевская давным-давно. Почему минкульт получает средства, управление культуры тоже, почему не дадут нам? Мы же не просим много, хотя бы 100 тыс. в месяц. Или дайте хоть как-то работать. Чиновники живут в наше время, а не мы в их. Из театра никто не ушел, просто начали подрабатывать, например, курьерами. У меня тоже есть подработки, но я не могу полностью на себя работать, нужно работать на театр. Как только ограничения снимут, мы начнем сразу же работать, пусть на зал в 30 человек. Нужно кормить сотрудников, разбираться с долгами, и каждый спектакль требует вложений. У нас запланированы новые постановки, на которые тоже нужны средства.

Источник фото: vk.com Авэлла, Алексей Колчин для ЕАН, pixabay.com
Комментировать