Новости Екатеринбурга

Информационное агентство

Европейско-Азиатские Новости

21 января 2017г. 22:29

Максимов vs НЛМК: предприниматель обратился за помощью к главе МВД РФ Рашиду Нургалиеву

29 марта 2012, 11:32
521
0

Конфликт между основателем ОАО «Макси-Групп» Николаем Максимовым и ОАО «НЛМК» приобретает федеральные масштабы.

На днях бизнесмен письменно обратился к министру внутренних дел России Рашиду Нургалиеву с просьбой разобраться в ситуации и повлиять на недобросовестных правоохранителей. Суть обращения сводится к просьбе «не допускать, чтобы правоохранительные органы становились инструментом давления в экономическом споре между двумя представителями бизнеса».

Агентство ЕАН приводит текст письма Николая Максимова целиком:


Министру внутренних дел Российской Федерации
Нургалиеву Рашиду Гумаровичу

от предпринимателя Максимова Николая Викторовича

«Пример рейдерства в современных условиях»

Уважаемый Рашид Гумарович!

Отъем бизнеса с помощью шантажа и угроз, с помощью подделки документов до сих пор встречается в нашей стране. Называется это рейдерство. Хотя в уголовном законодательстве такого понятия нет, это, однако, не означает, что в результате этих действий не совершается преступление. Рейдерство в настоящей жизни сильно трансформировалось и уже не выглядит как явное преступление против человека и собственности, уже не требуется подделка документов, шантаж и угрозы. Это стало возможным благодаря тому, что отъем бизнеса можно осуществить с помощью правоохранительных органов с их непосредственным участием либо под их прикрытием. В таком случае пострадавшему просто некуда обращаться, более того, чем больше он начинает обращаться за защитой своих прав, тем больше его начинают преследовать правоохранительные органы, результатом этого, зачастую, является заведение уголовных дел в отношении него, его родных и знакомых. Столкнувшись с такой ситуацией, люди в большинстве случаев вынуждены сдаваться, потому что никто им в государстве не в силах помочь, поскольку известно, что жалоба на следователя попадает к этому же следователю, чтобы он готовил на нее ответ. Правоохранительные органы имеют возможность завести уголовное дело хоть на кого и по любым, пусть даже самым нелепым основаниям и никто не может в период осуществления следствия указать им на незаконность уголовного преследования, поскольку даже суд не имеет права вторгаться в работу следователя до момента завершения следственных действий. Затянуть следствие на годы не составляет для следователя труда. Как правило, уголовное преследование прекращается, когда человек сдался и смирился с потерей бизнеса.

Об этом неоднократно говорили руководители нашего государства. На встрече с представителями предпринимательского сообщества, посвященной вопросу снижения административной нагрузки на предпринимателей, состоявшейся 26 февраля 2010 года, Президентом России Дмитрием Анатольевичем Медведевым был поднят вопрос о распространенном способе решения экономических споров при помощи правоохранительных органах, о «посадках» в тюрьму в рейдерских целях по наводке конкурента, о том, что в эти рейдерские схемы погружены, с одной стороны, предприниматели, которые коррумпируют сотрудников правоохранительных структур, а те реализуют эти схемы на практике, когда того или иного бизнесмена отправляют на нары, он там сидит некоторое время, а потом уже выходит и подписывает всё что нужно.

О таком способе решения хозяйственных споров, когда они почему-то решаются не в судебном порядке, а путем уголовного преследования, говорил недавно Председатель Правительства, кандидат в Президенты РФ Владимир Владимирович Путин: «Необходимо демонтировать обвинительную связку правоохранительных, следственных, прокурорских и судейских органов. Исключить из уголовного законодательства все рудименты советского правосознания, все зацепки, которые позволяют делать из хозяйственного спора уголовное дело на одного из участников» («Российская газета» от 18.01.2012 года и публикация в газете Ведомости от 30.01.2012 года «Нам нужна новая экономика»).

Я считаю, что лишился имущества в результате рейдерских действий руководителей Новолипецкого комбината (ОАО «НЛМК») в отношении предприятий Макси-Групп.

Ущерб причиненный мне на настоящий момент определяется специалистами и составляет порядка 16 миллиардов рублей.

Свой бизнес я начал «с нуля» в 1991 году, к концу 2007 года я был 100%-ым собственником созданной мною «Макси-Групп», на базе которой реализовывалась программа строительства сети новых мини-заводов по переработке лома черных металлов и производству сортового проката. На трех металлургических, полностью модернизированных (фактически построенных заново) заводах в Свердловской области работало более 7 тысяч человек, производство стали и проката достигло 2,2 млн тонн в год.

Запуск нового электросталеплавильного производства на одном из основных заводов группы («Нижнесергинский метизно-металлургический завод» - НСММЗ) превратил завод из старого мартеновского производства в лидера отрасли по производительности. По данным Корпорации производителей черных металлов (Корпорация ЧЕРМЕТ) в первом полугодии 2007 года НСММЗ занимал 1-2 место в России по производительности стали на одного работника. Построенные современные технологии и их эффективность позволили заводу выйти на первое место по заработной плате в отрасли. Средняя заработная плата рабочего выросла с 8 тысяч рублей в 2001 году до 26 тысяч рублей в середине 2007 года.

В результате, «Нижнесергинский метизно-металлургический завод» в 2007 году был признан победителем VIII всероссийского конкурса (проводимого при поддержке Совета Федерации Федерального собрания РФ) «1000 лучших предприятий и организаций России – 2007» по номинации «Лучшее предприятие черной металлургии».

В ноябре 2007 года я из 100% принадлежащих мне акций продал 51% акций ОАО «Макси-Групп» Новолипецкому комбинату. В состав Макси-Групп входило 76 предприятий, в том числе металлургические заводы, вторметы и иные прибыльные предприятия. Договаривался о продаже я лично с Лисиным В.С., сейчас он является самым богатым человеком в России по версии журнала Форбс.

Цель продажи контрольного пакета акций была в поиске стратегического инвестора и партнера по развитию компаний группы Макси-Групп, реализации программ по строительству новых металлургических заводов, именно поэтому я и продавал не все акции, поскольку хотел участвовать в развитии компании. Для совместно управления Макси-Групп и входящими в него 76 предприятиями мы заключили соглашение акционеров, которое защищало меня как миноритарного акционера, в частности Новолипецкий комбинат был не вправе без моего согласия продавать из группы Макси-Групп какие-либо активы и предприятия. Об этом мы и договорились лично с Лисиным В.С. при заключении соглашения о продаже акций. Также мы договорились, что мне выплачивается аванс в размере 7,3 миллиарда рублей, который я предоставляю в качестве займа в Макси-Групп на развитие инвестиционных программ, оставшаяся сумма за акции мне выплачивается после подсчета полной стоимости бизнеса. В свою очередь Новолипецкий комбинат производит рефинансирование всей задолженности Макси-Групп за счет средств комбината, а также предоставляет Макси-Групп заём в таком же размере, 7,3 миллиарда рублей.

В январе 2008 года мне был выплачен аванс в размере 7,3 миллиарда рублей, который я направил в Макси-Групп в качестве займа на развитие инвестиционной программы. В связи с невыполнением Новолипецким комбинатом обязательств по рефинансированию задолженности Макси-Групп, о чем неоднократно писалось комбинату, денежные средства которые предоставил я на финансирование инвестиционной программы стали использоваться на погашение текущих задолженностей. В результате банком были безакцептно списаны 400 миллионов рублей. В тот же период Новолипецкий комбинат, используя статус мажоритарного акционера, поставил под сомнение всю инвестиционную программу по строительству заводов и отказался участвовать на собрании акционеров по одобрению предоставленного мной займа. Эти обстоятельства более чем наглядно в тот момент показали, что Новолипецкий комбинат и не собирался совместно со мной реализовывать программу по строительству заводов и развивать Макси-групп, а просто приобрел у меня эти предприятия в виде контрольного пакета акций, позволяющего осуществлять все права в отношении всего имущества без моего участия и согласия. Мной было принято решение потребовать возврата займа, из 7,3 миллиардов рублей мне вернули 5,9 миллиарда, Макси-Групп осталась должно мне 1,4 миллиарда рублей, что ныне подтверждено решением суда.

Одновременно мною и Новолипецким комбинатом решался вопрос об определении полной стоимости бизнеса Макси-Групп и размере средств, подлежащих уплате мне за проданные акции. При встрече с Лисиным В.С., мне было им предложено отказаться от каких-либо претензий, отдать оставшиеся у меня акции Макси-Групп и довольствоваться тем, что я уже получил. Я отказался. На этом мы расстались.

Именно с этого момента стали происходить действия по намеренному лишению меня имущества.

Меня полностью отстранили от управления Макси-Групп. Все три года, как Новолипецкий комбинат приобрел контрольный пакет акций Макси-Групп, им совершались действия по выводу имущества (предприятий) из под акционерного контроля Макси-Групп непосредственно на себя, т.е. комбината, при чем это осуществлялось в нарушение соглашения акционеров об управлении Макси-Групп и без моего ведома и согласия. Нахождение предприятий под акционерным контролем Макси-Групп было не выгодно Новолипецкому комбинату, поскольку у меня оставалось 49% акций Макси-Групп. На момент совершения сделки купли-продажи акций в ноябре 2007 года, Макси-Групп принадлежало 76 предприятий, в том числе современные металлургические производства, вторметы. Новолипецкий комбинат использовал разные способы по выводу имущества из Макси-групп, это были и аукцион, в которых участвовал только Новолипецкий комбинат и его дочернее предприятие ВИЗ-Сталь, и прямой выкуп комбинатом акций и долей предприятий группы Макси-Групп. То есть, по сути, Новолипецкий комбинат являясь мажоритарным акционером Макси-Групп, имея возможность определять принимаемые решения руководителями всех предприятий входящих в Макси-Групп, совершил действия по лишению Макси-Групп имущества в свою пользу. Все, что было в Макси-Групп ценное и значимое, все современное металлургическое производство сейчас принадлежит непосредственно Новолипецкому комбинату. От группы компаний Макси-Групп, которую я договаривался развивать вместе с Лисиным В.С., ничего не осталось.

Поле вывода предприятий Макси-Групп в свою собственность, Новолипецкий комбинат решил цинично обанкротить Макси-Групп, все просто, в декабре 2009 года комбинат подает иск в Арбитражный суд Липецкой области к Макси-Групп о взыскании денег, судебное решение выносится судом в порядке упрощенного производства, поскольку и Новолипецкий комбинат и Макси-Групп признают задолженность. С Макси-Групп взыскивается 700 миллионов рублей. Очевидно, что обращение Новолипецкого комбината в суд с иском к полностью контролируемому Макси-Групп, не было связано с защитой какого-либо права, а осуществлялось с единственной целью получить судебное решение позволяющее осуществить банкротство Макси-Групп, поскольку законодательство о банкротстве позволяет обратиться с заявлением о банкротстве предприятия только при наличии судебного решения о долге. В декабре 2010 года Новолипецкий комбинат, используя решение о взыскании долга в размере 700 миллионов рублей с Макси-Групп, обращается в Арбитражный суд города Москвы о признании Макси-Групп банкротом. 18 февраля 2011 года в отношении Макси-Групп введена процедура банкротства.

Стремление к выгоде и наживе в совокупности с наглостью и безнаказанностью позволили руководству комбината пренебречь моральными принципами и юридическими договоренностями по совместному управлению и владению Макси-Групп.

По факту вывода из Макси-Групп имущества и инициировании его банкротства мной 17 марта 2011 года в ГУВД по городу Москве было подано заявление о возбуждении уголовного дела в отношении Лисина В.С., президента НЛМК Лапшина А.А., генерального директора Макси-Групп Шевелева В.В. по статье преднамеренное банкротство.
30 сентября 2011 года в возбуждении уголовного дела мне было отказано, поскольку, как указано в постановлении, изложенные мной обстоятельства не нашли подтверждение, хотя меня даже не пригласили для дачи пояснений по моему заявлению. Однако уже 17 октября 2011 года дело о преднамеренном банкротстве Макси-Групп возбуждают в отношении меня, указывая, что в банкротстве Макси-Групп, инициированном Новолипецким комбинатом в декабре 2010 года, виновен я, в результате событий 2007 года, а факты вывода из Макси-Групп имущества в период 2008 – 2010 года в пользу Новолипецкого комбината правоохранительными органами не расследуется и замалчиваются.

Оставшиеся у меня 49% акций Макси-Групп сейчас ничего не стоят, за 3 года Новолипецкий комбинат направленными действиями по выводу имущества из Макси-Групп обесценил принадлежащие мне акции, чем причинил мне существенный ущерб - это называется рейдерством.

С середины 2009 года в отношении меня в ГСУ при ГУВД по Свердловской области и в СУ при УВД по ЦАО г. Москвы возбуждены несколько уголовных дел, в которых я обвиняюсь в растрате, злоупотреблении полномочиями, мошенничестве, преднамеренном банкротстве. В настоящее время все эти дела объединены и расследуются в СУ при УВД по ЦАО г. Москвы.
Возбуждение уголовных дел последовало в тот момент, когда я стал обращаться в суд с исковыми требованиями о взыскании с ОАО «НЛМК» и ОАО «Макси-Групп» причитающихся мне как кредитору денежных средств.

Можно ли говорить об инвестиционном климате в стране, когда откровенное рейдерство намерено не расследуется правоохранительными органами, более того, когда в ответ на обращения правоохранительные органы начинаю возбуждать дела в отношении потерпевших.

Считаю, что уголовное преследование осуществляется в результате корпоративного конфликта между мной и Новолипецким комбинатом. Правоохранительные органы в данном конфликте используются как инструмент давления на меня и для прикрытия незаконных действий руководителей Новолипецкого комбината.

Прошу объективно и всесторонне рассмотреть сложившуюся ситуацию, правомерность осуществляемого в отношении меня уголовного преследования по гражданско-правовым спорам и провести объективное расследование о совершении руководством Новолипецкого комбината преднамеренного банкротства Макси-Групп.


Максимов Николай Викторович


Агентство ЕАН будет следить за дальнейшей реакцией высших федеральных чинов на обращение бизнесмена.

Источник:
Европейско-Азиатские Новости.
Показать\Скрыть

0 Комментария

Другие новости рубрики Скандалы

Ещё новости
Ликбез