August 5, 2020, 11:02 AM

Автор «Черного тюльпана» в Екатеринбурге Константин Грюнберг: «Как он был горбатым, так и остался. И судьба у него горбатая!»

Ровно 25 лет назад в Екатеринбурге торжественно открыли мемориал «Черный тюльпан» в честь погибших в Афганистане свердловчан. Всего «тюльпанов» по стране около десятка, однако екатеринбуржцы ценят свой памятник на площади Советской Армии, считая его самым масштабным и эмоционально сильным.

Художественная идея мемориала — стилизованное пространство грузового военно-транспортного самолета, перевозившего на Родину тела погибших солдат и офицеров. Такие самолеты сами афганцы называли «черными тюльпанами». В центре композиции — фигура сидящего солдата с автоматом, вокруг которого установлены имитирующие каркас фюзеляжа металлические пилоны с именами погибших. В 2003 году состоялось открытие второй части памятника, посвященного погибшим на Кавказе, в Таджикистане и в других горячих точках.

ЕАН решил вспомнить историю создания памятника и поговорить с его автором, скульптором Константином Грюнбергом.

В день открытия, 5 августа 1995 года, в Екатеринбурге было так же тепло и солнечно, как сегодня, вспоминает Грюнберг. Скульптор говорит, что ставший впоследствии привычным конкурс проектов он не выигрывал, скорее, ему пришлось за него взяться в условиях безденежья со стороны заказчика.

«Когда в 1991 году мы начали им заниматься, в конкурсе участвовало около 15 человек. Вова Лебедев (председатель свердловского отделения Союза ветеранов Афганистана Владимир Лебедев, впоследствии был застрелен, - прим. ЕАН) посмотрел, сказал спасибо, мол, нам все не нравится, но хочу всех вас поощрить. И выдал нам по 123 рубля. Это во время той-то инфляции. На сегодняшние деньги это копеек 10. Он сказал: «Денег у нас сейчас, ребятки, нет, так что ждите». Все, как тараканы, бросились в разные стороны. Кто будет работать без денег? Но я человек другой психологии и понимал, что такой проект делается длительное время, и на этом деле остановился. Все ушли, а я остался делать эту работу. Со мной вместе остался архитектор Андрей Серов, с которым у нас потом был суд (за авторские права на памятник, – прим. ЕАН).

Грюнберг вспоминает, как во время работы над фигурой солдата его начали выгонять из мастерской: «Нам с Серовым на Уралмаше дали по 2500 рублей на равных основаниях. Я этот проект провел от начала до конца. Трудности были обыкновенные, бытовые. На меня наехали бандиты. Был у нас Герой Соцтруда, глава облисполкома, так вот его зять, Витя Кунгуров, на меня наехал. Я пошел к Вове Лебедеву и сказал, что меня хотят вместе с памятником выбросить из мастерской. Лебедев поставил туда охрану, всех прижал, больше я их не видел. Пост охранял меня два года круглосуточно. Серов же не приходил в течение двух с половиной лет в мастерскую вообще».

Константин Васильевич признался, что самому ему этот памятник сегодня уже не нравится:

«Он горбатый. Как был горбатым, так и остался. И судьба у него горбатая. Вечно какие-то неприятности. Знаете, сколько мне за него заплатили? Моей дочке было 14 лет, в расчет мне заплатили столько денег, что на шубку беличью по коленочки - не хватило, жена бегала, занимала».

Впрочем, несмотря на критические замечания, скульптор не отрицает того факта, что горожане ценят и любят памятник.

Народную любовь Константин Грюнберг объясняет тем, что «Черный тюльпан» и делался «по-народному», практически на энтузиазме и без диктовки властей.

«Памятник интересный, потому что он делался без денег, по моему творческому наитию. Когда за деньги под присмотром высокого начальства делается что-то, тогда все получается неинтересным, рубленным.

Вот делал я памятник Жукову – пришел мэр Чернецкий пришел и начал критику наводить, спрашивал: «Почему такой член у коня?» Я делал, как хотел, и сделал эту работу. Потом он говорил, голова не туда повернута, образ не тот. Я тогда здорово с ним сцепился».

Бывшие сотрудники мэрии «Черный тюльпан» оценивают как некий символ примирения власти и афганцев после того, как летом 1992 года те самовольно захватили еще не сданные дома на Эльмаше и так решили свой квартирный вопрос.

Сегодня чиновники говорят, что муниципалитет предоставил тысяче ветеранов квартиры в новостройках и помогал афганцам в их социальных и экономических программах. Союз ветеранов Афганистана наращивал свои экономические ресурсы и взаимодействовал с властью, а власть в сотрудничестве поднимала новые сектора экономики города.

«Это сотрудничество привело к тому, что в городе под руководством Аркадия Михайловича Чернецкого действовала мощная программа обеспечения льготных категорий жильем. В том числе была отдельная очередь для афганцев. Около тысячи семей законно получили квартиры по этой программе», - говорит бывший руководитель пресс-службы администрации Екатеринбурга Константин Пудов.

По его словам, мемориал тоже стал результатом этого сотрудничества.

«В то время государство открестилось от участников военных действий, они действительно обиделись на государство. Но город выполнял фактически государственную функцию. В дальнейшем это сотрудничество с афганцами, которые зарабатывали деньги на рынке «Таганский ряд» и на других бизнесах, получали поддержку в рамках закона со стороны властей. «Черный тюльпан» стал совместным проектом властей и ветеранов», - говорит Пудов.

Проведение конкурса по строительству «Черного тюльпана» проходило под руководством Главархитектуры и Аркадия Чернецкого, говорит бывший чиновник. Идеи пилонов, символизирующих борт самолета, рождались в сотворчестве с авторами памятника. Тогда же был объявлен общественный сбор средств, на памятник собирали и ветераны, и горожане.  

«Собрать миллионы рублей, на сегодняшние деньги, было не так просто. Для этого необходимо быть авторитетными руководителями, которые могли условно позвонить десятку руководителей предприятий позвонить и сказать: «Мужики. Надо на благое дело...» После чего скидывались все коллективы. Жаль, сегодня нам не хватает такого единства в осуществлении подобных программ», - заключил Константин Пудов.

Спустя четверть века «Черный тюльпан» остается самым масштабным и при этом народным мемориалом в городе. Безусловно, с цеховым, «армейским» характером. Здесь проводят выставки армейской техники, отмечают 23 февраля, 9 Мая, День десантника и прочие военно-патриотические праздники.

Александра Аксенова

Источник фото: читатель ЕАН, Facebook.com Областной центр реабилитации инвалидов, Алексей Колчин для ЕАН
Комментировать