04:10 12.01.2018

Самые влиятельные диаспоры Среднего Урала. Узбеки. Часть первая

ЕАН продолжает спецпроект, посвященный самым многочисленным и влиятельным в Свердловской области диаспорам. Наш очередной материал посвящен выходцам из Узбекистана.

Национальные диаспоры на Среднем Урале, крепко удерживающие в себе культуру и традиции, порой кажутся закрытыми. Если речь идет о трудовых мигрантах, то все представления о них заканчиваются стройками, рынками или уборкой городских улиц. В первую очередь, с ними в уральской столице ассоциируются таджики, которые входят в число самых многочисленных местных национальных групп.

Однако среди уроженцев Средней Азии, отправившихся на заработки в Екатеринбург, очень мощным был и остается поток узбеков. За последние 30 лет пребывания в уральской столице они сформировали монолитное и вместе с тем неприметное сообщество.

Не первая волна

Екатеринбург принимал уроженцев Узбекистана задолго до 90-х годов, когда принято отсчитывать основную волну трудовых мигрантов. Еще в годы Великой Отечественной войны — в 1941-1942 годах в Узбекской ССР была сформирована трудовая армия. Добровольцами в нее записалось порядка 155 тыс. человек. Из них на Средний Урал были распределены более 15 тыс. трудармейцев. В основном они работали на Уралмашзаводе. Тогда-то и сформировались первые диаспоры, но просуществовали они недолго.

Председатель организации «Общество дружбы Урал-Узбекистан» Абид Туратов отмечает, что уже в те годы начали появляться и традиционные культурные точки узбеков — чайханы. Однако такого укоренения в Свердловске, как, например, у эвакуированных сюда евреев, среди уроженцев Узбекистана не произошло. После окончания войны они также массово начали покидать Урал, как и приехали сюда. О трудовых армиях из Средней Азии свидетельствуют сегодня только небольшое количество памятников, разбросанных по региону.

Следующий крупный поток уроженцев Средней Азии в Свердловскую область пришелся на конец 80-х. В основном это были студенты-узбеки, приехавшие на учебу, и уже в 90-е годы их число в регионе увеличилось за счет притока трудовых мигрантов.

В отличие от таджиков жителям Узбекистана не нужно было отправляться в Екатеринбург как пионерам на разведку, поскольку кое-какие связи к тому времени имелись. За последующие 30 лет те из узбеков, кто попал сюда в юности, выросли из разнорабочих в бизнесменов, руководителей. Некоторые стали госслужащими.

В частности, один собеседник Иззат начинал в Екатеринбурге работать на рынке, затем занимался перевозками. Со временем ему удалось набраться опыта на открытие чайханы. Уроженец Киргизстана, узбек по национальности Тахир за последние 25 лет дорос с рабочего на стройке до прораба.

Однако о каком-либо укорении узбеков в Свердловской области по факту говорить не приходится. Ни в 90-х, ни сегодня мало у кого из приезжих возникали мысли осесть на Среднем Урале.

«У меня никогда не было идеи здесь поселиться. У меня на родине свой дом, машина, бизнес. Кто вообще поменяет Ташкент, где прекрасная погода, на уральский климат, где полгода — зима? Сюда я уже по привычке приезжаю, а как уйду на пенсию — осяду на родине», — говорит Тахир.

 

Сколько стоит стать русским узбеком

Однако на сегодняшний день, как отмечает Тахир, число желающих поехать на заработки в Россию значительно сокращается — в первую очередь среди молодежи. И связано это не с кризисом или сокращением рабочих мест.

Для узбеков, по их признанию, работы как таковой в Екатеринбурге меньше не стало. Свою роль сыграло ужесточение миграционного законодательства.

Сегодня, чтобы легализоваться в Екатеринбурге, приезжему необходимо иметь первоначальный капитал — от 20 тысяч рублей. В эту сумму входят прохождение медосмотра (около 4 тысяч рублей), сдача экзамена (почти 5 тысяч рублей и по 1,8 тысячи рублей за пересдачу), оформление патента на работу, налоги.

Легализоваться мигранту не всегда удается с первой попытки из-за бюрократических проволочек (например, не вовремя пришли документы из одного ведомства в другое), и все приходится начинать сначала.

«Эти 20 тысяч рублей — средняя зарплата для рабочего (мигрант в Екатеринбурге получает от 15 до 20 тысяч рублей, — прим. ЕАН). Откуда он эти деньги возьмет? Была бы у него эта сумма, он бы дома остался. До всего этого (до ужесточения правил, — прим. ЕАН) я приезжал домой и ко мне подходили люди — просили взять с собой. Сейчас уже никто не подходит», — говорит Тахир.

В некоторых случаях работодателю приходится брать на себя все расходы по устройству мигранта на работу. Эта сумма засчитывается рабочему в качестве аванса за будущую работу. Однако и после прохождения всех бюрократических процедур узбеки не чувствуют себя юридически защищенными. В первую очередь это проявляется при спорах с работодателями. Самый распространенный повод — невыплата заработной платы.

Тахир  

«Часто, когда приходишь, и работодатель говорит: "Нет денег". А за ним юристы стоят. Для того, чтобы деньги вернуть, в суд надо подавать, адвоката нанимать. А адвокат минимум возьмет за свои услуги 50 тысяч рублей. Где их взять? Второе. Сами мигранты не умеют порой договоры заключать. Это у меня высшее образование, я могу документы читать. У других только рабочие навыки, и ничего больше. Работодатель это знает и "кидает" людей»

По его словам, в таких ситуациях мигранту просто некуда пожаловаться — нет специального органа, который решал бы такие вопросы. Абид Туратов высказывал идею создать специальный институт уполномоченного по правам мигрантов. Но всерьез ее власти не рассматривали.

Туратов предлагал госорганам и другие механизмы, которые позволили бы улучшить жизнь мигрантов в Екатеринбурге. Как и предыдущая инициатива, эти идеи остались без отклика.

Абид Туратов  

«Я в качестве примера рассказывал, что в Ташкенте в некоторых больницах нерезидентов принимают вне очереди, будь пациент с Киргизии или из России. Чиновники удивлялись, но лишь плечами пожимали»

Определенного взаимопонимания узбекам удалось добиться лишь при общении с полицией.

«За разговоры про терроризм можно в морду получить»

По официальной линии диаспора работает с правоохранительными органами по линии профилактики экстремизма и межэтнических конфликтов. За пределами кабинетов свердловские полицейские к уроженцам Узбекистана, по словам приезжих, относятся спокойно. Даже к тем, кто строго держится предписаний Корана и обычаев, выделяясь
этим из обычных мигрантов.

Как объясняет Тахир, за идеологические воззрения его земляков правоохранители не беспокоятся, поскольку сегодня завербовать мигранта в какие-либо группировки достаточно сложно. 

«Сейчас кому из наших скажи про ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация, — прим. ЕАН), можно в морду получить. Были те, кто заблудились, но они погибли уже. А за что? Это ведь все политика, это не исходит из Корана. Ни в одной книге не написано, чтобы пойти и убивать. Узбеки и сами видели войну на своих землях, насмотрелись — хватит», — рассуждает Тахир.

Так же далеки узбеки от межэтнических конфликтов, а все споры внутри диаспоры отдают на суд старейшин. В случае серьезных происшествий диаспора сразу обращается в полицию, избегая самостоятельных разборок.

Абид Туратов  

«Если киргиз с узбеком поругались в быту, то их быстро охладят. Мы их не бьем, не ругаем. Участников конфликта просто приводят — поговорить. И тот, кто прав, сам спросит с обидчика, но без рукоприкладства»

«Когда молодежь начинает ссориться, то сразу надо старших вызывать, — добавляет другой собеседник ЕАН Фархад. — Молодые против них ничего не смогут сделать, они не могут с ними пререкаться. Молодой может только попытаться объясниться, и все. И мы своих детей учим, что если кто начинает задирать — не надо в ответ ничего говорить. Я сыну говорю: "Уходи от диалога в таком случае. Мы здесь гости и не должны что-то диктовать"».

Тахир добавляет, что вне зависимости от того, внутри диаспоры конфликт или за его пределами, узбеки и киргизы не будут подниматься и с ходу пытаться наказать виновных. У этих народов заведено сначала разобраться в подоплеке спора и решить вопрос без силовых методов.

По всей видимости, именно из-за обычая решать конфликты без скандалов и громких разбирательств община узбеков и является столь неприметной в Екатеринбурге. 

Екатеринбург без мигрантов

На сегодня Узбекистан для некоторых отраслей Среднего Урала является безальтернативным источником дешевой рабочей силы. Однако из-за появления в Средней Азии собственных больших строек все больше узбеков предпочитают оставаться дома.

Поток мигрантов из этой страны и дальше будет сокращаться, последствия для уральцев будут не самые радостные.
В первую очередь, следует ожидать увеличения себестоимости жилья, перевозок, еды и коммунальных услуг. В этих сферах и задействована большая часть трудовых мигрантов.

Где пригодились

Расценки на одну и ту же работу у иностранных и местных работников разнятся в два, а то и три раза. Например, если мигрант проводит оштукатуривание из расчета 110 рублей за кв. м, то екатеринбургский мастер возьмет за работу 250-350 рублей. За укладку керамической плитки иностранец возьмет 250-350 рублей за кв. м. Екатеринбуржец свою работу оценивает от 800 до 1,5 тысячи рублей.

Подобная картина и в агропромышленном комплексе. Руководители сельхозпредприятий поясняют, что предпочитают брать на работу мигрантов, ценят их больше за надежность и дисциплину. 

«За сельское хозяйство местные брались охотно 15 лет назад, но сейчас на них не всегда можно надеяться. Работник может просто загулять, а иностранец в любом случае выйдет на работу. Мне кажется, что для мигрантов, работающих в сельском хозяйстве, некоторые требования излишни. Ну, например, зачем им устраивать экзамен по истории России, когда у нас местные и половины не знают», — рассуждает руководитель сельскохозяйственного предприятия «Битимский» в Первоуральском городском округе Михаил Мальцев.

Старшие среди узбеков за время долгой работы в Екатеринбурге давно вышли из разряда обычных разнорабочих. Многие из них на предприятиях заменяют собой и менеджеров среднего звена, и отдел кадров. Зачастую им, как наиболее опытным, переданы все права по формированию рабочих бригад. Таким образом, в случае полного выбывания мигрантов из экономики Екатеринбурга компании теряют не только дешевую рабочую силу. Работодатели потеряют и управленческие кадры, отвечающие за отдельные этапы производства или строительства.

Эти моменты и превращают диаспору узбеков в одно из влиятельных сообществ в Свердловской области. Но помимо этого, уроженцы Средней Азии за последние 30 лет создали в Екатеринбурге свою культурную прослойку.

Об этом ЕАН расскажет в следующей части проекта.

Фото: news.bbc.co.uk

Самые влиятельные диаспоры Среднего Урала. Часть первая. Армяне

Самые влиятельные диаспоры Среднего Урала. Часть вторая. Таджики

Новости