30 июля 2018, 09:05

«Она толкнула меня на кровать и взяла чайник с кипятком»: в Екатеринбурге исследуют насилие в однополых семьях

Поделитесь с друзьями
Александра Газизова

Екатеринбургский Ресурсный центр для ЛГБТ запускает первое в России исследование насилия в гомосексуальных семьях. Активисты утверждают, что в их организацию часто обращаются за помощью люди, страдающие от побоев или оскорблений со стороны своего партнера или партнерши. В центре убеждены – речь идет о серьезной проблеме, а не об единичных случаях домашнего насилия. Чтобы оценить хотя бы примерное количество жертв абьюза (насилия, плохого отношения, - прим. ЕАН) в однополых отношениях, с 1 августа Ресурсный центр начинает опрос в Сети. Подробности проекта – в интервью с координатором мероприятий центра Аллой Чикинда. Бонус  - несколько историй девушек, пострадавших от агрессии партнерш (имена жертв абьюза изменены, - прим. ЕАН).

 - К участию в опросе приглашаются только свердловчане?

- Наш опрос - всероссийский. До этого еще ни разу не проводили исследование по уровню насилия в ЛГБТ-парах в нашей стране, поэтому мы решили восполнить этот пробел.

- Когда ждать результаты?

- Сроки сбора и обработки результатов: с 1 августа 2018 по 31 января 2019 года. Подведение итогов и составление доклада - февраль 2019-го.

- Кому будут переданы результаты исследования? 

- По результатам опроса будет составлен доклад и обобщенная статистика. Доклад мы также будем распространять через интернет-сообщества и СМИ. Мы планируем предоставить его и в кризисные центры, работающие с жертвами домашнего насилия, а также в правоохранительные органы, уполномоченным по правам человека и в международные организации.

Задач у нас несколько – проинформировать само ЛГБТ-сообщество о признаках абьюзивных отношений, которые могут быть в том числе неявными, выявить уровень абьюзивных отношений в ЛГБТ-парах, проинформировать о проблеме государство, кризисные центры и специалистов, работающих с ЛГБТ.

 - Как вообще возникла идея провести исследование? У РЦ скопилось много информации о случаях насилия?

- До сих пор в России нет подобной статистики или исследований по этой теме. В нашу психологическую службу периодически обращаются люди, которые состоят в абьюзивных отношениях, однако большинство не обращаются вообще никуда и терпят, именно поэтому мы приняли решение провести это исследование.

 - Как примерно будет выглядеть опрос?

 - В нем три блока вопросов, составляли их наши юристы и психологи. Первый - это вопросы об отношениях. Мы составили его, исходя из того, что существует семь видов насилия - информационное, репродуктивное, физическое, психологическое, сексуальное, финансовое и неглект (вид пассивного абьюза, характеризующийся пренебрежением к физическому благополучию партнера или парнерши, - прим. ЕАН). По каждому из видов будет от 3 до 5 вопросов. Второй блок - это общие вопросы: делились ли вы с кем-то своей ситуацией, обращались ли за помощью и так далее. Третий - обратная связь. 

 - По поводу домашнего насилия в гетеросексуальных семьях часто пишутся заявления в полицию. Поступают ли так пострадавшие партнеры в однополых парах? 

- Во-первых, я бы не сказала, что жертвы домашнего насилия в гетеросексуальных семьях часто пишут заявления в полицию. Насколько я могу судить, общаясь с феминистским сообществом, - процент обращающихся в полицию гораздо ниже, чем тех, кто не обращается. По поводу пострадавших от насилия в ЛГБТ-парах - в полицию они не обращаются по разным причинам. Кто-то боится аутинга (то есть раскрытия своей сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности), кто-то боится, что их не воспримут всерьез и не помогут.

Валерия: "Когда я решила от нее уехать и вернуться домой, она начала меня шантажировать. Она не знала, что у меня уже был куплен билет, но знала, что я общаюсь с мамой, и, видимо, догадывалась о моих планах. Я была в ванной, когда она ворвалась без стука, схватила меня за руку и потащила в комнату. Она толкнула меня на кровать, взяла чайник с кипятком и держала его у меня над головой. Сказала, что если я не позвоню маме и не отменю поездку, то она выльет этот чайник на меня.

 

Я помню выражение ее лица: она смотрела как будто сквозь меня, но взгляд был очень злой и напряженный. Она всегда так смотрела, перед тем как толкнуть или ударить.

И надо мной еще этот чайник с кипятком. Я тогда действительно поверила, что она может на меня его вылить. У меня тряслись руки, я держала телефон, по которому мне надо было позвонить маме и по громкой связи с ней поговорить. Я не могла этого сделать, потому что голос бы меня выдал, а мама бы не смогла подыграть и не рассказывать про билет. От страха и слез я даже говорить не могла. Наверное, в последний момент она решила меня «пощадить», поэтому отставила чайник и избила меня. Я лежала, у меня болело все тело, я была в синяках и укусах. Мне было очень страшно, и я не хотела жить. А она обнимала меня и говорила, что не отпустит. И если и даст мне уйти, то только через окно. А лучше убьет меня и закопает в соседнем лесу, и никто об этом никогда не узнает".

Вероника: “Какое-то время мы вместе работали в продуктовом магазине, и это было самое худшее время. Я приходила на работу с мешками под глазами, с царапинами на лице и синяками на руках, которые приходилось прятать под кофтами. Мне нельзя было ярко красить губы, да и вообще нельзя было краситься. На работе она постоянно следила за мной из-за угла.

 

Если со мной здоровался кто-то с работы – она утаскивала меня в гардеробную и напоминала, что мы пришли работать, а не общаться, да и как я вообще посмела с кем-то поздороваться.

Могла меня ударить, растрепать волосы, заставить застегнуть униформу, даже если этого не требовалось. Она пресекала любое общение с девочками. И наедине, даже если на работе мы втроем неплохо общались".

Марина: "Она не только контролировала мои переписки, но иногда отбирала у меня телефон и отвечала вместо меня на сообщения, писала гадости от моего имени или наоборот - писала, что у нас все хорошо. 

 

Когда я пыталась отобрать телефон, я тут же получала по рукам или по лицу.

Еще часто грозилась выкинуть парфюмерию, бижутерию и одежду, которую она мне подарила. Однажды она специально разбила мой телефон об стену, а после купила мне новый. И постоянно попрекала меня этой покупкой, говорила, что если захочет – разобьет и этот телефон, ведь она его купила. В итоге так она и сделала. Сейчас я хожу с разбитым телефоном, она обещала возместить мне материальный ущерб, но я почему-то ей не верю".

Фото: pixabay.com

«Искоренить ЛГБТ, побороть неверующих»: в соцсетях началась охота на подростков

Александра Газизова
Поделитесь с друзьями

Комментарии (1)

сочувствующий / 30.07.2018 в 10:57

Да уж...проблемка,ревнивые женщины очень жестоки

ответить

Вам есть что сказать?

Оставьте комментарий
Дополните новость


поиск по сайту О сайте
Карта сайта
навигация
18+
рассылка
рассылка
мы в соц сетях
мы в соц сетях
Отправить новость
Отправить новость
ваш рид-лист (0)
ваш рид-лист (0)

Что случилось?

И раз в неделю мы будем радовать Вас тёплой рассылкой лучших материалов сайта.

вся лента новостей
вся лента новостей
Только что

Настрой новости и регионы

Темы новостей

Экономика

100%

Политика

100%

Общество

100%

Происшествия

100%

Культура

100%

Спорт

100%

Видео

100%

Челябинская область

100%

Регионы

Сохранено

Вам есть что сказать?



Все комментарии проходят модерацию редактором сайта. Мы не публикуем комментарии, в которых содержится ненормативная лексика, клевета или иные данные, нарушающие законодательство Российской Федерации.

Что Вы знаете об этой новости больше нас?



Мы никогда не передаём контактные данные наших инсайдеров третьим лицам. Журналисты проверяют каждый инсайт, присланный нашими читателями. При опровержении отправленной информации ложный инсайт переносится в комментарии..

ЕАН - интерактивные новости

Мы определили ваш город как

Сегодня