April 13, 2018, 9:08 AM

Книжная полка: вирус чтения по-уральски

Агентство ЕАН представляет партнерский проект «Книжная полка». Здесь мы будем размещать рецензии на актуальные новинки, рассказывать про авторов и книжные премии.

В первом выпуске проекта - рецензия на книгу минувшей зимы, которую все обсуждают, и еще два произведения про знакомый и незнакомый Свердловск-Екатеринбург. ЕАН окультуривает, господа! Партнер проекта – сеть книжных магазинов «Читай-город».

Переполненный троллейбус одиннадцатого маршрута отползает от остановки «Архитектурная академия», грузно вздыхая о дрянном уральском климате и извечных пробках. Я стою у поручня, вжатая соотечественниками в мутное стекло, за которым расплываются огни фонарей. Обдумываю, как половчее пересесть в сторону своего глубоко спального района, чувствую, как в горле першит, то ли от очередного нетипичного вируса, то ли от невысказанных в адрес бесцеремонных «соседей» слов, и вдруг ловлю себя на точном сходстве момента с зачином романа «Петровы в гриппе и вокруг него». То же едва уловимое ощущение горячечного сюра вокруг, колоритные персонажи, обрывки разговоров о Путине, программе передач и чьей-то личной жизни. Похоже, именно так чувствует себя заболевший Петров, простой уральский парень, который мечтает в троллейбусе о теплой постели и еще не знает, что нелегкая вскоре занесет его пить водку в «гробовозке», а потом и вовсе на Эльмаш.

Без обид за эту маленькую шпильку «и вовсе» - новый-старый знакомый Виктор Михайлович и правда обнаружится в лабиринтах «дворовых ухабов» района Эльмаш с притулившимся неподалеку вездесущим «Кировским». Любой свердловчанин без труда считает этот топоним, символизирующий в местном представлении удаленность от центра города. Знаковых примет для жителя Екатеринбурга-Свердловска в книжном хите Алексея Сальникова множество. Роман с отчетливым местным колоритом напоминает развеселые постановки Коляды, от которых щемит сердце, и сигаревскую «Страну Оз», и вместе с тем остается явлением самобытным, ярким и даже не то чтобы незабываемым – он будто вплавляется в твою реальность, заставляя некоторое время смотреть вокруг сквозь призму авторского слога.    

Но, как показывает опыт, удовольствие от книги «Петровы в гриппе и вокруг него» этой зимой получали повсюду: финал «Большой книги» и восторженная рецензия Галины Юзефович выдали книге уральского автора путевку в большую литературную жизнь и, судя по личным впечатлениям и множащимся день ото дня отзывам в Сети, заслуженно.

«Все случайные знаки, встреченные гриппующими Петровыми в их болезненном полубреду, собираются в стройную конструкцию без единой лишней детали. Из всех щелей начинает сочиться такая развеселая хтонь и инфернальная жуть, что Мамлеев с Горчевым дружно пускаются в пляс, а Гоголь с Булгаковым аплодируют», - Галина Юзефович, из сопроводительного слова на обложке.

По сюжету, читателя ждет встреча с тремя представителями маленькой семьи Петровых, которых друг за другом сразит вирус гриппа в опасном приближении к новогодним праздникам. Собственно, все. Но, как выяснилось, эта незатейливая фабула способна произвести сокрушительный эффект, если навертеть на нее такую фантастическую конструкцию, как это удалось автору. Выше неслучайно упомянут ушедший в прошлое Свердловск на пару с современным Екатеринбургом – время, пространство, узнаваемые характеры, весь русский сплин вкупе с нашей же разудалостью и оба города в одном сходятся в этой книге, чтобы образовать причудливый мир нелюдимого автослесаря.  

Петров – это тот тип «маленького человека» по-нашему, который и хотел бы большего, да и так хорошо. Мог бы комиксы рисовать – и рисует, вручную, после привычной работы в гараже, сыну нравится. Мог бы, может, жениться получше, но и с бывшей женой на общей жилплощади чувствует себя дома. Сын балбес, прирос к телефону и к нежностям не приучен, - но ведь свой, как есть свой. И скупой взгляд на него, разгоряченного гриппом и раскинувшего тонкие ноги, шевелит в душе Петрова какие-то неопознаваемые чувства. Да и не будет он их опознавать, просто отведет второклассника на долгожданную елку в ТЮЗ и станет томиться на парковке с вещами в руках – не стоять же больному ребенку в очереди в гардероб посреди продуваемого фойе. Собственный маленький мир крупным планом, а что с журавлем в небе стал бы делать, черт его знает. Для «своих» Петров вообще что угодно – с молчаливым принятием, целиком, без сопротивления: хоть развод без вопросов, хоть ружье в рот.

Противостоять «чужим», впрочем, Петров тоже не будет. Будет прятать лицо в воротник, чтобы не втянули в неловкую беседу - может, само рассосется. Но если уж не удастся «не узнать», - потечет по волнам, участвуя в происходящем и тщательно оберегая от вторжения «изнанку мыслей», свой чрезмерно богатый и причудливый для предложенных обстоятельств внутренний мир. И этот пресловутый внутренний мир окажется на поверку объемнее, местами – страшней или смешней – заурядной реальности с ее бесконечной русской зимой, русской же тягой к возлияниям и неистребимым вирусом гриппа под Новый год.

 

«Все стремятся к некоему идеалу жизни, который пытаются достигнуть через определенные маяки, при том что жизнь бушует вокруг этих маяков, совершенно непредсказуемая и неостановимая»

Алексей Сальников «Петровы в гриппе и вокруг него»

 

И еще две книги в знакомых реалиях

 

«Горожане. Удивительные истории из жизни людей города Е.», Анна Матвеева

Известная всем и каждому в славном городе Е. Анна Матвеева написала девять новелл, представляющих город и его не менее известных обитателей. Здесь живет драматург с мировым именем Николай Коляда, родился великий скульптор Эрнст Неизвестный, встретились когда-то и подружились опальный маршал Жуков и знаменитый уральский сказочник Бажов. Владимир Шахрин - еще не ставший лидером легендарной группы «Чайф» - меняет пластинки на барахолке, Евгений Ройзман - будущий мэр - читает классиков в тюремной камере, на улицах эпатирует публику старик Букашкин - незабываемое лицо города. Еще стоит нерушимо Ипатьевский дом - место казни императорской семьи, а будущий хозяин страны Борис Ельцин - пока только студент. 

«Ёбург», Алексей Иванов

Города Ёбурга нет на карте. В Советском Союзе был закрытый промышленный город-гигант Свердловск, в России он превратился в хайтековский мегаполис Екатеринбург, а Ёбург — промежуточная стадия между советской и российской формациями. В книге Алексея Иванова — сто новелл о Екатеринбурге на сломе истории: сюжеты о реальных людях, которые не сдавались обстоятельствам и упрямо строили будущее. Эпоха перемен порождала героев и титанов, и многих из них вся страна знала по именам. Екатеринбург никогда не «выпадал из истории», всегда решал за себя сам, а потому на все жгучие вопросы эпохи дал свои собственные яркие ответы. И это произошло во времена Ёбурга.

 

 

Фото: pixabay.com, скриншот «Страна Оз»