January 25, 2019, 4:30 AM

Заварили кашу. Почему дело «Золушки» может затянуться надолго

Оператор школьного питания МУП «Золушка» - настоящий антигерой повестки Екатеринбурга. Работа МУП сопровождается скандалами с отравлениями детей в школах, а замдиректора предприятия Елена Третьякова в интервью ЕАН рассказала о практике закупки предприятием продуктов по завышенным ценам. О том, почему кейс «Золушки» - лишь начало больших перемен на рынке школьного питания в Екатеринбурге, в нашем материале. 

В декабре 2018 года судьба «Золушки» была решена. Многочисленные нарушения, выявленные в ходе проверок Роспотребнадзора и прокуратуры, не позволили комбинату участвовать в новом муниципальном конкурсе на обеспечение школ горячим питанием. Впрочем, городская администрация была готова закрыть глаза на эти незначительные обстоятельства.

В счет былых заслуг «Золушка» получила новый контракт. СМИ подняли вой, а в историю тем временем вмешались конкуренты. Старожилы столовского бизнеса солидарности с ослабевшим монстром не проявили. Злые сестры оперативно разделили "Золушкино" приданое. Государственный подряд на работу в 20 школах Ленинского района получила «Столовая № 11», руководство которой и указало на прегрешения конкурентов конкурсной комиссии. 

Но на этом сказка не закончилась. Все эти месяцы «Золушку» песочили в СМИ вовсе не за то, что она «Золушка». Ее проблемы - прямое следствие ее же родовой принадлежности. Ведь «Золушка» - это МУП. 

С чего началась эпопея со школьным питанием? Отравились дети. Затем они отравились снова. Чуть позже - еще раз. В какой-то момент отмалчиваться стало неприлично. Наверное, было бы странно, если бы в условиях тотальной коррупции предприятие умудрялось качественно выполнять свою работу. Где-то украли, где-то недоплатили, где-то подсократили, а где-то - недосолили. Появление пострадавших потребителей (читай, детей) в такой обстановке - дело времени. 

А тут еще сообщения с Кузбасса о голодных обмороках. В тамошней администрации попытались возложить вину на родителей, "зажавших" полтинник ребенку на нормальный обед. К счастью, кто-то умный посоветовал чиновникам поискать виноватых в другом месте, ведь подобная логика напрямую изобличает устаревшие схемы обеспечения школ с помощью МУПов. Если вы имели удовольствие учиться в российской школе, припомните, пожалуйста, аромат той баланды, которую наваливали вам в тарелку в обеденный перерыв. Конкретно меня тогда спасали 30 рублей, выданные заботливой мамой "на булочку". Останься я без этой суммы, выбор был бы невелик: пресловутый "голодный обморок" (разумеется, в соцсетях преувеличили) либо пахучее варево из общей кастрюли. Могло ли что-то измениться? Вряд ли. Школы обслуживают те же организации, в их руководстве сидят те же люди, а баланда разливается из тех же кастрюль теми же поварешками. 

ЕМУП «Столовая № 11», получивший "Золушкины" подряды, не исключение. Осенью мы побывали в дирекции этого предприятия. Кстати, постараться пришлось уже на этапе поисков офиса.

Ответственно заявляю, что там творится сейчас - одному лишь Богу известно. На производство нас, разумеется, не пустили. Пришлось ограничиться заверениями директора о том, что все происходит "чисто и без нарушений". Проверить эти слова возможным не представляется, поскольку следов деятельности «Столовой № 11» не удалось обнаружить даже на сайте госзакупок, где они, по идее, обязаны быть. 

Плачевность ситуации осознают и власти. Решить проблему мешает странная несогласованность. На заседании областной Общественной палаты по этой проблеме региональный министр образования Биктуганов задумывается о создании одного большого суперМУПа, который кормил бы сразу все областные школы. Чиновник полагает, что за деятельностью этого «чудища-Франкенштейна» было бы проще следить. По слухам, эту идею подкинул ему коммерсант Сергей Майзель, подобным образом расправившийся с молочными кухнями в нулевые. В городской администрации еще год назад предложили сбросить эти «головняки» на частников. По задумке, приватизация МУПов расшевелит рынок и заставит его участников конкурировать между собой. Логика простая: где конкуренция, там и качество. 

Пока все складывается по второму сценарию. «Столовая № 11» уже отдала часть работ на субподряд. Со следующей недели шесть школ окажутся на попечении акулы ресторанного бизнеса, компании «Юста» (рестораны «Васаби», «Портофино», кофейня «Шоко» и прочее). Более того, накануне стало известно, что многострадальную «Золушку» возглавила замдиректора кейтеринговой службы «Юсты» Наталья Аристова. Учитывая, что к 2021 году предприятие обещали отдать под приватизацию, первый вероятный бенефициар уже прорисовался. 

Рассуждения о том, какие выгоды с этого получат рестораторы и стоящие за ними структуры, которых в городе по-простому называют «уралмашевцы», мы оставим политическим и экономическим обозревателям. Отмечу лишь, что неофициально представители нового оператора школьного питания уверяют: школьное питание, если на нем не воровать, прибылей компании не принесет, и этот проект для ресторанного бизнеса - скорее, своего рода социальное обременение, мастер-класс для еще советских по духу МУПов. А воровать никто не собирается, так как реноме дороже.

Кстати, сброс полномочий исполнителей муниципальных контрактов на субподрядчиков - правовое новшество. Муниципальный контракт напрямую не запрещает привлекать субподрядчиков к исполнению контракта. В документе существует лишь один пункт на этот счет - 4.3: "Исполнитель обязуется самостоятельно оказать услугу, предусмотренную Контрактом". Трактуется ли этот пункт как запрет на привлечение субподрядчиков, сказать сложно. Исследование судебной практики по подобным формулировкам пока не дало результата. Хотя профессиональные юристы считают, что криминала в привлечении партнеров в данном случае нет: прямой запрет в договоре отсутствует.

Еще одна деталь: в последнем случае не до конца понятным остается смысл самого конкурсного механизма. Формально подрядчика выбирают по целому ряду жестких критериев: от опыта работы в сфере питания до качества столовского оборудования. Субподрядчику в этом случае администрация «верит на слово», поскольку все заботы по подбору «правильной» фирмы осуществляет официальный подрядчик, на которого, к слову, и возлагается ответственность за возможные ЧП. 

Следующий этап разбирательств назначен на 6 февраля. Перед депутатской комиссией в городской думе выступит замдиректора «Золушки» Елена Третьякова. Парламентарии обещают выслушать доводы всех сторон и выработать схему пути вывода рынка школьного питания из затянувшегося кризиса. Единый городской оператор, МУПы или винегрет из разных схем? Рано или поздно властям придется сделать выбор.

Григорий Лейба 

Фото: pixabay.com