April 28, 2020, 12:18 PM
Александра Газизова

«Екатеринбург консервативный»: переименование Свердловской области требует политической воли властей, а ее нет

Пандемия сократила офлайновую активность политических и общественных движений, но не поставила на ней крест. Так, на минувшей неделе общественное движениеОтрывки из манифеста движения Мы добровольцы. Преемники тех, кто отправился в Ледяной поход спасать Россию от ига преступников, захвативших нашу Родину. Духовная связь объединяет нас с борцами против большевизма и тирании… Советский эксперимент не мог продолжаться долго и закончился провалом, показывая неэффективность данной модели для русского народа и коренных народов России. СССР развалился, но его метастазы до сих пор остаются в нашем обществе… Чтобы ускорить приближение этого нужного для нашего народа процесса, «Екатеринбург консервативный» берет на себя просветительскую роль. Именно историческое просвещение способно открыть обществу глаза на существующие проблемы и их истоки... Публикуя исторические материалы, статьи, проводя различные акции и мероприятия, будем стараться вести разъяснительную работу с населением, направленную на развенчание существующих стереотипов и открытие исторической правды. Также одной из наших задач мы видим привлечение внимания к проблеме возвращения исторических названий улиц и площадей с целью восстановления исторической справедливости, а также отделения пропагандистской шелухи нынешних необольшевиков, направленных на фальсификацию истории России». «Екатеринбург консервативный» по-своему отметило 150-летний юбилей Владимира Ленина, убрав от памятника цветы, принесенные коммунистами. 

Через несколько дней один из его администраторов Роман попал в больницу как родственник пациента с подозрением на коронавирус и предположил, что госпитализация может быть политическим инструментом, примененным с целью снижения активности движения. Основатель «Екатеринбурга консервативного» Михаил Опричников позицию единомышленника не поддерживает, но не исключает, что история может иметь и для него реальные неприятные последствия в будущем. Об этом, а также о том, почему сносить памятники Ленину нельзя, а по-настоящему декоммунизировать топонимику – рано, он рассказал в интервью ЕАН.

- Разделяете мнение Романа о том, что причина госпитализации может быть политической?

- Это его личное мнение, которым он решил поделиться в соцсетях. Я лично считаю это событие и мой «субботник» не более чем совпадением.

- Сейчас в паблике объявлен сбор средств для активиста. На что именно собираете деньги?

- Мы собираем средства на питание администратора и его семьи. Человек остался на определенное время без денег, мы его поддерживаем и из своих личных средств, а теперь запустили сбор среди подписчиков. В больнице с питанием довольно плохо, поэтому мы решили поддержать Романа таким образом.

- Сами не ждете претензий от полиции за нарушение режима самоизоляции? На одного из ваших оппонентов, комсомольца, уже составлен протокол за публичную акцию.

- Я этого не боюсь, готов к такому повороту событий.

- Вы позиционируете себя как православные активисты. В то же время представители церкви осудили ваш «субботник» – их мнения приводит, например, издание «Красная весна».

- Мы отслеживали активность в медиа. Анализировали публикации. «Красная весна» - крайне ангажированное издание. Провокационные заголовки, вводящая в заблуждение информация. Лично я не могу называть их СМИ, ведь журналисты должны брать комментарии у всех сторон. Они, скорее всего, взяли мнения близких к редакции священнослужителей и функционеров РПЦ, выдав это за позицию церкви. 

- Раз уж речь зашла о ваших взаимоотношения с церковью, не могу не спросить, как оцениваете проповедь схиигумена Сергия, призвавшего духовенство и прихожан не подчиняться карантинным ограничениям?

- Я лично с ним не знаком, но выступления его считаю крайне провокационными и не заслуживающими общественного внимания. Он довольно радикален, что лично мне претит. Надо понимать, что он представляет не всю церковь, а только какую-то небольшую ее часть. 

Вообще администраторы «Екатеринбурга консервативного» являются православными христианами, прихожанами храмов. Но сегодня мы прислушиваемся к патриарху и молимся дома. Исключением стала Пасха, когда мы освещали происходящее в городе, вели трансляции из Свято-Троицкого собора, Храма-на-Крови, маленьких храмов на окраинах.

- Один из самых известных проектов «ЕК» - «декоммунизация» улиц. Как появилась эта идея? Акция проводилась уже не раз – видите эффект?

- У нас два проекта #МеняЗовут, в котором большевики, в честь которых названы улицы, рассказывают о себе, о своих грехах. И #НашиУлицы, где мы рассказываем об исторических названиях улицы и их прошлом. Идея появилась в процессе размышления над эффективными способами донесения информации. Сначала был формат информационных расклеек, далее мы будем переносить активность в онлайн и создавать познавательные ролики, плакаты в рамках данных проектов. Благодаря этим акциям и форматам, нам удалось нарастить аудиторию и обзавестись новыми сторонниками, поэтому считаю этот этап успешным.

- Не пробовали направлять обращения в городскую комиссию по наименованиям? А идея о переименовании Свердловской области в движении обсуждается? Нет мыслей создать инициативную группу и попробовать организовать референдум?

- Практические действия пока преждевременны. Нужна долгая, кропотливая работа с населением. Сложно сказать, сколько это может занять времени. От нескольких лет и более в зависимости от масштабов и качества форматов, используемых в работе. А переименование области требует политической воли властей. Ее нет. Никто не хочет нести ответственность.

Именно общество должно выступать катализатором инициатив, которые далее доходят и до властных коридоров. Здоровый социум в любом случае сделает выбор в пользу возвращения исторических названий. Никто не говорит о переименованиях улиц, построенных во время СССР, к процессу нужно подходить без губительного фанатизма. Поэтому, собственно, мы не требуем и сноса памятников Ленину. Мы выступаем не за снос их, а перенос в единый парк советского периода. Большевикам место в музее. 

Там они будут под охраной. Хороший пример - парк «Музеон» в Москве. Концепция у него немного не та, но визуально можно обустроить музеи для памятников в таком формате.

-      Cкоро год событиям в сквере у Театра драмы. За это время Вы как-то переосмыслили эту историю?

-Я считаю, что эта история вскрыла технологии разжигания протеста. Интересанты ее использующие сумели вовлечь и вывести на улицу определенный процент людей, что требует вовлечения денежных средств и медиа ресурса. Разговаривая с протестующими, я понимал, что люди обмануты, они действительно хотят блага своему городу. В итоге они послужили массовкой. Возможно, все к лучшему. Эта история подстегнула нас к развитию не только в узкой исторической направленности, но и как определенной общественной силы. Наученные маем прошлого года, мы сможем достойно противостоять оппонентам, пытающимся дискредитировать наш образ мысли и идеалы.

- Расскажите о работе в регионах. Сколько у вас отделений, какой у них правовой статус, какие отличаются активностью?

- У нас очень активные отделения в Челябинске, Тюмени и Перми, недавно создали «Курган консервативный». Челябинск, наверное, на втором месте. Всего работают 12 филиалов. Помимо перечисленных созданы отделения в Москве, Питере, Нижнем Новгороде, Рязани, Крыму, Краснодаре, Ростове-на-Дону, Новосибирске. По факту они представляют собой объединения по интересам. Как полноценное движение мы не регистрировались, пока это не нужно. 

- В целом складывается впечатление, что движение готовится к выборам. Планируете в каком-либо формате участвовать в федеральной или областной кампании - 2021?

- Пока нет.

Источник фото: Михаил Опричников
Комментировать