August 25, 2020, 12:43 PM

Банк. Вертолет. Девушка. Вдова из Екатеринбурга добивается страховки за гибель мужа, чтобы закрыть его кредит

Два года назад супруг екатеринбурженки Ксении Власкиной Руслан разбился на вертолете в Таджикистане.

Девушка стала наследницей, она пытается добиться от банка компенсации по страховке: банк не признает случай страховым и при этом требует оплаты кредита, который остался Ксении в наследство. ЕАН поговорил с молодой вдовой и ее адвокатом, чтобы узнать подробности истории.

С приходом пандемии многие россияне задумались о страховке во время путешествий. Однако не многие понимают, что покрыть убытки бывает непросто даже в самых, казалось бы, очевидных ситуациях. Руслан Тараканов занимался экстремальными видами спорта, но причиной гибели стал несчастный случай. По словам Ксении, он очень серьезно относился к страховке.

«Я знала, что альпинизм — это не самый безопасный вид спорта, но за время, что я была с ним, я поняла, что это вторая большая любовь после меня. Он был профессиональным инструктором, водил группы в Таджикистан. В последнее время загорелся идеей получить значок “Снежного Барса”. Целью его поездки был пик Евгении Корженевской. Все прошло идеально, ребята свою вершину покорили, но не добрались до “большой земли”».

В планах у молодой семьи были дети.

«У нас были грандиозные планы. Мы мечтали о семье, активно планировали, и все оборвалось в один миг. Двенадцатого августа у него был день рождения, 13-го числа я готовилась к его возвращению, до этого мне сообщили об удачном восхождении. Я закупаю продукты на огромный торт, жду, и мне звонит его друг, сообщает, что произошла жесткая посадка, но пока ничего не известно. Мы долго ждали. Я звонила в российское посольство в Таджикистане, пыталась дозвониться до компании “Памир Пикс”, у которой он купил турпутевку. Только к вечеру подтвердили, что три альпиниста погибли, среди них был мой супруг. Моя жизнь разбилась на миллион осколков. Все погибшие находились в хвосте вертолета. Вертолет задел гору шасси и рухнул на хвост», — рассказала Ксения Власкина.

После смерти мужа Ксения обратилась в банк, в котором Руслан был VIP-клиентом, но ей временно отказали в диалоге.

 


«Мой муж являлся клиентом банка ВТБ24 и держателем пакета услуг “Привилегия new”. В рамках этого пакета он был застрахован по программе защиты путешественников. По этому соглашению банк обязался самостоятельно выбрать страховую компанию, заключить договор и вносить страховые взносы. За пользование пакетом услуг с моего супруга ежегодно снималась абонентская плата. По данной программе в случае гибели путешественника страховая компенсация составляет 20 тыс. долларов. Через несколько дней после того, как произошла эта трагедия, я получила справку о смерти, где была указана причина — “авиационная травма”. Я обратилась в банк, потому что именно в нем супруг брал кредит на 2,2 млн рублей, предоставила эти документы для того, чтобы вопрос с кредитом был остановлен до того момента, когда я вступлю в наследство. Я также обратилась в другое отделение банка с заявлением о предоставлении мне информации по страховому полису, по условиям страхования. Запросила документы, подтверждающие оплату, которую банк производил за данный полис. Я получила ответ, что банк не готов со мной общаться, он будет общаться с официальными наследниками», — поделилась с ЕАН Ксения Власкина.

После того как Ксения вступила в наследство, ей стабильно отказывают в получении страховки и требуют выплату по кредиту.

«Спустя полгода я обратилась с повторным заявлением. После этого банк мне заявил, что такого страхового полиса не существует. Мне сказали, что супруг должен был лично прийти в отделение банка и подтвердить свое желание участвовать в этой программе. Но с 2016 года пролонгация этой программы страхования осуществлялась автоматически. Одновременно с этим начались звонки из банка с просьбой единовременно погасить сумму кредита. Как наследник, я должна выплатить 2 млн 200 тыс. рублей плюс пени и штрафы, которые набежали после смерти. Я предлагаю банку решить вопрос взаимозачетом. Двадцать тысяч долларов, которые я могла получить по страховке, на тот момент были бы равны 1 млн 300 тыс. рублей. В банк обращались друзья, было написано письмо от Федерации альпинизма Урала, о том, что они готовы мне помочь и с выплатой данного кредита. Я была вынуждена подать в суд по вопросу страховой выплаты», — рассказала Ксения.

После первого заседания суда банк признался в том, что страховка все-таки есть, но появились новые условия. С вдовы требуют доказательств того, что вертолет был регулярным и лицензированным.

«Необходимо подтвердить, на каких основаниях мой супруг находился в этом вертолете и был ли он там вообще. Кто осуществлял управление этим вертолетом, была ли лицензия у пилота. Был ли этот рейс регулярным или чартерным. Запрос был отправлен в Нацгвардию Таджикистана, мы знаем, что за штурвалом вертолета были их пилоты. До сегодняшнего момента никакого ответа мы не получили. При крушении вертолета на место были отправлены службы полиции и прокуратуры Таджикистана. Все вещи моего мужа были изъяты, в том числе сумка, где находились все документы. Ни туристических ваучеров, никаких документов оплаты мне не вернули. Турагентство ни разу со мной не связалось, с родственниками других погибших альпинистов тоже», — поделилась с ЕАН Ксения Власкина.

Адвокат девушки добивается не только выплаты страховки, но и компенсации за моральный вред.

«Мы просим взыскать 20 тыс. долларов страховки, 23 тыс. рублей неустойки, они должны были выплатить страховку сразу же, весной прошлого года. Моральный вред мы оценили в сумму 200 тыс. рублей. Руслан платил за этот пакет страховых услуг 24 тыс. рублей в год, именно столько списывали с его карты.У него были большие обороты по карте, банк предоставлял этот пакет автоматически. Не исключаю, что в банке внутренне поменяли регламенты. Но я изучил все правила, нигде не указано, что клиент должен сам приходить в банк. Это банк обеспечивает сервис и комфорт. Сейчас нам необходимо, чтобы Таджикистан предоставил официальную информацию по данному рейсу. Кировский суд направил письменный запрос через Министерство юстиции Свердловской области в Верховный суд Республики Таджикистан, Верховный суд должен передать запрос в нужное ведомство. Как мы понимаем, в Национальную гвардию, поскольку ее пилоты пилотировали рейс. И по цепочке все пойдет назад. Где-то в этой цепочке запрос застрял. Если дело не будет продвигаться, то мы будем продолжать дело без этой информации. Банк будет доказывать, что это стихийный рейс и случай не страховой», — рассказал журналисту ЕАН адвокат Дамир Садритдинов.

 Комментарий банка

«ВТБ строго соблюдает обязательства, предусмотренные договором с клиентом. Компенсация клиенту или его родственникам выплачивается только при условии оформления необходимого страхового продукта и при наступлении страхового случая. Банк не вправе разглашать дополнительную информацию по данному судебному процессу третьим лицам до момента его окончания», — прокомментировали в пресс-службе кредитной организации.

Александра Аксенова

Комментировать